В ЕВРОПЕ КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ С БЕЖЕНЦАМИ

22.07.2015 08:34

Отношение к беженцам из Африки и Ближнего Востока определяет, действительно ли европейцы являются теми, кем им приятно считать себя.


В понедельник министры внутренних дел стран ЕС в очередной раз собрались в Брюсселе, чтобы решить, что же делать с беженцами, которые попадают в Европу из южных берегов Средиземного моря. А проблема становится все более болезненной – тысячи людей погибают на пути в ЕС, тысячи по прибытии годами ожидают решения своей судьбы.

Объединенная Европа неохотно, но делает очередную попытку решить дело беженцев из стран Африки и Ближнего Востока, которые тысячами плывут в Грецию и Италию. Если помощь членам ЕС, которые переживают экономические трудности, рассчитывается на сотни миллиардов евро, то на решение этой проблемы европейские лидеры едва собрали сто миллионов.

В прошлом году только в сицилийский Порт Августа попали 50 000 беглецов с юга. Как сложилась у них ситуация – рассказывает журналист Международной редакции Польского радио Ярослав Коцишевський, который как раз вернулся из Италии.

В новостях можем услышать, что ежедневно из Африки и Ближнего Востока в Европу прибывают тысячи беженцев. Это преувеличение или ситуация на самом деле выглядит так драматично?
— Ежедневно в Европу попадают беженцы из стран Северной Африки и Ближнего Востока. Сейчас есть три главные маршруты: больше всего людей выбирает дорогу через Турцию, оттуда на греческие острова. Второй путь ведет из Ливии через остров Лампедуза или Сицилию в Италию. Третий, наиболее маргинальный, через Западную Африку и Гибралтар в Испанию. По предварительным оценкам, только в прошлом году этими тремя способами в Евросоюз прибыли 200 000 беженцев. По прогнозам, в этом году их количество, по крайней мере, удвоится. Ухудшается ситуация в Египте и Ливии, то есть будет расти миграционный поток из этих стран. Актуальной остается проблема Сирии, откуда вообще сбежали 4 миллиона человек. Держится поток беженцев из Эфиопии и Эритреи. Слова о тысячах беженцев ежедневно – это не преувеличение.

Как выглядит путь беженцев в Европу? Например, что должен сделать житель Эритреи, жизнь которого находится под угрозой и не имеющий возможности не просто достойно жить, а вообще жить в своем крае, чтобы добраться из этой восточноафриканской страны в Италию?
— Если речь идет о Эритрее, то первое направление для побега – это Судан и Хартум. То есть, беженец должен сначала найти контрабандиста, который поможет ему добраться до города Хартум или морем, или через Южный Судан. Следующий пункт – авиабаза Саба в Ливийской пустыне. Туда едут уже группами, с другими контрабандистами. Когда-то Саба была большим центром армии Каддафи, теперь ее контролируют два воюющих между собой племени. Однако когда есть возможность подзаработать на обездоленных с юга, бедуины удивительно хорошо сотрудничают. С Сабы беженцы попадают в различные ливийские города, где остаются на время от нескольких недель до нескольких месяцев. Они зарабатывают деньги на оплату владельцам лодок, которые выпускают в Средиземное море в Европу. Женщин часто заставляют заниматься проституцией, мужчин – строительством помещений местным главарям. Последний фрагмент побега наиболее опасный – путешествие через Средиземное море. «Билет» стоит около 2 тысяч долларов. Рейс неисправной лодкой, без пищи и воды, может продолжаться даже неделю. Тысячи добираются до Европы, возможно столько же погибает в море.

Мало кому удается добраться до берега, большинство нуждается в спасении еще в море, когда перегружена лодка или понтон начинает тонуть. Кто оказывает помощь, когда получает сигнал, что в море тонет такая лодка с беженцами?
— Согласно морскому праву, помощь должен предоставить тот корабль, который находится ближе всего. Теперь для координации спасательных акций создано два центра: один на Мальте, второй в Италии. На самом деле, большинство спасательных акций в этом году проходило вблизи территориальных вод Ливии, ведь лодки, которыми плывут беженцы, в ужасном состоянии. В последнее время треть беженцев спасают корабли итальянских пограничников, треть – корабли специальной европейской миссии и FRONTEX, еще треть те коммерческие суда, которые просто находятся рядом.

И что ждет таких беженцев, выживших после путешествия через пустыню и море, в Европе?
— Те, кто имеет счастье попасть в Европу, а я видел, как беженцы впервые сходят на берег, — чувствуют большое облегчение. Они обезвоженные, опаленные солнцем, часто покрыты нечистотами, лишь немногие имеют маленькие рюкзаки, остальные – несколько слоев одежды на себе, больше ничего. Беженцам оказывают медицинскую помощь, далее делят на две группы. Первая – это те, кто просит о политическом убежище, другие – так называемые экономические мигранты. Но это разделение является несколько искусственным, практически оно выглядит так: группа тех, кто может сам себе помочь, и группа тех, кто не может.

Так как дальше складывается судьба тех, кому помощь не нужна, а как тех, кому нужна?
— В случае, например, сирийцев, надо только организовать автобус, который подвезет этих людей к вокзалу. Они имеют родственников в Европе, немного сбережений и план, что делать по прибытии в ЕС. Я в этот раз общался с художником, который как раз сошел с лодки. У него есть семья в Лондоне, он знает, где будет жить, надеется, что удастся найти работу в Великобритании.


 
Неплохо справляются эритрейцы, у них меньше денег, но они имеют хорошую самоорганизацию.

В свою очередь, в наихудшей ситуации находятся люди из Судана, Нигерии и Бангладеш. Они попадают в специальные лагеря. На Сицилии есть такой большой лагерь Минео, я видел беженцев, которые уже живут там несколько лет. И здесь они снова становятся жертвами преступников и контрабандистов: местные мафиози предлагают им посредничество, благодаря которому можно добраться на север. Беженцы для этого работают почти рабских условиях. Они недоедают, не всегда получают медицинскую помощь, снова становятся жертвами насилия. Именно этим сейчас занимаются итальянцы – пытаются предоставить помощь не только тем, кто только сошел на берег, но и тем, кто остается в лагерях.

В Брюсселе признаются, что нынешняя ситуация – тысячи погибших в море, тысячи в Италии и Греции без понятной перспективы на будущее – ненормальна. Есть идея последовать примеру Австралии и отсылать всех новоприбывших назад. Есть идея распределять беженцев по странам Евросоюза. Так как помочь в этом случае?
— Если бы я знал решение этой проблемы, то бы уже стал еврокомиссаром. Здесь нет хороших решений, есть только плохие и еще хуже. Мы не можем просто оказывать помощь пассажирам лодок и отсылать их обратно на юг, и с юридической точки зрения, и с этической. И куда бы мы, европейцы, должны их отсылать? Ливия – страна хаоса и анархии, мы банально не имеем по другой стороне стола партнеров, с кем могли бы обсуждать эту проблему и пути ее решения. На самом деле, для ЕС вопрос беженцев с юга – это вопрос о том, кем мы являемся. Или мы уважаем человеческое достоинство, или мы действительно защищаем права человека, без разницы, какой паспорт этот человек имеет, мы действительно умеем нести ответственность. А если нет, то ЕС в будущем станет ничем иным, как новой версией России.

comments powered by HyperComments

Последние