Политическая жизнь Украины в первые годы независимости

25.04.2005 12:20

Политическая жизнь Украины в первые годы независимости ознаменовалась острыми противоречиями между Президентом, правительством и парламентом. Они отражали столкновение интересов различных групп украинского капитала, чиновничества и других общественных сил.

Политическую ситуацию осложняло неумение администрации всех уровней управлять страной по-новому. Противников теперь нужно было не ломать, не уничтожать, а обыгрывать, уметь не только враждовать, но и ладить с нимипривыкать к сосуществованию, компромиссам, союзам и торговлеуступками. Школа советской классовой борьбы, через которую прошли всеучастники новой власти, тут негодилась. Командный административный стиль управления ужене работал, новый ещё не выработался.

Центральной власти пришлось иметь дело не только с политической оппозицией, но и с конкуренцией региональных властей. Правительство было обеспокоено перетеканием власти и собственности из центра к реги-ональнымправящимэлитам,выражавшиминтересы формирующегося местного капитала.

Президент и правительство (тоже в недавнем прошлом комму-нисты) были вынуждены стать инициаторами рыночныхи демокра-тических реформ, поскольку это было необходимо для укрепления их личной власти.
1. Политический курс правительства Украины.

В январе 1992 года на сессии Верховного Совета Л. Кравчук провозгласил курс на консолидацию всех политических сил ради строительства государственности. По инициативе правительства возник союз бывших коммунистов с националистами. Между недавними непримиримыми про-тивниками произошёл раздел сфер влияния и интересов:
бывшие коммунисты сохранили стра-тегические позиции, оставивза собойруководство экономикой, финан-сами, налогами, транс-портом,связью, армией,внешней политикой, таможней, МВД и СБУ.
Националистам отдали в управление идеологию, просвещение, культуру, некоторые средства массовой информации, освободив несколько кресел в парламентских комитетах и министерских кабинетах.

Не все националисты пошли на сговор с желтеющими “красными”. Непримиримые радикалы остались в оппозиции, не желая продаваться по дешевке. Им нужна была вся власть без остатка, а не её жалкие фрагменты.
2. Политика парламента.

Всегда проистекают из того
Конфузы человеческого множества,
Что делается голосом его
Крикливая нахрапистость ничтожества.

Самой организованной, многочисленнойи дисциплинированной силой в парламенте были коммунисты. Официальныйзапрет компартии не изменил мнения, настроения и привычки членов Верховного Совета Украины. Спрятав партбилеты, они оставались коммунистами и вели себя как коммунисты, всячески препятствуя демократическим и рыночным реформам. Правительство было вынуждено считаться с мнением депутатов Верховного Совета, так как во многом зависело от них.

Для противодействия левой парламентской оппозиции президент Кравчук вступил в союз с представителями “Руха”. Так возникла фракция – “Конгресс национально-демократических сил” (КНДС). Но она не долго лоббировала реформаторские инициативы власти,преодолевая сопро-тивление коммунистического большинства.Вскоре Кон-грессраспался, посколь-кууего участников не было ничего общего кроме общих врагов.“Руховцы” верну-лисьврядыоппозиции, неудовлетворённые союзом с правительством.

Следом в ВС возник альянс “Новая Украина” во главе с В. Филенко и В. Евтуховым, выражавший интересы той части хозяйственников, чиновников, банкиров и капиталистов, которая была заинтересована в ускоренном движении к рынку. Его участники критиковали правительство В. Фокина и разработали проект радикальной программы капиталистических реформ. Они же выдвинули кандидатуру Л. Кучмы на пост нового премьер-министра.
3. Политические партии и движения.

Сейчас полны гордыни те,
Кто, ловко выбрав час и место,
В советской затхлой духоте
Однажды пукнул в знак протеста.

“Правые” политические силы. На заре “незалежности” самой массовой и влиятельной оппозиционной силой Украины был “Рух”. Он объединял самые разные незрелые и слабые политические течения, позволяя им, сплотившись под знамёнами “Руха”, уцелеть в атмосфере политической гегемонии и террора КПСС и приобрести начальный опыт политической деятельности.

Сильной стороной программы “Руха” была её негативная часть – последовательное и бескомпромиссное отрицание всего советского и коммунистического. Как жить иначе? – позитивная часть программы – была развита слабее. Она состояла:
из общих пожеланий демократии и рынка западноевропейского образца.
Призывала к переориентации внешней политики с плохой “москальщины” на хорошую Европу или Америку.
В ней не было ни серьёзного проекта некоммунистического будущего страны,
ни представления о том, как от плохого советского настоящего уйти в хорошее несоветское будущее?

Летом 1993 года “Рух” раскололся. Этообъясняется исчезновением об-щеговрага – КПССи Советской влас-ти,перед которым членов“Руха” консо-лидировал инстинкт самозащитыи раз-ными взглядамина будущее страны и методыеёпре-образования. Часть лидеров “Руха” всту-пила в политический союз с бывшими врагами – экс-коммунистами. Другая его часть во главе с В. Черноволом отмежевалась от “предателей” и осталась в оппозиции… вместе с “красными депутатами”. “Предательская” часть стала именоваться “Всеукраинский Рух” и избрала своим вождём Л. Скорик.

Следом раскололась Украинская республиканская партия (УРП) из-за расхождений её лидеров в оценке отношения к власти. Радикалы выделились в самостоятельную “Украинскую консервативно-республиканскую партию” (УКРП) во главе с грубияном и хулиганом С. Хмарой и ушли в оппозицию. Умеренные сохранили верность президенту и правительству.

К менее влиятельным и популярным правым политическим силам относятся Демократическая партия Украины (ДПУ), Конгресс Украинских Националистов (КУН), Христианско-демократическая партия Украины (ХДПУ), Украинская национальная ассамблея (УНА).

Всего в 1995 году членами правых партий состояли около 150 000 человек. На выборах 1994 года “правые” получили 47 мест в парламенте (левые – 123).

“Левые” политические силы. Запрет компартии не погубил коммунизм, как идеологию. Стремление “отнять и разделить” для многих по-прежнему остаётся куда более соблазнительным, чем“создатьизаработать”. Социалис-тические рефлексы ещё слишком живывдушах соотечественников.

Часть членов запрещённой после августовского путча Коммунистической партии Украины осенью 1991 года создала Социалистическую партию Украины (СПУ) во главе А. Морозом – лидеромкоммунистического парламентского большинства. Она провозгласила возобновление борьбы за строительство социализма и объявила войну правительственной программе рыночных реформ. Социалисты выражают интересы самой тупой, ленивой и консервативной части бывшего советского чиновничества, не желающей приспосабливаться к жизни, в которой нужно зарабатывать, а не ходить на работу.

В 1996 году из СПУ выделилась Прогрессивная социалистическая партия Украины (ПСПУ) во главе с Н. Витренко. Она объединила тех, кто не устоял перед истерическим обаянием агрессивного матриархата и с детства тяготел к повиновению феминистическому лидеру.

В июне 1993 года в Донецке провозгласила о возобновлении своей преступной деятельности Коммунистической партии Украины. Вождём украинских коммунистов стал П. Симоненко. КПУ:
критикует правительственный курс буржуазных реформ;
безответственно обещает справедливость и райское изобилие в случае прихода к власти;
скрывая предполагаемые террористические методы руководства обществом.

Коммунисты опираются на поддержку пожилых людей, озлобленных дороговизной, с трудом приспосабливающихся к жизни в круто изменившихся условиях; обывателей, тоскующих о временах, когда зарплату платили за перекуры, доверчивых юношей, не знающих на что, на самом деле способны коммунисты, дорвавшись до власти.

Юридическая реанимация КПУ стала возможна благодаря:
сохранению старой Конституции УССР,
Закону об объединениях граждан,
поддержке красного большинства парламента,
политической незрелости народа Украины, так и не осознавшего в большинстве своём, что коммунизм это не безобидная иллюзия, а психиатрический диагноз,содержащийманию прес-ледования, манию величия и непо-грешимости,маниюагрессии имножестводругих параноидальных синдромов, печально известных из нашей трагической истории.

В 1995 году члены Коммунистической партииУкраины на II съезде провозгласили себя правопреемниками запрещённой в августе 1991 года КПУ, бывшей составной частью КПСС.

В 1994 году возникла Крестьянская (аграрная) партия Украины во главе с С. Довганем, стремящаяся сохранить колхозно-совхозную систему. Она противодействует приватизации земли, хочет сохранить колхозы и совхозы, бюджетное финансирование сельского хозяйства, борется с фермерскими хозяйствами, спасая громоздкий и неэффективный аппарата управления сельским хозяйством от безработицы. “Крестьянская” партия главный политический союзник коммунистов.

Всем “левым” свойственна болезненная любовь к государственной собственности и ненависть к собственности частной. Это объясняется тем, что частная собственность не оставляет места бесхозяйственности, воровству и паразитизму, которые при социализме были главными источниками благоденствия и процветания советской бюрократии. Они осуждают расслоение общества на богатых и бедных, как будто их не было при советской власти.

“Левые” хотят сохранить советскую систему власти – благодатную почву для процветания коррупции, коллективной безответственности и бюрократизма.

Единственный симпатичный элемент в их программах – требование сближения с Россией.

“Центристские” политические силы. В сентябре 1991 года в Донецке возникла Либеральная партия Украины, поначалу возглавляемая И. Меркуловым. Она собрала под свои знамёна чиновников, бизнесменов, интеллигенцию, разглагольствовавших о последовательных и незамедлительных рыночных реформах.

На выборах в 1994 годулибералы провели в парламент 27 своих депутатов, которые образовали тамфракцию “Социально-рыночный выбор”.

Директоры государственных предприятий, мечтающиеих приватизировать и стать крупными промышленными капиталистами, создали Партию труда Украины (ПТУ). Её название звучит издевательски, так как именно на их предприятиях труд наёмных рабочих подвергается самой жестокой и беззастенчивой эксплуатации.

В апреле 1993 года возникла партия Трудовой конгресс Украины во главе с А. Матвиенко. Её социальная база – чиновники, бизнесмены, интеллигенция, верхушка промышленной и банковской администрации, помимо собственных интересов, озабоченные на словах смягчением последствий рыночных реформ для населения.

Летом 1993 года возникла Украинская партия солидарности и социальной справедливости во главе с Е. Латуниным. По социальной базе и целям она близка Трудовому конгрессу Украины.

Слева к “центристам” примыкали Социал-демократическая партия Украины и Социал-демократическая партия Украины (объединённая). Их общественный идеал – сильное государство скандинавского образца, обеспечивающее протекцию и защиту экономически слабым общественным элементам, стремящееся не к уничтожению капиталистов, а к перераспределению их прибылей в пользу экономически менее успешных членов общества.

В программах партий центра много пропагандистской болтовни о свободе, справедливости, солидарности, социально ориентированной экономике, участии Украины в европейской интеграции. Но на самом деле они отстаивают интересы обуржуазивающейся правящей бюрократии, помогая ей выступать против своих политических противников единым сплочённым фронтом.

В первой половине 90-х годов в Украине существовало около двух десятков политических партий, занявших центральную позицию в политическом раскладе. Из них только 6 партий сумели провести своих членов в парламент. Несмотря на свою малочисленность и невысокую популярность среди избирателей, центристы прочно стояли на ногах благодаря непосредственной протекции президентской администрации, рассматривавшей некоторые из них, как свои “карманные” партии.

В 1992 году центристы создали блок “Новая Украина”, сумевший привести к власти Л. Кучму сначала в качестве премьер-министра, а затем Президента.

Фашистские политические партии. Весной 1992 года впервые после Великой Отечественной войны в Украине легально состоялась конференцияОрганизацииукраин-ских националистов. За пол века ничто существенно не изменилось ни в идеологии, ни в методах политической борьбы украинских фашистов, ни в персональном составе их вождей. Их лидер – С. Стецько – духовная наследница и супруга известного палача и прихвостня немецких оккупантов. Чтобы легче вписаться в спектр легальных политических организа-ций, национал – фашисты чуть изменили название, став Конгрессом украинских националистов. Они модернизировали тактику борьбы за власть, создав легитимные политические структуры. Под прикрытием парламентских форм политической деятельности там пропагандируют национал-фашизм, вербуют новых членов, организуют военизированные подразделения, овладевающие террористическими методами борьбы за фашистскую диктатуру.

В 1993 году в Украине возникла ещё одна фашистская партия – Социал-националистическая партия Украины (СНПУ), борющаяся за “этническую чистоту” населения страны.

В различных регионах страны разные политические партии имеют неодинаковую популярность:
“дикий” Запад стал заповедником национализма и фашизма,
“красный” Восток прославился, как вотчина русофильствующих коммунистов и интернационалистов,
между этими геополитическими полюсами живёт аполитичное подавляющее большинство обывателей, озабоченное биологическим выживанием и относящееся к политике, как к забаве богачей

Профсоюзы. При Советской власти все профсоюзы были объединены в Украинский совет профессиональных союзов. Укрсовпроф работал на государство и был неспособен возглавить забастовочное движение. Поэтому с началом серьёзной массовой борьбы трудящихся за свои права все социально активные силы покинули его. Стремясь изменить имидж ипривлечь новых членов, онстал называться “Федерация профсоюзов Украины”.

В годы перестройки стихийно возродилось рабочее движение. Для борьбы за свои экономические интересы рабочие создали забастовочные и стачечные комитеты, которые очень скоро консолидировались в масштабах отраслей хозяйства и даже всей страны. Так возникли:
Всеукраинское объединение солидарности трудящихся,
Независимый профсоюз горняков,
Профсоюз железнодорожников и транспортных строителей Украины,
Федерация профсоюзов кооперации,
федерации других форм свободногопредпринимательства Украины.
Мода на независимые профсоюзы привела к тому, что в 1992 году свой “профсоюз” создали даже директора промышленных предприятий – Украинский союз промышленников и предпринимателей. Он помогал их превращению из советских чиновников в капиталистов.

Для защиты интересов военного сословия был создан Союз Офицеров Украины. Он немало сделал для развала Советской армии и националистической трансформации её украинских гарнизонов. Позже он сосредоточился на защите социальных и экономических интересов военнослужащих со звёздочками на погонах, которым приходилось нелегко в условиях резкого сокращения армии и лишения её привычной правительственной опеки.

Интересы военнослужащих без звёздочек могли защитить только их матери. К концу перестройки “дедовщина” целиком морально разложила Советскую армию, превратив её в филиал криминального мира. Доведенные до отчаяния скотским положением своих детей, женщины создали Союз солдатских матерей, занятый организацией воздействия на военное командование и правительство с целью очеловечить условия прохождения военной службы вчерашними школьниками.

Рядом с советским анахронизмом – комсомолом к концу 1993 года в Украине воз-никли“Союз незави-симой украинской молодёжи” (СНУМ), “Всеукраинское студенческое братство” и ещё 24 молодёжных объединения.Все вместе они охватили около 17% молодёжи. В отличие от коммунистического союза молодёжи и национа-листического СНУМа прочие организации не имеют столь выраженной идеологической окраски и тяготения к политической деятельности.

В условия демократизации общественно-политической жизни пробуждается гражданская инициатива и социальная активность населения, растёт число общественных организаций. К середине 1994 года в министерстве юстиции было зарегистрировано более 500 общественных объединений и организаций.

В первые годы украинской “независимости” в стране существовало около 20 политических партий. Но ни одна из них не оказывала существенного влияния на политический климат. Реальная власть по-прежнему принадлежала верхушке исполнительной аппарата, державшего для имитации цивилизованного политического процесса пару-тройку “карманных” партий.

Так или иначе, политические силы Украины были связаны своим происхождением с КПСС и поэтому несли в себе её характерные генетические болезни. Почти все они были созданы по инициативе бывших коммунистов, стремящихся сохранить привычный политический бизнес. Партии и общественные организации превратились в прибежища бывшей советской номенклатуры. “Электорат” сперва растерялся в их разнообразии и разноголосице, но очень скоро разглядел за новыми названиями и эмблемами хорошо знакомые фигуры и повадки и потерял к ним интерес. В отличие от гигантской КПСС её политические черенки выглядели ничтожными карликами. Количество их членов исчислялось не миллионами, а в лучшем случае десятками тысяч. Скудные членские взносы не приносили изобилия в партийные кассы. Поэтому политики всехмастей побирались, выклянчивая, где толькоможно, пожертвования и взносына пар-тийное развитие. Оказавшись в экономической зависимостиот спонсоров, им уже не было дела до электората и судеб страны.

Ощутив прелести обладания дрессированными политиками, богачи стали прибирать их к рукам и, если позволяла мошна,братьна содержаниецелые политические партии и даже блоки. Когда в стране не осталось бесхозных политиков и партий, буржуи стали создавать собственные политические организации, проводить в парламент, в муниципальные органы власти своих людей, формируя послушное лобби и, наконец, сами занялись политикой. Депутатская неприкосновенность манила их вседозволен-ностью и масштабными перспективами злоупотреблений. Поскольку весь крупный бизнес в стране был построен на воровстве из казны, путь к большим деньгам неизбежно проходил через кабинеты власти.

С тех пор политические силы в Украине живут своей отдельной от общества жизнью. Они служат капиталу и чиновникам, вспоминая об избирателях лишь накануне выборов. Они настолько пренебрегают согражданами, что даже не стремятся правдоподобно врать – всё равно выберут. А куда деваться?

И народ не обманывает их ожиданий. Чем хуже ему живётся, тем легче он верит наглой лжи и дешёвым обещаниям, сыпящимся на него со всех сторон. Что ещё остаётся людям, генетически неспособным на протест?

Сегодня,когдавместес коммунистами медленно и нехотя уходит в небытие мишурная бутафория советской демократии становится очевидной нелепость утопической надежды на то, что “простые люди” без специального образования, политического опыта и автономной

финансовой базы способны успешно управлять государством. Из печального опыта советских времён мы знаем, что можно наполнить зал правительственных заседаний кухарками, слесарями и шахтёрами, подкормив деликатесами в депутатском буфете и, приодев, усадить их в президиум, где они будут что-то подписывать, за что-то голосовать. Мозолистые руки народных депутатов можно обогатить мозолистыми языками дипломированных университетских краснобаев. Никто в мире не знает лучше нас, какие мерзости способны натворить спрятавшиеся за демократической декорацией из тел простодушных простолюдинов политиканствующие негодяи.

Наша политическая эволюция постепенно преодолевает совдеповскую традицию, неуклонно уводя нас от неё всё дальше и дальше. Полудохлая Советская власть ещё сквозит и струится из всех щелей своей исторической могилы, отравляя трупным ядом современную политическую атмосферу, сбивая с толку население иллюзией представленности его интереосв в административных органах. Непотопляемые районные, городские и областные Советы “народных” депутатов остаются мутной кодлой, в запутанной неразберихе которой безответственное и вороватое население исполкомов в союзе с членами депутатских комиссий обделывает свои грязные делишки.

Становление нового политического уклада сопровождается скандальными разоблачениями власти, заказными убийствами оппонентов, потешными спаррингами у парламентской трибуны, страстной ложью из-бирателям, предательством товарищейпо партии, коррупцией, лицемерным заиг-рываниемс элек-торатом, фальшивым законотворчеством, пошлымии унизи-тельными интригами. Но это болезни роста. Рабы, очутившиеся наволепосле естественной смерти Хозяина, не способны вести себя иначе. Они не знакомы с иными “политическими технологиями” и первое времянеизбежно управляют своей жизнью так, как до сих пор правил имипокойник. Освобождение от Хозяина лишь первый шаг к подлинной свободе.

Успех в политике зависит от профессионализма и финансовой состоятельности её авторов и исполнителей. Политику можно по праву назвать “забавой для богатых”. Успешной она становится, когда ею занимаются умные богачи. А мудрой её делают немногие среди умных богатеев добрые люди.

Провозглашённая в Украине демократия пока что – не более чем модный элемент политического шоу. Нужно много времени, чтобы бывшие узники концлагеряи бывшие их конвойные освоили новые социальные роли. Не одно поколение соотечественников уйдёт в землю, прежде чем в Украине сформируется гражданское общество – питательная среда подлинной демократии. А пока рано забывать главный закон лагерной жизни: “НЕ ВЕРЬ! НЕ БОЙСЯ! НЕ ПРОСИ!” И если мы хотим у себя когда-нибудь демократии, нужно уже сегодня учиться драться. Не за демократию. Не за Украину. Не за идею. А за себя, за свою семью: за детей и стариков-родителей. В этой драке нет правил. В политике их вообще не бывает. Здесь есть только законы и главный среди них: прав тот, кто выжил.

Один в поле не воин. Следовательно, без политических объединений, то есть партий не обойтись. Но они должны быть иными, чем те, которые имеем мы сегодня и которые пока что имеют нас.

Трудно предугадать какими будут эти новые политические партии, и не исчезнет ли вообще наша страна прежде, чем они успеют появиться на свет. Ясно лишь то, что:
их создадут богатые или, по крайней мере, зажиточные люди. Политика требует времени и профессионализма. Ею нельзя заниматься в промежутках между поисками куска хлеба и копейки на жизнь.
Депутатские мандаты перестанут быть пропуском в государственную казну и индульгенциямиза воров-ство оттуда. Политика станет занятием людей, достаточно богатых для того, чтобы позволить себе роскошь не воровать у нищих, детей, стариков и калек, даже если они беззащитны.
И хотя и тогда политики будутпреследовать корыст-ные цели, наверное, изме-нится само качество их корысти.Смыслом поли-тической деятельности ста-нет не поиметь Родину, а, наконец, дать ей что-то. На худой конец самого себя.

Очень хочется верить, что когда-нибудь в будущем украинские полити-ческие партии будут “расти” не сверху, а снизу. Когда не государственные чиновники “снюхаются” для защиты своих корпоративных интересов, а свободные и зажиточные граждане объединятся для обуздания чиновничьего произвола. Это и станет моментом рождения нашего нового политического уклада.

"Остров"

Новости по теме


25.04.2005 12:20Политическая жизнь Украины в первые годы независимости

23.08.2002 13:23Кравчук: «Маємо те, що маємо»