КОГДА БУДУТ НАКАЗАНЫ ВИНОВНЫЕ В ПОГРОМАХ IT-КОМПАНИЙ?

02.10.2015 20:36


Апрельская пресс-конференция хостинг-провайдера NIC.UA по поводу изъятия серверов сотрудниками СБУ. Директор компании Андрей Хветкевич демонстрирует увесистую стопку заявлений клиентов NIC.UA: интернет-магазинов, веб-студий, туроператоров, образовательных центров, благотворительных фондов и т.п. Сайты этих компаний «легли» «благодаря» выемке серверов. «Компании понесли огромные убытки», - говорит Хветкевич, зачитывая жалобы. Материальный ущерб собственной компании в последнем комментарии нашему изданию он оценивает уже минимум в $140 тыс.
Это лишь один из примеров. А их за последний год было уже десятки, если не сотни. Сколько компаний "тихо" решили вопрос, не привлекая общественность и «подогревая аппетит» правоохранителей, остается только догадываться.
Участники рынка, эксперты, СМИ призывают, просят, умоляют стражей закона не манипулировать УПК по своему усмотрению, на пальцах поясняют, что в 99% случаев для проведения следствия достаточно копировать информацию с серверов, а не изымать их. 
Силовики адекватно реагируют: число наездов на IT-компании возрастает в геометрической прогрессии. Чуть ли не каждый день СМИ и соцсети облетает очередная новость о государственной "поддержке" IT-сектора.
Материальный ущерб потерпевших от наездов предприятий, их партнеров, контрагентов, клиентов (не призванных виновными в преступлениях, по которым в ходе досудебного следствия изымалось оборудование) без преувеличения уже можно оценить в миллионы долларов.    
Срабатывает эффект мотылька. Предприниматели, у которых еще оставались сервера в Украине, оперативно переносят их за рубеж. Отечественные дата-центры теряют доходы, госбюджет недополучает налоги.
IT-специалисты и целые компании эмигрируют за рубеж. По оценкам экспертов, страна лишается уже миллиардов долларов ВВП и налогов, не компенсирует затраты на обучение айтишников.
Теряя обеспеченных покупателей, проседает сфера торговли и услуг. Последние оптимизируют рекламные бюджеты - стопорится рекламный рынок.
Иностранные бизнесмены, которые ранее задумывались о выходе в нашу страну, ставят крест на инвестпривлекательности Украины.
Цепочку можно продолжать еще долго. В конечном итоге, «крылья мотылька» коснутся каждого украинца.
Подводя черту, опрошенные эксперты иронизируют, что отечественные следователи справляются с задачей подорвать украинскую экономику лучше ФСБшников.
Но "товарищу следователю" глубоко плевать на основы макроэкономики. Он озабочен более насущными вопросами повышения собственного благосостояния. Тем более что это до сих пор можно делать безнаказанно. 
Преступление без наказания
Прошло полгода после выемки серверов NIC.UA. Оборудование до сих пор не возвращено, несмотря на июньское постановление суда. Виновные в «инциденте» следователи до сих пор не наказаны. Материальный ущерб не возмещен.
Опять-таки, этот пример – не исключение из правил. Опрошенные юристы не знают фактов привлечения к ответственности служивых за превышение полномочий в ходе обысков и изъятия серверов.
А в это время высокопоставленные чиновники и депутаты – люди, в чьих силах остановить беспредел, в лучшем случае высказывают свою глубокую обеспокоенность происходящим, мило журя нерадивых силовиков.
За все время только министр МЭРТ Айварас Абромавичус попытался перейти от слов к делу и на прошлой неделе созвал встречи с представителями IT-бизнеса и МВД. В ходе мероприятия руководство МВД опять-таки выразило обеспокоенность (вероятно, глубокую) необоснованными проверками, изъятием серверов, намеренной порчей оборудования и пр. «По их словам, это явные, очевидные нарушения "из учебника", с которыми необходимо максимально бороться», - написал после встречи Заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефедов на своей странице в ФБ.
Пост собрал более 60-ти комментариев. В трети из них звучали вопросы: привлекут ли к ответственности силовиков, какие действия предприняты МВД по уже произошедшим «инцидентам», когда ждать результатов. «Ведь без этого нет никакой гарантии, что беззаконие не возобновится, как только внимание общества не переключится на что-то иное», - подчеркивали комментаторы.
Схожие вопросы мы отправили в Генпрокуратуру и МВД.
ГПУ до сих пор не ответила на запрос редакции (к слову, на отправленный около полугода назад предыдущий запрос так же до сих пор отвечают в ведомстве).
 
ОБНОВЛЕНИЕ:
После публикации статьи мы получили письмо из ГПУ, в котором представители ведомства пояснили, что не могут предоставить запрашиваемую информацию, так как она не относится к публичной. Подобный трюк некоторые ведомства использовали и ранее. Поэтому отправляя вопросы в ГПУ, мы специально убрали из официального бланка запроса ссылку на закон "О доступе к публичной информации": в таком случае госогран обязан ответить на вопросы, касающиеся не только публичных данных. Но, видимо, в ГПУ по-своему трактуют законодательство. 

Отвечая на наш запрос министру МВД Арсену Авакову, в пресс-службе ведомства сообщили:
 
Мы не стали переадресовывать генпрокурору Виктору Шокину первые вопросы запроса, в которых интересовались мнением Арсена Авакова, какие меры могут побудить его подчиненных прекратить изъятие серверов IT-компаний и следовать букве закона (копировать данные), и сведениями о том, что предпринимается МВД.
Ультиматум
В такой ситуации IT-бизнесу остается либо пополнять ряды эмигрантов, либо добиваться прекращения беспредела. Недавно целый ряд профильных ассоциаций подписали заявление представителям власти. В документе подчеркивается, что брутальные действия сотрудников ГПУ, СБУ, МВД при проведении следственных действий в отношении ИКТ-компаний и их клиентов, жестокость в выборе мер процессуального воздействия, неадекватность применяемых репрессивных инструментов свидетельствуют о том, что их основной целью является не расследование преступлений и установление виновных в их совершении, а запугивание представителей ИКТ-сектора и создание схем для вымогательства и коррупции.
Заявители выдвинули ряд требований. В случае их не выполнения они намерены подавать иски к государству Украина в международные суды и применять форс-мажорные механизмы по обслуживанию госорганов.

 


От каких органов власти IT-отрасль ждет ответа на эти требования? Что и кто может заставить стражей закона его соблюдать? Эти вопросы мы адресовали экспертам, участникам рынка, пострадавшим от наездов правоохранителей, юристам, самим власть имущим (из последних прокомментировал только замглавы АП Дмитрий Шимкив). Ответы - в перекрестном интервью.
Аркадий Канюка, исполнительный директор «Диван.ТВ»:
- Круг лиц, заинтересованных в разрешении создавшейся неоднозначной ситуации, достаточно широк. Отрасль ждет ответной реакции на заявление, в первую очередь, от Министерства информационной политики, так как вопрос непосредственно затрагивает всё информационное поле Украины.
Ожидается реакция Министерства обороны, в особенности на фоне того, что недавно было подписано соглашение между Украиной и НАТО о создании пятого трастового фонда, призванного бороться с киберпреступностью. В свою очередь, выполнение обязательств по данному соглашению невозможно при разрушении собственной ИT-сферы изнутри.
Генеральная прокуратура тоже должна ответить, так как одной из её функций является надзор за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие. В связи с этим, уместным были бы комментарии и от МВД.
Президент Украины тоже не может остаться в стороне, так как вопрос касается имиджа государства, а также гарантирования конституционных прав и свобод. Как-никак, Президент является гарантом Конституции Украины, и он не может просто закрыть глаза на системный характер нападений на IT-сферу Украины.
Министерство экономического развития и торговли должно высказать свою точку зрения исходя из того, что масштабы противодействия IT-сфере Украины нанесут неизгладимый урон непосредственно экономике страны. Сегодня это практически единственный орган исполнительной власти, начавший открытый диалог с ИТ-сектором. Осталось перейти от диалога к конкретным действиям.
Отдельно хотелось бы ещё услышать комментарий Главы Администрации Президента Бориса Ложкина, так как деятельность его бизнеса очень тесно (а точнее – напрямую) была связана с IT-сферой, а также его заместителя – Дмитрия Шимкива.
- Какие меры могут побудить правоохранителей прекратить изъятие серверов IT-компаний и следовать букве закона: копировать данные?
Заступник Глави АПУ Дмитро Шимків:
- Правоохоронні органи повинні, в першу чергу, виконувати закон. Вони мають бути взірцем законності. Те, що зараз відбувається навколо вилучення серверів ІТ-компаній, захоплення даних, - немає нічого спільного з правоохоронними діями. Навіть за умови підозри у вчиненні правопорушення компанією, її сервери можуть містити конфіденційну інформацію, яка не має жодного стосунку до справи. Коли у ваш офіс вриваються правоохоронці, які не розуміють структуру сучасного серверного обладнання, - їхні дії можуть знищити продукти інтелектуальної праці багатьох людей. Це прямі збитки компаній. Сподіваюся, що всередині правоохоронних органів з'являться підрозділи, які зможуть зібрати необхідні слідству дані професійно. Бо зараз, за моєю інформацією, таких спеціалістів у цих органах бракує. Це в тому числі і питання нашої кібербезпеки. Окрім того, правоохоронці повинні проводити слідчі дії в присутності адвокатів, даючи в такий спосіб компаніям змогу захистити себе і ті компанії, з якими вони співпрацюють. Перевищення працівниками правоохоронних органів своїх повноважень повинно каратися, відповідно до чинного законодавства.
Які заходи вживаються АПУ? Адміністрація Президента України не є органом виконавчої влади, але ми занепокоєні тиском на бізнес із боку правоохоронних органів, оскільки це впливає на інвестиційну привабливість України та розвиток інноваційної економіки. Вважаю за потрібне об'єднання зусиль інноваційної індустрії навколо вирішення проблем галузі.
Андрей Хветкевич, директор хостинг-провайдера NIC.UA:
- Вопрос давления на IT-компании должен быть серьезно поднят на высочайшем государственном уровне. В нашей стране просто нет культуры взаимодействия государства и IT-бизнеса. Всё, что мы видим — пресловутые «маски-шоу». Во-первых, за незаконное изъятие оборудования виновные должны быть наказаны. Во-вторых, как я уже говорил во время пресс-конференции, нужно наладить нормальное взаимодействие между госорганами и айтишниками. Мы всегда были готовы консультировать сотрудников СБУ относительно того, как правильно и законно блокировать сайты сепаратистов, а не сайты 30-ти тысяч клиентов. В-третьих, следует на законодательном уровне обеспечить защиту IT-предпринимателей.
Артем Афян, адвокат, управляющий партнер АО «Юскутум»:
- Это очень сложный вопрос. Как бы странно это ни звучало, но сейчас нам нужно законодательно связать руки милиции. Например, в разделе экономических преступлений нужно регламентировать порядок проведения обысков. Сузить возможности применения силы: спецмилиции, автоматчиков, масок. Ввести обязательное требование обоснований  обыска, и почему истребование документов не могло дать результатов.
Украине критически необходима реформа следственных органов. Фокусировка на патрульно-постовой службе начинает вредить, потому, кажется, будто МВД пытается показать, что реформа проведена. Реформа успешно начата, но до конца еще очень далеко. Основные проблемы сосредоточены как раз не в ППС (там было взяточничество, интеллектуальное убожество и полная деградация человеческого состава). Основной состав преступлений: коррупция, рэкет, покровительство незаконной деятельности производится на уровень выше. Их нужно реформировать, и чем скорее, тем лучше.
Да, Антон Геращенко предлагает созвать форум. Но он не нужен. Обсуждать можно дискуссионные проблемы, а тут можно просто обнародовать статистику. Сколько было изъято компьютеров во время обысков? Сколько экспертиз было проведено? Сколько из них легли в основу обвинительных приговоров? Ответы на эти три вопроса покажут коллапс правоохранительной системы. Потому что мы увидим, что обыск с изъятием – это уже давно не расследование преступления, а узаконенное и безнаказанное вымогательство у бизнеса.
- Какой материальный ущерб нанесен  вашей компании изъятием серверов? Вы пробовали его взыскать?
Андрей Хветкевич: Стоимость наших серверов, которые нам так и не вернули, - $70 тыс. Также каждый день простоя хостинга обходился примерно в тысячу долларов, выходит такая же сумма сверху. Оценить же ущерб репутации невозможно. Причем не только нашей репутации как крупнейшего украинского хостинг-провайдера, но и наших клиентов. Поскольку виновники происходящего не были названы, взыскать ущерб попросту не с кого. Мы абсолютно не защищены и вынуждены сами справляться с теми сложностями в бизнесе, которые спровоцировало государство.
Аркадий Канюка: Обыск в «Диван.ТВ» парализовал деятельность компании. Прибыль, которую мы «недополучим» и моральный ущерб (в том числе сотрудников, у некоторых из которых изъяли личные ноутбуки) невозможно подсчитать. Размер материального ущерба в настоящее время рассчитывается бухгалтерией компании. «Диван.ТВ» — открытая в своей деятельности компания, о чем мы заявляли с первого дня существования. И всегда были готовы предоставить подтверждения и доказательства легальности нашей деятельности.  Право же собственности гарантируется Конституцией Украины и было нарушено в процессе обыска.
Право на возмещение за счет государства материального и морального вреда, причиненного незаконными решениями, действиями или бездействием органов государственной власти, их должностных и служебных лиц при осуществлении ими своих полномочий, также гарантируется Конституцией Украины. К сожалению, поскольку в настоящее время многие компании имеют негативный опыт, связанный с причинением ущерба действиями правоохранительных органов, с нашей точки зрения недопущение нарушений конституционных прав теми государственными исполнительными органами, которые осуществляют их защиту, является крайне важным. Таким образом, нарушение прав ООО «Диван.ТВ» в результате изъятия оборудования, а также связанный с этим ущерб, безусловно, найдут своё отражение в исковом заявлении компании в суд.
- Какую ответственность де-юре должны понести следователи за незаконное изъятие оборудования? Наказан ли де-факто кто-то из правоохранителей после «инцидента» в вашей компании?
Аркадий Канюка: Следователи являются участниками уголовного процесса, незаконные действия либо бездействия которых можно обжаловать в судебном порядке согласно действующему УПК. По результатам обжалования судом может быть вынесено определение, устанавливающее факт нарушения, и обязательство его исправить. Ответственность же в данном случае следователь будет нести согласно трудовому законодательству, в виде дисциплинарных взысканий (выговор, строгий выговор, увольнение), лишения премий. Также в рамках проведения проверок нарушения могут выявляться прокуратурой.
Кроме обжалования действий в судебном порядке возможно привлечение следователя к уголовной ответственности. Если же в рамках рассмотрения уголовного дела следователю будет предъявлен иск как физическому лицу, тогда возможно его привлечение и к материальной ответственности.
Поскольку в случае с ООО «Диван.ТВ» рассмотрение жалоб судом еще продолжается, на данный момент никто из правоохранителей к ответственности не привлечен. Наша цель, в данном случае не просто наказать исполнителей. Обыск в «Диван.ТВ» является показательным прецедентом того, как действия всей цепочки правоохранительных и судебных органов привели к парализации деятельности компании. Необходимо найти и остановить «заказчиков» всех пострадавших ИТ-компаний, так как на первый план выходят не их частные истории, а судьба целой отрасли, которая на сегодняшний день является одной из основных в украинской экономике.
Андрей Хветкевич: Когда у нас изъяли серверы, мы били в набат и пытались обратить внимание представителей власти на проблему ужасного давления на IT. К сожалению, этот вопрос игнорировали, пока ситуация не стала катастрофической (я говорю о многочисленных обысках за последний месяц). Мне кажется, среди следователей существует определенная круговая порука, и виновные так и не понесут наказание. Возможно, в связи с последними шумными скандалами вокруг крупных IT-компаний что-то и изменится в лучшую сторону, но до настоящего правосудия ещё далеко.
- Были ли в истории Украины факты привлечения к ответственности правоохранителей за такие действия?
Артем Афян: Мне они неизвестны. Покопавшись, вероятно, можно найти единичные случаи. Но их сложно будет отличить от сведения счетов или интриг. Реального, хорошего, масштабного процесса о превышении полномочий и нанесении ущерба бизнесу силовиками в Украине пока еще не было. Проблема в том, что есть только общее положение об ответственности. Но нет ни норм, как рассчитывается ущерб, ни критериев того, в каких случаях это нужно считать превышением полномочий, а в каких нет. Теоретически, этот пробел могла бы восполнить судебная практика, но она не работает. Грубо говоря, милиция не расследует дела против милиции. Суды против милиции тоже стараются ничего не предпринимать. Поэтому вынужден констатировать, что текущего нормативного регулирования недостаточно. Мы за 2014-2015 годы с большим трудом добились семи уголовных дел против следователей.  Эти дела до сих пор лежат в папках. Они не доведены до суда. В противовес публичным заявлениям руководства МВД, по таким делам вообще никакой ретивости не видно. На пресс-конференциях и круглых столах милицейские чины охотно заявляют: «Разберемся, накажем, покараем». Но эти приятные слова и благие намерения пока не воплотились ни в один знаковый процесс.
- Стоит ли прописать в наших законах усиление ответственности следователей, их руководителей за незаконные действия, в том числе изъятие оборудования?
Дмитро Шимків: Так, варто.
Артем Афян: Безусловно, нужно вводить неотвратимость дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения. Понятно, что при нынешних зарплатах говорить о компенсации ущерба за счет доходов следователей просто смешно. Ряд чиновников могут, конечно, похвастать весьма не нищенским образом жизни. Но, по странному стечению обстоятельств, все их благосостояние зиждется на предпринимательских талантах их супруг. И таланты эти, к слову, нередко открываются сразу после вступления в должность. Но это уже вопрос антикорруционных органов.
Андрей Хветкевич: Я думаю, наказание за незаконное изъятие оборудования должно быть максимально строгим. Ведь речь идёт не про одну небольшую IT-компанию, а про инвестиционную привлекательность целой страны! Давайте подсчитаем ущерб, связанный с переездом айтишников в Польшу и другие соседние страны из-за давления со стороны государства. Сможет ли следователь оплатить этот ущерб из своего кармана? Сомневаюсь.
Аркадий Канюка:  Ничего нового придумывать не надо, достаточно просто реально выполнять нормы действующего законодательства. Согласно ч. 3 ст. 206 УК, противодействие законной хозяйственной деятельности, совершенное служебным лицом с использованием служебного положения, либо такое, которое причинило большой вред или повлекло другие тяжкие последствия, – наказываются штрафом от десяти тысяч до двадцати пяти тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.
В действующем УПК указано, что временный доступ к электронным информационным системам или их частям, мобильным терминалам, системам связи осуществляется путем снятия копии информации,… без их изъятия. Для эффективного проведения следственных действий, а также минимизации ущерба законной предпринимательской деятельности (которая, в любом случае, является именно таковой, пока обратное не будет доказано в суде), достаточно лишь одного: чтобы каждый делал своё дело так, как это предусмотрено законом. Механизм и ответственность есть, проблема в том, что его просто не хотят исполнять.
- В законодательстве не прописаны сроки возврата собственнику изъятого оборудования. Нужно ли устранять эту "брешь" в УПК? 
Аркадий Канюка:  Да, в этом вопросе хотелось бы действительно больше конкретики. Всегда можно написать соответствующую жалобу на действия правоохранительных органов, но ведь не на жалобах строится правосудие.
Дмитро Шимків: Чи плануємо ініціювати усунення цього «пробілу» в КПК? До нас поки ні від кого не надходили пропозиції щодо зміни цієї норми.
Андрей Хветкевич: Когда мы делали копии данных с наших серверов в СБУ, в их лаборатории находилось оборудование, изъятое три года назад. Фактически силовики никак не ограничены в сроках и могут задерживать имущество IT-компаний на неопределенный срок. То есть ситуация непредсказуема. При таких обстоятельствах вести бизнес у нас в стране просто невозможно.
- Сервера кому-то возвращают безвозмездно или они пылятся годами в так называемой лаборатории?
Артем Афян: Возвращают. Удается добиваться через суды. И мы уже достаточно много провели возвратов серверов. В основном, для этого требуется серьезное давление адвокатов. Очень помогает общественный резонанс.
- В целом какой ущерб стране наносит такая деятельность правоохранитей?
Аркадий Канюка: Самое страшное в данной ситуации не конкретные примеры и судьба ИТ- компаний. Последствия происходящего для страны невозможно оценить, так как ИТ-отрасль была одной из немногих, куда инвестировали и продолжают вкладывать инвесторы. Если мы увидим, что ситуация не исправляется, а виновных никто не собирается находить и наказывать, то страна полностью потеряет свою инвестиционную привлекательность, что станет крестом на нашем развитии. Восстановить нанесенный ущерб будет уже намного сложнее, даже невозможно. Не проще ли сейчас остановить незаконную деятельность по парализации ИТ-компаний и очернения их в глазах инвесторов и Украины в целом.
Андрей Хветкевич: Я слышал мнение о том, что подобное давление на IT-бизнес для Украины хуже дефолта. К сожалению, придется с этим согласится.

Александр Федиенко, глава Правления ИнАУ:
- Уверен, что ЛЮБОЕ движение со стороны государства, которое приводит к нарушению бизнеса и инвестпривлекательности страны - это преступление против этой страны.
Прошло пять дней после публикации заявления IT-отрасли. Публичной реакции власти на него до сих пор нет. Куда торопиться…
Бездеятельность руководителей страны напоминает как-то увиденную «сценку» в детской песочнице. Малыш забрал чужую машинку. Владелец авто поднял рев. Мать захватчика «строго» напоминает: «Солнышко, нельзя брать чужие вещи». В ответ «солнышко» категорично заявляет: «Теперь она моя» и как ни в чем не бывало продолжает играть захваченной игрушкой. Мать в свою очередь только разводит руками, мол, что еще я могу сделать. Сердобольная старушка поясняет, ЧТО можно сделать. Мать в ответ только возмущается: «Это же непедагогично!».
Какими мотивами руководствуются «отцы» распоясавшихся служивых, не наказывая виновных в превышении служебных полномочий следователей, остается только догадываться. Ясно одно: премии ФСБ за развал экономики страны им обеспечены.

comments powered by HyperComments

Последние