ООН О ГУМАНИТАРНОЙ КАТАСТРОФЕ В УКРАИНЕ: ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ НУЖДАЮТСЯ В ПОМОЩИ, ЕСТЬ УГРОЗА ЭПИДЕМИЙ

08.04.2015 19:47

Барбара Манзи – о международной гуманитарной помощи в Украине, о критических вызовах и угрозах эпидемий, о необходимости вернуть социальные выплаты и о том, как важно чтобы именно украинцы помогали украинцам.

Глава Управления ООН по координации гуманитарных вопросов в Украине в интервью "Сегодня.ua" и телеканалу "Украина" рассказала о том, какие ключевые гуманитарные вызовы стоят перед нашей страной и как их можно и нужно решать.

- Барбара, как предоставляется международная гуманитарная помощь в Украине? Какие есть гуманитарные проекты, и каким образом они реализуются?

- В Украине действует та же самая система предоставления гуманитарной помощи в кризисных ситуациях, которая используется Организацией Объединенных Наций по всему миру. Будь это стихийные бедствия или кризисы, вызванные рукотворными, человеческими факторами, – система работает одинаково.

В рамках этой системы предоставления помощи мы взаимодействуем с огромным количеством партнеров. Правительство стран играет первоочередную и ключевую роль в вопросах преодоления кризисных ситуаций, и именно ему международные гуманитарные организации предоставляют поддержку для их преодоления и нормализации жизни населения.

Также существует огромное количество общественных, гражданских инициатив по предоставлению помощи (и, надо отдать должное, в Украине они играют крайне значительную роль!). Действуют и международные неправительственные и гуманитарные организации, скажем, тот же Комитет Красного Креста, которых много, и работу которых необходимо координировать. Потому на глобальном уровне существует Межведомственный постоянный комитет (IASC – Inter-Agency Standing Committee – Ред.), который призван координировать деятельность всех этих международных организаций, – и ООН, и Красного Креста, и различных НГО и НКО, для создания системы, которая позволяет действительно плодотворно взаимодействовать для максимальной эффективности нашей помощи.

Наша работа строится по так называемым кластерам, в которые входят гуманитарные организации, которые специализируются на предоставлении определенных видов помощи. Так, например, Всемирная продовольственная программа (ВПП) предоставляет продуктовые наборы и ваучеры для приобретения еды. ВПП возглавляет кластер по продовольственной безопасности и питанию, в него входят и многие другие гуманитарные организации. Этот кластер ежемесячно предоставляет еду 100-та тысячам человек в Украине. Также, есть кластеры охраны здоровья, образования, воды, гигиены и санитарии, аварийного убежища и непродовольственных товаров, по оказанию первоочередной помощи, и другие. И, безусловно, их работа должна взаимно дополнять друг друга, потому что если ты помогаешь людям продуктами питания, но у них нет нормальной воды, и им приходится готовить пищу на грязной воде, они могут заболеть. Поэтому все кластеры необходимо координировать!

Еще один важный момент: мы работаем в четком соответствии с международными договорами и соглашениями, а также международными принципами предоставления гуманитарной помощи.

- В чем заключаются эти принципы, если кратко?

- Первое: мы предоставляем помощь исключительно мирному, гражданскому населению. Второе: мы помогаем тем, кто больше всего нуждается в помощи и кто более всего уязвим, – ребенку, который потерял родителей, пенсионеру, который не имеет средств к существованию и т.д.

Третье, и очень важное: мы нейтральны, независимы и аполитичны. Мы не смотрим ни на цвет кожи, ни на вероисповедание, ни на политические убеждения, если человек нуждается в еде и воде – он должен их получить. Мы видим только людей в беде, и для нас главное – оказать им гуманитарную помощь.

Перед тем, как ее предоставить, мы делаем оценку потребностей населения. Мы обязаны знать, где находятся нуждающиеся люди, сколько их, что именно им необходимо. После этого мы уже составляем План гуманитарного реагирования, где детально описываем какую и в каком объеме помощь необходимо предоставить, и на основании которого действуем.

- Расскажите подробнее об этом плане – как он составляется, как финансируется?

- Гуманитарный кризис в Украине начался около года назад, и привел к огромному количеству людских страданий. С самого его начала ООН и другие международные гуманитарные организации стали предоставлять украинцам помощь на основе предварительного Плана гуманитарного реагирования, который был подготовлен еще летом. В декабре минувшего года был готов уже основной текст Плана, но поскольку ситуация ухудшилась, и потребности людей серьезно возросли, уже в феврале совместно с правительством Украины был подготовлен обновленный План гуманитарного реагирования на 2015 год.

Хочу подчеркнуть, что это вообще не наш принцип, что мы что-то запланировали, а потом решили этого не делать, наоборот, мы работаем в полном соответствии с нашими планами, меняются людские потребности – и мы корректируем планы вслед за ними.

На основании этого Плана мы обращаемся к организациям-донорам, которые могут оказать финансовую поддержку этого плана, и в зависимости от их готовности ее предоставить, мы действуем.

Все наши активности абсолютно прозрачны; у нас действует так называемая Система отслеживании финресурсов (Financial Tracking System – Ред.), и через нее можно увидеть, кто, на какие нужды и в каком объеме выделил средства. Она обновляется постоянно. Мы работаем с донорами, чтобы информировать их, какова ситуация, и сколько помощи еще необходимо.

- Сколько украинцев, по оценкам ООН, сейчас нуждаются в помощи?

- По нашим оценкам, а также по оценкам наших коллег из других организаций, гуманитарная помощь необходима сейчас пяти миллионам человек по всей Украине, в том числе гуманитарная помощь, необходимая для спасения жизни.

В соответствии с последней редакцией нашего Плана мы сможем оказать помощь около 3,2 млн человек.

Кто эти люди? Более миллиона человек из-за войны были вынуждены оставить свои дома – и теперь они нуждаются в помощи. Это также те, кто приняли беженцев, кто был щедр, дали им кров и помощь, но сейчас и их ресурсы оказались крайне ограниченными.

Наконец, есть люди, которые месяцами и месяцами живут под обстрелами. У них нет дома – только бомбоубежище, нет света, нет нормальной еды и воды, нет предметов гигиены. Там есть маленькие дети, которые прожили так большую часть своей жизнь. Лично я встретила мальчика Сашу, которому сейчас год, и ровно шесть месяцев – половину своей крохотной жизни – он прожил в бомбоубежище. Рядом с ним есть только бабушка, потому что его папа и мама погибли. А у бабушки нет ни возможности получить свою пенсию, ни возможности обратиться за нормальной медицинской помощью, – их нет там. Есть только бомбоубежище.

В донецких больницах порой не было самого необходимого – не было, банально, медицинских перчаток, не было противоожоговых препаратов! Потому мы должны помогать мирным людям там, вне зависимости от политической ситуации. И это наша цель.

Но, возвращаясь к нашему плану, хочу отметить, что сразу после начала украинского кризиса международные донорские организации были очень щедры, было найдено финансирование. Но с того момента очень многое изменилось, изменилась ситуация и потребности, и необходимо искать новое финансирование.

- А каковы финансовые объемы вашей гуманитарной программы на данный момент, и сколько средств не хватает?

- Из тех $316 млн, которые были заложены в Плане гуманитарного реагирования по Украине, мы уже получили $26 млн, и есть информация, что средства предоставят еще несколько международных организаций, что в целом составит порядка $57 млн. Но это лишь часть необходимого. И если эти средства так и не будут получены, нам придется сконцентрироваться на самых приоритетных программах, с тем чтобы помощь получили . самые-самые уязвимые группы населения.

Приведу пример: мы раздаем ваучеры на покупку продуктов порядка 100 тысячам человек в месяц. Всего в рамках этой деятельности мы планировали помочь 0,5 миллионов человек, потому что примерно столько людей, по нашим подсчетам, в еде нуждаются. Эта операция стоит $65 млн. Сейчас же у нас есть только 16 миллионов, что значительно сократит возможность для выдачи продуктов, если не будет финансирования от доноров.

Еще пример: нам нужно $48 миллионов на проекты, связанные с водой и гигиеной, пока же у нас есть только $2 млн. Во время боевых действий системы водоснабжения были повреждены, но была зима, и люди зачастую использовали расплавленный снег, чтобы получить воду и пить ее, но сейчас наступает весна, и у них не будет такой возможности! И страшно представить какие последствия это может иметь, вплоть до распространения эпидемий.

И ведь это может коснуться не только одной территории, – это коснется всей Украины. Если один человек или группа людей заболеет, инфекция может очень распространиться по всей стране. Кроме того, в рамках наших программ мы предоставляем помощь медицинским учреждениям на тех территориях, где сейчас проживает наибольшее количество переселенцев, и если ее не будет, в случае эпидемиологических угроз, у них просто не будет достаточного количества медикаментов.

- А какая помощь ООН и партнерскими организациями была оказана ранее?

- С августа по декабрь 2014 года расходы на гуманитарную помощь со стороны ООН и наших партнеров составили около $33 млн. 2,6 миллиона человек получили медикаменты, 100 тысяч людей получили питьевую воду, 53 тысячи – гигиенические наборы, 62 тысячи людей были обеспечены зимней одеждой, 20 тысяч детей были обеспечены принадлежностями для учебы, 100 тысяч украинцев получили продукты питания либо ваучеры для их приобретения, 190 тысяч людей получили различные консультации по вопросам переселения.

- А с чем связаны те трудности, которые возникли с финансированием программы сейчас? Только с тем, что выросло количество нуждающихся?

- Да, в 2014 году нужды были куда меньше, с учетом тогдашнего количества людей, которые нуждались. По предварительному нашему плану объемы финансирования составляли $33 млн для помоши всем территориям. Но потребности очень выросли!

Еще один момент – в мире, увы, серьезно возросло количество гуманитарных проблем и вызовов. И все они требуют помощи и денег. Это не значит, что Украина менее важна, чем Сирия, или Центральноафриканские республики, или ситуация с вирусом Эбола, но глобальных вызовов очень много.

К сожалению, о гуманитарном кризисе в Украине известно не так много. Многие говорят о политических аспектах конфликта, о военных, о вопросах безопасности, но судьбы людей, их страдания остаются в тени.

И это, в первую очередь, задача журналистов, задача медиа, чтобы о беде того же маленького Саши и его бабушки могли узнать люди по всему миру и могли им помочь.

- Как конкретно осуществляется помощь на территориях, временно неподконтрольных Украине? С какими трудностями вам приходится сталкиваться?

- Еще раз отмечу: мы не делаем различий, где живут нуждающиеся в помощи люди. Для нас ключевым критерием является то, какая именно помощь им необходима. И мы делаем все возможное, чтобы этим людям помочь.

Мы работаем с правительством, для того, чтобы преодолеть определенные бюрократические преграды, которые на сегодняшний день замедляют процесс доставки гуманитарной помощи через линию соприкосновения. И у нас взаимопонимание между гуманитарным сообществом и правительством о том, что изменения необходимы. На данный момент порядок очень усложнен, и его необходимо упрощать, чтобы помощь свободно доставлялась – на основании доверия, на основании гарантий, что она предназначена исключительно для мирного, гражданского населения.

Главное, на что я хотела бы еще раз обратить внимание, – мы работаем и будет продолжать работать ради людей, мы полностью прозрачны для всех партнеров и у нас нет никаких политических интересов. Да, мы работаем и на оккупированных территориях, и вне них, у нас есть необходимость ввозить гуманитарные грузы, и мы служим каждому нуждающемуся человеку Украины, каждому украинцу в беде, независимо от того, где он находится.

- Какие группы населения на Донбассе сейчас более всего, на ваш взгляд, нуждаются в помощи?

- Разные люди имеют различные уровни потребностей. Безусловно, дети – очень уязвимая категория, безусловно – пенсионеры, безусловно – многодетные матери или семьи, которые утратили кормильца. И каждый из них нуждается по-своему. Не стоит также забывать об инвалидах, о раненых, о людях, которые имеют хронические заболевания, раковые больные, больные ВИЧ/СПИД, диабетики и т.д. Люди, потерявшие работу и люди, лишенные всех соцвыплат – они также нуждаются в помощи.

Все эти потребности постоянно нами оцениваются, и всю эту информацию можно найти на нашем сайте. Мы регулярно проводим мониторинги. И публикуем эту информацию.

- А какие территории наиболее проблемны?

- Если у человека нет доступа к социальным услугам, он наиболее уязвим. Больше всего переселенцев сейчас сосредоточено в Днепропетровской, Запорожской, Харьковской областях, а также на территориях Донецкой и Луганской областей. В целом, восточные регионы Украины сейчас являются наиболее нуждающимися.

Но, безусловно, я не хочу сказать, что переселенцы, которые, скажем, проживают во Львовской области, нуждаются меньше. Мы смотрим не на цифры, а на людей и на их нужды.

- Есть ли понимание, как будут финансироваться ваши программы в дальнейшем? Быть может, удастся привлечь еще какие-то донорские, волонтерские организации? С кем вы сотрудничаете в Украине?

- Мы работаем с большим количеством очень хороших и очень ответственных общественных, гуманитарных, волонтерских организаций. Благодаря их пожертвованиям очень многие было сделано, и именно они пришли на помощь в первую очередь.

Это и Красный Крест, и религиозные организации, и различные неправительственные и некоммерческие организации, с которыми мы сотрудничаем, и просто – помощь от людей.

В дальнейшем мы продолжим обращаться к донорским организациям, для привлечения дополнительной помощи. Мы будем делать все для распространения большей информации о гуманитарном кризисе в Украине, – в этом у нас есть поддержка центрального офиса ООН.

Кроме того, мы и дальше будем продолжать сотрудничество с украинским правительством, чтобы оно обеспечило выделение дополнительных средств в бюджете страны, поскольку, как я отмечала ранее, именно правительство в первую очередь несет ответственность за оказание гуманитарной помощи.

Я не могу даже перечислить всех наших украинских партнеров, так их много – важна каждая копейка, важна каждая гривна, каждый волонтер! Преодоление гуманитарного кризиса в Украине – это общее дело, и оно требует смелости и щедрости. И без украинцев, которые будут помогать друг другу, мы, как международная организация, не сможем многого сделать.

- Одна из тем, которую вы затронули – то, что у людей на временно оккупированных территориях нет соцвыплат, нет пенсий и зарплат. Какова позиция ООН в данном вопросе – должно ли государство их вернуть? Какие могут быть решения?

- Решение – выплаты должны быть возвращены. Это единственное решение. Я вернусь к тому, о чем уже говорила: в больницах Донецка после обстрелов порой не хватало самого необходимого, просто – стерильных перчаток для докторов. Это один пример, среди многих.

Количество еды на полках магазинов уменьшается, и людям не за что ее покупать. Сколько еще люди должны страдать?

Для нас это не политический вопрос. Если мирные люди нуждаются, они должны получить то, в чем они нуждаются. Мы не политическая организация, мы вне политики, потому мы призываем все стороны решить данную проблему.

Мы и наши партнеры никогда не отвернемся от Украины, мы помогали и будем помогать. Главный секрет успеха – в объединении наших усилий. Вместе мы выстоим, разобщенные – мы проиграем.

comments powered by HyperComments

Последние