THE WALL STREET JOURNAL: ГОД ПОСЛЕ КРУШЕНИЯ БОИНГА. ЖИЗНЬ МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ

21.07.2015 04:50

Только сейчас начинают приходить в себя жители сел, где упали тела пассажиров и обломки самолета. На поле, где все еще можно найти обломки, теперь трава и цветы. В лучах летнего солнца пожилые женщины, сидя на низких табуретках, доят коров, пишет в статье The Wall Street Journal. «Есть такая поговорка, что горе объединяет. Люди стали добрее, организованнее», — говорит 60-летний председатель сельсовета Бережной.

Петропавловка, Украина — Жители сел, в районе которых год назад разбился самолет MH17 компании Malaysia Airlines, едва успели погоревать, как пришла новая беда.
Спустя несколько дней приблизилась линия фронта, совсем рядом с ними начались бои между украинской армией и пророссийскими сепаратистами, и три четверти из 800 жителей Петропавловки были вынуждены бежать от массированных артиллерийских обстрелов. Были разрушены 43 дома и сельская школа, повреждены линии электропередачи, прекратилась подача воды, в магазинах кончился хлеб.
«Люди обсуждали крушение самолета и как-то пытались со всем этим смириться, и тут начались бои, и уже было не до разговоров, — говорит председатель сельсовета Наталья Волошина. — Я целый год боялась за всех местных жителей».
Только сейчас начинают приходить в себя жители трех сел, в районе которых упали тела пассажиров и обломки самолета. После подписания в феврале соглашения о прекращении огня линия фронта была перенесена на несколько километров назад, и артобстрелы там теперь ведутся гораздо реже. Вновь начинают работать некоторые шахты. С полей убраны неразорвавшиеся снаряды, и сейчас там зреет урожай зерновых. Начали выплачивать пенсии.
Но никуда не денешься от напоминаний о разбившемся самолете и о конфликте, который стал причиной его падения и гибели 298 человек, находившихся на его борту.
Во время весенних полевых работ в соседнем селе Грабово была найдена мужская сумка, в которой был голландский паспорт, несколько сотен долларов и сотовый телефон, рассказывает глава местного сельсовета Владимир Бережной. На въезде в Петропавловку стоит памятник командиру сепаратистского противотанкового отряда. В третьем поселке — Рассыпном — двое 12-летних мальчишек все летние каникулы провели, фотографируясь с вышедшими из строя портативными зенитно-ракетными комплексами.
Прошел год с тех пор, как над Украиной взорвался пассажирский самолет малазийских авиалиний, в результате чего погибли все, кто находился на его борту. Это событие привлекло внимание мировой общественности, но жители этих трех сел никак не могут забыть тот день, когда смерть буквально падала с неба.
Сельчане планируют отметить годовщину тех событий, когда горящие обломки самолета и тела людей — а иногда их фрагменты — нарушили их спокойную жизнь. В среду несколько мужчин закладывали основание для установки памятного камня на въезде в Грабово, где когда-то был советский колхоз. В пятницу в местной церкви пройдет панихида, и процессия верующих направится к кресту, установленному возле того места, где упали двигатели самолета и шасси.
«Есть такая поговорка, что горе объединяет. Люди стали добрее, организованнее», — говорит 60-летний председатель сельсовета Бережной, показывая в ту сторону, где мужчины насыпали землю для постамента.
Поселок неспешно возвращается к своей прежней, незатейливой жизни. На поле, где все еще можно найти небольшие обломки самолета, теперь растут желтые и голубые полевые цветы. В лучах летнего солнца пожилые женщины, сидя на низких табуретках, доят коров. А развороченные в результате падения самолета участки земли начинают зарастать травой. Полупустые полки сельского магазина свидетельствуют о трудностях со снабжением, возникших в результате конфликта.
44-летняя председатель сельсовета Петропавловки Наталья Волошина вспоминает о катастрофе с дрожью и чуть не плача. Но по ее словам, конфликт, разразившийся после этого события, во многом был еще страшнее. Из-за боев в августе из 800 жителей поселка осталось только 200, и они кое-как перебиваются на домашних запасах — консервированных овощах и фруктах. Самой Волошиной пришлось много побегать, чтобы в поселке опять появились свет и вода.
«Меня спасло то, что я занималась проблемами, а не просто сидела и переживала. И только сейчас я понимаю, насколько все было плохо», — говорит она.
Жительница Рассыпного 60-летняя Татьяна Типунова считает, что крушение самолета, возможно, спасло эти места от более жестоких боев, поскольку боевые действия прекратились для проведения предварительной расчистки места падения самолета — в том числе и для того, чтобы забрать тело пассажирки, которое при падении пробило крышу ее дома и упало на пол кухни. Правда, вскоре опять начались артобстрелы, в результате которых убило двух ее подруг, живших возле железной дороги. По словам Волошиной, тяжелые бои продолжались всю осень и закончились только в феврале.
Теперь эти села живут благодаря помощи одного украинского олигарха и за счет других благотворительных акций. Петропавловка находится в глубине территории, контролируемой пророссийскими боевиками, и на рабочем столе Волошиной стоит флаг сепаратистской «Донецкой Народной Республики» — а еще один развевается над зданием сельсовета.
Пенсии выплачиваются, в основном, в рублях. Было отремонтировано здание школы, хотя дома так и стоят разрушенные. Шахты, некоторые из которых действуют нелегально и не имеют достаточного спасательного оборудования, опять начинают работать.
Больше всего жители этих сел хотят узнать, кто виноват в этой трагедии. Запад и украинские власти утверждают, что самолет был сбит зенитно-ракетным комплексом, доставленным из России, и обвиняют в этом пророссийских сепаратистов или российских военных. Сепаратисты и российские власти отказываются от своей причастности к этому и обвиняют украинцев.
Некоторые местные жители возлагают надежды на расследование, которое проводят голландские власти — большинство погибших пассажиров были гражданами Нидерландов, результаты следствия планируется опубликовать в этом году.
Как говорит глава сельсовета Грабово Бережной, какими бы ни были результаты расследования, жители села, наверное, уже никогда не смогут жить так, как прежде.
«Мы не сможем забыть. И будем рассказывать об этом нашим детям, внукам и правнукам», — говорит он.

comments powered by HyperComments

Последние