«Ex aequo et bono» («По справедливости, а не на основе формального закона») Официальный наблюдатель о решении Верховного Суда Украины по жалобе Виктора Януковича

25.01.2005 10:23

Анализ решения Верховного Суда Украины от 20 января 2005 года  по жалобе кандидата  в Президенты Украины В.  Януковича.

Определение, вынесенное судом при  принятии жалобы ограничило не только  требования, но и  права и заявителя

Гражданско-процессуальный кодекс Украины (ГПК)  не предоставляет Верховному Суду  Украины правовой возможности самостоятельно  отменять,  изменять,  дополнять  требования, изложенные в жалобе. Все положения ГПК Украины (статьи   136, 137, 143, 232,  243-7), определяющие  порядок обжалования решений ЦИК Украины в Верховном Суде  закрепляют за инициатором  обжалования исключительное право формулировать свои требования и предъявлять их суду.  Однако, суд при принятии  жалобы совершил  не предусмотренную  статьей 143 ГПК селекцию требований,  еще не рассмотрев дело по существу.

Суд  мог на  законном основании  отказать в принятии жалобы, если бы имелись доказательства  рассмотрения   иных жалоб, решения  по которым  исчерпали предмет жалобы В. Януковича.

Вместо этого суд принял  жалобу  в целом,  но ограничил  заявителя в праве  требовать  признать  незаконным  решения ЦИК Украины и установить некоторые юридические факты. Например,  требование   жалобы установить  судебным решением  факт невозможности  достоверно определить результаты  волеизъявления  избирателей   в связи с массовыми нарушениями  принципов и норм избирательного  процесса,  было  квалифицированно судом как ранее рассмотренное ЦИК Украины, а потому  не подлежащее рассмотрению. По утверждению поверенных В. Януковича,  подкрепленному документами, в том числе  представленным в суде, ЦИК не рассматривал подобного рода  жалоб. В попытке преодолеть не правовую позицию суда поверенным В. Януковича  было заявлено ходатайство об уточнении требований жалобы. По этому поводу 18 января 2005 года суд  вынес определение, содержание которого не может быть  признано процессуальным, поскольку не содержит  необходимой юридической определенности («Принять к рассмотрению  уточненные  требования представителя … В. Януковича, в части признания неправомерными  действия и бездействия   ЦИК Украины относительно повторного голосования 26.12.04 г., которые не были предметом рассмотрения ЦИК и Верховного Суда Украины, в принятии иных дополнительных требований отказать»).

Этим определением, к сожалению, суд не  установил, какие именно требования  приняты к рассмотрению, а какие (хотя и  незаконно)  остались за пределами  его внимания.

В такой ситуации от суда можно было бы ожидать  обычной судейской скрупулезности для   точного определения  всех требований, т.е.   формирования предмета  судебного  рассмотрения. Тем самым законно и  корректно был бы консолидирован предмет доказывания, а значит - созданы  условия для состязательности, непосредственности  процесса и равенства его участников. Напротив, суд  уклонился от таких действий, что отрицательно сказалось на  уровне судоговорения и, как следствие, на качестве судебного решения. 

Например,  в судебном решении говорится, что суд рассмотрел уточненные требования заявителя. В действительности, в судебном решении воспроизводятся только те  требования, которые были определены самим судом, а не  заявителем и без какого-либо их  последующего уточнения.

Формальный  и противоречивый характер решения суда

С сожалением приходится констатировать, что   в  анализируемом  решении,  как и в решении Верховного Суда Украины от 3 декабря 2004 года,  не дана оценка многочисленным документам, подтверждающим или опровергающим  доводы заявителя.

В целом   решение не отражает реального хода судоговорения  и  не содержит  оценку пояснений сторон, свидетельских показаний, представленных суду письменных документов.

Суд в решении  не установил, имели ли место  нарушения  прав заявителя, а также избирателей,  носили  ли     они массовый характер. Также  суд  обошел молчанием даже допущенное к рассмотрению требование о восстановлении  прав граждан в связи с нарушениями путем назначения повторных выборов.

Также  в решении  отсутствует анализ  правоотношений,  возникших в связи  обстоятельствами,  и на которые указывал  заявитель как на доказательства своей правоты. Вместо анализа  этих правоотношений суд сослался на факт обращения В. Януковичем в ЦИК Украины и в Верховный Суд  с  иными жалобами   и требованиями о признании неправомерными  действий и решений ЦИК. Используя формальное совпадение   обжалованных решений ЦИК, и  игнорируя различия требований заявителя, суд поставил знак равенства между решениями, которые состоялись по обращениям В. Януковича и рассматриваемой  жалобой. В такой ситуации решение суда не трудно было предугадать. Однако невозможно было предположить, что суд   назовет формальные  препятствия  к рассмотрению  жалобы  недоказанностью требований заявителя. Противоречивость  решения состоит в том, что суд  отказался рассматривать доводы заявителя, поскольку они были заявлены  в иных жалобах, но решение вынес  ссылаясь  на  недоказанность и  необоснованность требований жалобы, так как если бы он рассмотрел дело по существу («доводы заявителя о нарушении принципов и основ  избирательного процесса, …прав избирателей…, которые  по его мнению делают  невозможным  установление результатов голосования безосновательны, поскольку… деятельность... и решения ЦИК… обжаловались  в Верховном Суде…, который вынес решения об отказе»…).

Очевидно, упомянутое нами выше Определение суда от 14 января 2005 года  «освободило» суд от непосредственного судебного рассмотрения всех заявленных требований.  Суд, по нашему мнению,  и в этой ситуации имел возможность обратиться к наиболее  важным  для заявителя и избирателей  требованиям, например,  об установлении факта  нарушений, которые делают невозможным достоверно установить результаты волеизъявления избирателей.   Он мог бы уделить этому больше внимания, для того, чтобы не оставлять сомнений в  легитимности  действий и решений ЦИК, результатов выборов в целом, но не сделал этого.

Гражданско-процессуальный кодекс (статья 160) требует от Верховного Суда, непосредственно исследовать доказательства: заслушать объяснения участвующих в деле, показания свидетелей,  заключения экспертов и специалистов, ознакомиться с письменными  и вещественными доказательствами. Исключения из этого правила установлены только законом, например,  статьей 32 ГПК, которая придает заранее установленную  силу фактам, признанным гражданским судом по иным делам, если только стороны при рассмотрении иного дела были те же. В этом случае участник процесса может  ссылаться на доказанность   таких фактов. Решения по таким делам имеют преюдициальную силу для нового рассмотрения в гражданском суде,  в споре между теми же сторонами. Дело по жалобе кандидата В. Януковича   рассматривалось  с участием заинтересованного лица – кандидата В. Ющенко, что изменяло состав участников процесса и ранее вынесенные решения  суда для рассматриваемого дела  преюдициального  значения  не  имели. Суд сослался на невозможность рассмотрения ряда требований жалобы    исходя из статьи 136 ГПК, однако ее положения ограничивали права заявителя только в том случае, если имелось совпадение сторон, требований и  их оснований. Суд имел возможность выяснить, имеется ли подобное совпадение в той мере, которая препятствует рассмотрению   дела по существу, но  не сделал этого.

Такая позиция суда не согласуется  с многочисленными  международно-правовыми актами, обязывающими суды Украины  отправлять правосудие  на принципах права и справедливости. Всеобщая декларация  прав человека 1948 года (статья 8) предусматривает,  что каждый человек  имеет право  на эффективное  восстановление  прав  компетентными  национальными судами в случае нарушения  этих прав, предоставленных Конституцией.  С этой точки зрения очевиден  отказ суда по существу разрешить важнейшую проблему процесса -  правомерно и законно ли до судебного заседания  определять содержание и  характер требований заявителя.  Многочисленные  пояснения участников процесса о том, что формулы требований жалобы не повторяют  требования  рассмотренных жалоб, остались без внимания и оценки  суда.  Особенно заметна  бессодержательность и формальность решения суда  в той его  части, где он должен был  бы указать на причины отказа в восстановлении прав граждан и кандидата В. Януковича. Это требование обойдено судом молчанием.

Право на эффективные  средства защиты  закреплено также  Международным пактом  о гражданских и политических правах (статья 2) и Конвенцией  о защите прав человека и основных  свобод ( статья 13).  

Право на судебную защиту  является одним из конституционных прав в Украине.  В Решении Конституционного Суда  Украины от 3 января 2003 года (дело 1-12/20-03), в частности отмечается:  «правосудие  по своей сущности   признается  таковым  лишь в случае, если  оно отвечает  требованиям справедливости и обеспечения эффективного восстановления  прав».

В решении Конституционного Суда Украины  от 2 ноября 2004 года  по иному делу   отмечается, что право  зачастую оказывается  шире и   содержательнее  закона, который может быть  несправедливым.  «Право  не ограничивается  лишь законодательством как одной из  его форм, а включает иные социальные регуляторы, в том числе -  нормы морали  традиции, обычаи и иные, которые легитимированы обществом и обусловлены исторически достигнутым культурным уровнем развития общества. Все эти  элементы права  объединяются качеством, которое отвечает требованиям  идеологии справедливости, идей права, которая в решающей мере нашло отражение  в Конституции  Украины».     «Справедливость, как отмечается в этом же Решении Конституционного Суда, - является основным  положением права, является    решающим  в значении его как регулятора общественных отношений, одного  из общезначимых  проявлений права» .

Формальный подход  Верховного Суда Украины к рассмотрению жалобы кандидата В. Януковича  обусловил явную  несправедливость вынесенного решения.  Как следствие, решение суда не соответствует международно-правовым актам,   не соответствует существующим в украинским обществе представлениям  о праве и справедливости.

Ход судебного заседания  был  отмечен  отступлениями  от процессуального закона,  на   что  указывается мною в  соответствующем заключении. 
Юридический  анализ хода судебного  заседания 17-20 января 2005 года по жалобе  В. Януковича

Ход судебного заседания    по жалобе В. Януковича   заставил меня как официального наблюдателя и адвоката сделать несколько нелицеприятных выводов.

1. 14 января 2005 года судья Верховного  Суда Украины  Л.И. Григорьева  вынесла определение о возбуждении гражданского дела по жалобе кандидата В. Януковича и назначении  дела к слушанию на 17 января 2005 года. При этом единолично судьей определено, что может стать предметом судебной защиты, а что не может стать предметом судебного рассмотрения и защиты.  Определение вынесено без присутствия сторон, обжалованию не подлежало.

По моему мнению,  это определение существенно ограничило правовые и процессуальные возможности В. Януковича  как заявителя, поскольку суд не предоставил предусмотренные законом возможности предъявлять любые требования,  предусмотренные законом, в том числе -  обосновывающие основное требование  о признании недействительными итогов голосования 26 декабря 2004 года. Таким образом, поверенные В. Януковича были лишены возможности представлять  доказательства, например,    об установлении фактов  нарушения  прав  инвалидов,  пенсионеров и людей  с ограниченной подвижностью  при проведении повторного  голосования 26 декабря 2004 года. 

Попытка  поверенных уточнить  требования жалобы привела к вынесению судом 18 января 2005 года беспрецедентного определения,  которым Верховный Суд попытался за заявителя сформулировать   его требования. Содержание   определения показывает, что весь объем ранее заявленных  требований  судом свелся к неопределенной фразе о допустимости требований   заявителей о признании неправомерными действий и бездействий ЦИК Украины 26 декабря  2004 года, а также иных действий и бездействий этого органа только в том объеме, который не был рассмотрен в ЦИК и Верховном Суде Украины. (Мы пользуемся расшифровкой текста прямой телетрансляции заседания суда). Суд, ограничив пределы обжалования,  не предложил поверенным В. Януковича уточнить требования с учетом   этих ограничений.

Активное вмешательство Верховного Суда Украины в определение требований  заявителя (дважды вынес определение по одному и тому же поводу) привело  к существенному сужению  процессуальных возможностей В. Януковича.  Верховным Судом была поставлена  под сомнение  принципиальная возможность   рассмотрения заявленных требований. По существу мы столкнулись с отказом  в правосудии,  с  недвусмысленно высказанной позицией суда о бесперспективности судебной защиты  кандидатом своих прав. Этой позиции  суд последовательно придерживался и   при приеме жалобы, и при последующем ее рассмотрении, а также при рассмотрении ходатайств поверенных В. Януковича об отводе судьи Л.И. Григорьевой и составу коллегии в целом.

2. Возникшая процессуальная неопределенность требований жалобы  В. Януковича сказалась на всех стадиях процесса. Формальным  и бессодержательным стало ознакомление с материалами дела и изучение  доказательств. Также формально суд подошел к допросу ранее вызванного свидетеля Райковского Б.С. – члена ЦИК Украины, высказавшего свое мнение, не совпадающее с мнением  иных членов этого органа. Суд неожиданно принял определение    об отказе от   его допроса.    Это процессуальное решение свидетельствует об отходе суда от принципов всестороннего  и полного рассмотрения всех обстоятельств дела.  Так по масштабному делу был допрошен единственный свидетель.

Неопределенность  требований  жалобы в изложении Верховного Суда также привела к неопределенности предмета доказывания, что исключило  саму возможность эффективно отстаивать  в суде свою правоту.  Не зная,  какие именно требования обосновывать, сторона заявителя   была существенно ограничена  и в средствах доказывания, и в возможности доказывать путем анализа и оценки имеющихся в деле документов, путем представления новых доказательств.  В зале суда не было просмотрено ни одной видеозаписи. Один из членов коллегии суда заявил, что в деле имеется не 621 том, а 645. Представители кандидата В. Ющенко  вне судебного заседания приобщили к делу  документы подтверждающие их доводы, однако суд в нарушение принципов непосредственности и устности процесса не огласил их содержание.

3. 18 января  2005 года  поверенными В. Януковича были заявлены ходатайства,  в том числе  - об отводах как председательствующего, так и всей коллеги  в целом.  Все они  оставлены без удовлетворения. Суд одновременно с отказом в ходатайстве вынес определение, которым оценил процессуальную активность стороны как злоупотребление  процессуальными правами. К сожалению, обоснование такой оценки в необходимом объеме  не прозвучало.  Столь жесткая  оценка судом действий представителей В. Януковича, на мой взгляд, не  соответствовала  ходу судебного процесса и не соответствовала принципам  состязательности и равенства участников  процесса.

Представители В. Януковича были обязаны активно отстаивать права  доверителя, требовать от суда проведения всех необходимых  и законных действий,  способных  подтвердить их правоту. Представители  не располагали иными  формами   взаимодействия с судом  на этой стадии, кроме  ходатайств и   заявлений процессуального свойства. 

Многозначительным оказался и момент негативной оценки судом действий поверенных:  о злоупотреблениях было сказано сразу после  того, как соищущие  правды  и защиты в суде попросили об отводе  председательствующего и всей коллегии в целом.  Двусмысленность  положения суда состояла в том, что   его оценка прозвучала как ответ   на просьбу о гарантиях непредвзятого рассмотрения жалобы.   Отклоненные судом ходатайства, как правило, приводят к заявлению все новых ходатайств, их количество увеличивается, если только сторона не смирилась со своей участью. С такой позицией и столкнулся Верховный Суд Украины, но сделал  вывод о  злоупотреблении правами.

4. Отдельного внимания заслуживают действия суда по  применению процессуального закона о сроках рассмотрения жалобы. Статья 243-18 Гражданско-процессуального кодекса Украины  предусмотрела 10-ти дневный срок  рассмотрения жалобы. Таким образом, поступившая в суд  14 января 2005 года жалоба должна была быть рассмотрена до 24 января. Однако суд без дополнительного обоснования посчитал необходимым применить иные сроки, предусмотренные частью 5  статьи 96 Закона «О выборах Президента Украины», т.е. 5-ти дневный срок . Такое прочтение закона  не основано на его непосредственном содержании. Частью первой той же статьи 96 устанавливается приоритет  процессуального закона перед Законом «О выборах Президента Украины», например,  формулой «судебное рассмотрение жалоб  осуществляется в порядке предусмотренном  законом, с учетом особенностей установленных настоящим (т.е. избирательным) законом». 

Очевидно, что два названных  закона соотносятся как общий (ГПК)  и специальный, а также как процессуальный и смешанный. Правила специального  закона применяются дополнительно и в случае противоречия   приоритет остается за общим законом. Правила процессуального закона приоритетны для суда при рассмотрении дела, даже в том случае, если специальный закон содержат процессуальные нормы. При этом любая трактовка закона должна исключать возможность  ограничения прав  гражданина, в особенности того из них, кто обратился  в суд  с требованием о защите права. 

Иная трактовка  неизбежно приводит  к противоречию  между нормами   Закона «О выборах Президента»   - между  частью  1 статьи 96 и статьей  3 Раздела ХIII  этого же закона.  Это  противоречие состоит в  том, что  избирательный закон предусмотрел для судебного рассмотрения  жалоб  приоритет не свой, а  иного закона (процессуального),но   норма статьи 3 Раздела ХIII   предусматривает преимущество избирательного закона перед иными законами  в случае  несоответствия актов  законодательства  избирательному закону. Однако,  закон не может считаться  внутренне противоречивым –  тогда его невозможно применять.  В этом случае, исходя из  толкования  вышеуказанных законоположений, необходимо сделать вывод о  правомерности рассмотрения  жалобы на основе  ГПК и с учетом норм избирательного закона в тех, например, случаях, когда ГПК не урегулировано процессуальное правооотношение.  

Судебная практика такова, что фактически бремя доказывания в суде лежало  на  В. Януковиче и  на его поверенных.   С учетом особенностей рассматриваемого дела,   его сложности  и масштабности, ограничение срока рассмотрения жалобы  не может быть  признано соответствующим принципам  равенства граждан перед законом,  разрешения дела на основе конституции,  состязательности процесса.   Из-за ограничения срока рассмотрения жалобы одна из сторон  получила преимущество, которое состояло в том, что суд оказался не в состоянии  в столь краткий срок рассмотреть все доводы сторон   обстоятельно и  всесторонне.  В условиях дефицита процессуального  времени выигрывает  не тот, кто доказывает нечто новое и не тот, кто оспаривает принятое решение.

Спешка  суда неизбежно привела  и к иным отрицательным последствиям .  Например, суд 18 января  по ходатайству заявленному представителем В. Ющенко вынес определение об ограничении тем же самым  5-ти дневным сроком запрета публикации  обжалованных постановлений ЦИК Украины. Остается сожалеть, что суд  таким образом не оставил никаких сомнений  относительно содержания своего будущего решения.  Трудно представить, что возобновленная  судом процедура обретения избранным  кандидатом прав Президента Украины может быть прервана или приостановлена решением суда во второй или третий раз в случае полного или частичного удовлетворения жалобы. Многие наблюдатели в этот момент  сделали  вывод о предопределенности  решения суда.

Кстати говоря, в ходатайстве представителя В. Ющенко (как мы смогли это понять находясь в зале суда) вовсе не звучало требование об ограничении запрета неким сроком, речь шла только об отмене  запрета публикации обжалованных постановлений. Суд вышел за пределы  заявленного ходатайства, поскольку в  нем речь шла только об отмене  запрета публикации. Суд же вынес определение об ограничении  срока запрета временем  судебного процесса, т.е. 5-тью днями,  и, практически за представителя  стороны  определил  одно из возможных  его требований, а затем его же удовлетворил.

Ограничение срока рассмотрения жалобы стало, очевидно, основанием  введения судом не  предусмотренного  ни одним законом Украины «регламента»  судебного заседания. Для  пояснений каждая сторона (сколько бы ни было представителей)  получила 1,5 часа, а для выступления в прениях – 1 час 50 минут.   Критерии оценки «регламента» не следует  отыскивать  -  они закреплены   в законодательстве. Это  положения Конституции Украины о праве на  законное рассмотрении в суде своего дела и принципы гражданского процесса,  закрепленные в ГПК о состязательности, равноправии, полном и объективном рассмотрении дела. Вряд ли этим принципиальным положениям  соответствует  «регламент», поскольку он не учитывал  особенностей дела, отменил правовую  возможность предъявить суду доказательства массовости нарушений избирательных прав граждан 26 декабря 2004 года, исключил возможность обращаться к конкретным документам дела, к новым документам и предъявлять их суду.

Примечательно, что только оглашение документов, приложенных к жалобе  по описи   отняло у  суда  около часа. Немногим больше суд  дал сторонам время на то, чтобы на основе или в связи с  этими  документами изложить систему аргументов. Вряд ли это было возможно для любой  из сторон процесса .

Ход  судебного заседания заставляет сделать неутешительный вывод о несоблюдении  Верховным Судом Украины норм  действующего законодательства  и принципов процессуального законодательства при рассмотрении жалобы кандидата в Президенты Украины В. Януковича 17-20 января 2005 года.

Сергей Мирзоев
Адвокат

Новости по теме


25.01.2005 10:23«Ex aequo et bono» («По справедливости, а не на основе формального закона») Официальный наблюдатель о решении Верховного Суда Украины по жалобе Виктора Януковича

26.09.2004 14:43ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПАНКРЕАТИТ ЮЩЕНКО

18.07.2004 11:13ЮЩЕНКО - КЛЮЧЕВАЯ ФИГУРА В ВОПРОСЕ РАЗВАЛА ЭКОНОМИКИ УКРАИНЫ