ЗАВОД ПРЕЗИДЕНТА

28.05.2015 14:39

«Правительство» Севастополя в последний день февраля этого года «оформило» захват ПАО «Севастопольский морской завод», опосредованно принадлежащего президенту Украины Петру Порошенко.

Наше расследование показало, что на самом деле все выглядит не так складно и убедительно, как в обнародованной бумаге и публичных заявлениях российских чиновников. В истории «наказания» Президента Украины путем отъема его активов в Крыму столько нестыковок, что впору засомневаться: не на пользу ли Петру Порошенко действия оккупационной власти в Крыму? В любом случае, «национализация» Севморзавода окупантами вкупе с арестом фабрики «Рошен» в Липецке освобождают президента Украины от выполнения предвыборного обещания о продаже своих активов.

«Национализация» останков

Как видно из постановления «правительства» Севастополя, принятого за час до полуночи 28 февраля, крымские «власти» «национализировали» 12 предприятий, входящих в состав ПАО «Севморзавод»: «Севморсудоремонт», «Внешэконосервис», «Корабел», «Севмордорстрой», «Севморверфь», «Севмормаш», «Югсевморсервис», «Севморэнерго», «Новая эра», «Инкермебель», «КБ «Радиосвязи». На первый взгляд, список впечатляет. Однако часть предприятий ликвидировали еще задолго до оккупации Крыма, а часть, принадлежащих Севморзаводу и физическим лицам, перерегистрировали в РФ до так называемой «национализации». При этом, как водится в оккупированном Крыму, они остались в реестре Украины.

Чтобы понять, что в реальности «национализировали» в Севастополе под видом «завода Порошенко», стоит обратиться к новейшей истории предприятия, ровесника города.

За последние 20 лет ни одна смена власти в городе не обходилась без смены собственника некогда самого крупного местного предприятия – Севастопольского морского завода им. Орджоникидзе, или Севморзавода.

Череда поистине драматических событий в его судьбе началась осенью 2006 года, когда Фонд госимущества Украины внезапно решил продать свою долю акций ОАО на фондовой бирже. Цена акций, которые не продавались в течение двух лет, за сутки выросла в 48 раз. Предприятие не досталась компании L.I.T.A.T. Holding ливанца Рафика Даy, которому в то время принадлежал 61% ОАО. Так контроль над ОАО получили две компании, связанные с группой «Энергетический стандарт» российского бизнесмена Константина Григоришина.

В последующие два года местное производство было практически заморожено, оборудование постепенно превращалось в металлолом. С завода стали уходить опытные специалисты, исчезали целые структурные подразделения. Прекратилось сотрудничество с норвежской FMV, давшей заводу выгодные заказы. По словам менеджера FMV Хью Странда, причиной тому стало несоблюдение условий контракта на строительство корпуса судна-снабжения. Вместо восьми месяцев оно затянулось на три года.

На деле выглядело так, что новым собственником ставилась задача не выполнить в срок заказ, а поскорее собрать разрозненные активы в одни руки – ОАО «Севастопольский морской завод». Параллельно с судоремонтным предприятием перестал активно работать еще ряд фирм в составе Севморзавода. В 2007 году как юрлицо прекратило свое существование ООО «СевморДострой» (кстати, «правительство» Севастополя спустя восемь лет «национализировало» его как «Севмордорстрой»). В том же году ликвидировали ООО «Севморрэмо», в следующем – «Севморэнерго». (Забегая наперед, скажем, что тенденция к «оптимизации» сохранилась и далее: в 2012 году было ликвидировали ООО «Новая эра», в 2013-м прекратила существование уже много лет не работающая «Инкермебель». А в январе 2014 года – и ООО СПТ "Корабел").

Но собственники Севморзавода, избавляясь от непрофильных активов, также расстались и с рабочими, и с заказами. В результате за два года долги Севморзавода увеличились в шестнадцать раз и достигли 500 млн. грн. Рабочие, которым не платили зарплату, увольнялись сами, по 10-15 человек в неделю. Среди них – и те, кто для выполнения норвежских заказов освоил новые стандарты и приобрел новые навыки.

В начале 2009 года рабочим объявили, что завод переходит в режим простоя. Руководство издало приказ, которым запрещало рабочим... ежедневно выходить на работу! Им рекомендовали прибывать на завод по понедельникам и отмечаться в журнале.

Лучше всего ситуацию на предприятии в 2010 году описал его новый собственник, Петр Порошенко: «Когда я пришел сюда, заложено было все до последнего винтика – на 230 млн грн. Еще полгода, и завод был бы распродан по частям всякими махинаторами. Были распилены даже стапеля».

После череды конфликтов в конце 2010 года К. Григоришин вышел из состава акционеров, оставив за собой бывшую базу отдыха Севморзавода – ООО «Югсевморсервис». Кстати, еще в 2007 году ООО «Югсевморсервис» получило в аренду на 49 лет 35 га на Южном берегу Крыма, в 2008-м – еще 6,21 га. За три дня до нового, 2013-го года, поссовет Фороса разрешил фирме выкупить арендованные участки. После аннексии Крыма ООО «Югсевморсервис» перерегистрировалось в России. В учредителях в госреестрах обеих стран значится кипрская компания «Energy Standard Real Estate Limited» и киевское ООО «Компания по управлению активами «Глобус эссет менеджмент».

Новый собственник

Но вернемся к Фонду Prime Assets Management, управляющему активами концерна «Укрпроминвест» П. Порошенко, который в 2010 завладел 60% акций Севморзавода. На что рассчитывал украинский собственник? По словам самого П. Порошенко, на военные заказы – как от ВМС Украины, так и ЧФ России. Один, кстати, у него уже был. Российско-украинское ООО «СРЗ «Лазаревское Адмиралтейство», 50% которого принадлежало Севморзаводу, ремонтировало БДК «Очаков» ЧФ РФ. Но дальше дело не пошло. Россияне предпочли ремонтироваться в Севастополе на своем 13-м заводе, а украинские военные заказы П. Порошенко смог заполучить лишь в 2012 году, когда стал министром экономического развития и торговли в правительстве Януковича. ПАО «Севастопольский морской завод» в июле того же года выиграло тендер почти на 8 млн. грн. на ремонт «Гетьмана Сагайдачного». Но вскоре у Порошенко появился конкурент – внезапно ставший украинцем Вадим Новинский с его ПАО «Николаевский судостроительный завод «Океан» и ПАО «Херсонский судостроительный завод».

Порошенко, выступая на юбилее завода в 2013 году, уверял, что сделает все, чтобы завод работал. Но, как следует из финансового отчета, за год завод не заключил ни одного нового контракта. Убытки за 2013 год составили 13 673 000 грн. В то время на предприятии, по данным отчета, работали 347 человек. Запомните эту цифру.


Самыми занятыми на заводе, вероятно, были юристы. Только в Окружном административном суде г. Севастополя в производстве было 28 дел по Севморзаводу. Предприятие активно судилось с Пенсионным фондом Украины и Государственной налоговой инспекцией за уменьшение выплат.

Аннексия полуострова, но не завода

Призывы «забрать Севморзавод у Порошенко» зазвучали в оккупированном Севастополе сразу после аннексии. Но, в отличие от зоны ответственности «правительства» Аксенова, «национализации» без суда и компенсации собственникам здесь не было. Напоминания президенту Украины о возможности отъема его активов больше походили на давление, которое включалось в нужный момент. То, что завод был предметом то ли тайных договоренностей с руководством России, то ли элементом игры Кремля с Порошенко, косвенно подтвердил бывший зам. главы АП Януковича Андрей Портнов. Из опубликованных документов следует, что 16 апреля, через месяц после «референдума» в Крыму, на Севморзавод пришло письмо из Министерства промышленности РФ с предложением о… господдержке предприятию. По словам Портнова, гендиректор завода Константин Картошкин «позитивно откликнулся на предложение российской стороны» и направил в Минпром «отчет о финансово-хозяйственной деятельности предприятия, включая информацию об объемах продукции и активах, а также данные о прибыли, численности работающих, размерах заработной платы, объеме кредиторской и дебиторской задолженности. 

Таким образом, считает Портнов, менеджер завода Порошенко признал российскую юрисдикцию. Однако никакие блага оккупационные власти Севморзаводу так и не даровали. Он и далее простаивал. Тот же Картошкин в мае 2014 года заявил, что «в связи с непонятным статусом города Севастополя, у нас заказчик, с которым достаточно давно работали, стал с осторожностью к нам относится и подзаморозил наши отношения. У нас есть месяц, чтобы найти загрузку нормальную либо перевести предприятие в режим ожидания». Ему самому долго ждать не пришлось. Уже в июле он стал и.о. директора ГП «Заря-Машпроект», входящего в систему «Укроборонпрома».

К концу 2014 года два ведущих предприятия завода – ДП «Внешэкономсервис» и ООО «Севморверфь» – как и ЧАО «Севастопольский морской завод» значились в Киеве по известному адресу на Рыбальском острове – ул. Электриков, 26. А на заводе, по словам главы Совета работодателей Севастополя, работал 101 человек.

Огромная территория Севморзавода – 53 га – превратилась в территорию запустения, пребывание на которой сопряжено с риском для жизни из-за угрозы обрушения конструкций. В таком состоянии завод и застала так называемая «национализация». Формальным основанием для нее «власти» назвали окончание переходного периода, отведенного юрлицам для перерегистрации в российское правовое поле – 1 марта 2015 года.


Но российское предприятие по адресу Севморзавода на тот момент уже было «прописано» в госреестре РФ! Как следует из записи ЕГРЮЛ, 13 января 2015 года по адресу завода – ул. Героев Севастополя, 13 – был зарегистрирован Севастопольский филиал ОАО «Центр судоремонта «Звездочка».

Зачем же нужен был цирк с постановлением правительства и «принятием» в госсобственность Севморзавода как субъекта РФ? Судя по всему, это было формальностью, позволившей зайти на территорию завода. 2 марта «директор департамента внутренней политики в правительстве Севастополя» Евгений Дубовик в сопровождении «самообороны Севастополя», то есть вооруженных людей, зашел на основную площадку Севморзавода на ул. Героев Севастополя, 13.

Несмотря на то, что на Севморзаводе упреждающе прописалась «Звездочка», 19 марта в российском реестре по этому же адресу появилось еще одно юрлицо – ГУП «Севастопольский морской завод им. Серго Орджоникидзе».

В апреле на Севморзаводе побывали и министр обороны РФ Сергей Шойгу, и зампред правительства РФ Дмитрий Рогозин. Оба обещали заводу оборонные заказы.

«Губернатор» Севастополя Меняйло анонсировал прием на работу на Севморзавод – внимание! – около 300 рабочих. То есть, тот самый минимум, который был и в период простоя, и на момент аннексии Крыма. Но сотрудников уволили, а вновь на работу не позвали. Ни старых, ни новых. Поэтому бывшие рабочие оптимизма российских эмиссаров не разделяют и говорят, что «надежды нет, это – правда, инвестор не зайдет, денег на развитие нет. «13-го завода хватает для обслуживания флота, а иностранцы на ремонт не пойдут». «Скажу, как я все это вижу: набирают 300 человек, заказов нет, платить нечем. Далее – процедура банкротства и сдача в аренду площадей, особенно доков. Как-то так», – говорит другой.

Экс-командующий Черноморского флота, а ныне глава комитета Госдумы РФ по обороне Владимир Комоедов, по сути, подтвердил версии наших собеседников, поставив под сомнение жизнеспособность Севморзавода. Во-первых, без северного дока на другой стороне Севастопольской бухты, где могли бы ремонтироваться большие корабли, завод полноценно работать не может: «Без северной части он как инвалид – без руки, без ноги. А там другая форма собственности, другой владелец (с 2004 года док принадлежит Ринату Ахметову). То есть, единого завода не получается». Во-вторых, это может стать причиной больших проблем: «Сейчас Порошенко, пользуясь поддержкой США, подаст в суд европейский, будет тяжба по этому вопросу. А завод будет стоять, гнить и разрушаться».


Кстати, завод стоит и разрушается и без исков Порошенко. Выходит, что 53 га территории Севморзавода – это главный актив, который у него остался. Актив, который не обесценился, потому что это – полсотни гектаров на берегу Черного моря.

И напоследок. В списке «национализированных» значится ГП «КБ «Радиосвязи», не входившее в Севморзавод. Тут либо кто-то ввел в заблуждение новую «власть», либо господа под шумок «национализации» Порошенко прихватили себе еще земли. Дело в том, что КБ «Радиосвязи» банкрот и как производство не представляет никакого интереса. Но имеет 1500 кв. м недвижимости рядом с самым крупным торговым центром Севастополя и 2 га земли на берегу Севастопольской бухты.

Так что земля и недвижимость – это все, чем россияне поживились с «отобранного у Порошенко».

comments powered by HyperComments

Последние