ВЛАДИМИР ВОЙНОВИЧ: «КАКОЙ БЫ ЛЕГКОЙ КОМУ-ТО НИ КАЗАЛАСЬ ЭТА ВОЙНА, ОДНОЗНАЧНО ОНА ПОДОРВЕТ РОССИЮ»

28.03.2014 15:40

Известный писатель одним из первых подписал антивоенное обращение российской интеллигенции к властям

Вот уже несколько лет известный советский писатель, автор знаменитого романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Владимир Войнович живет в загородном доме под Москвой. В столицу выбирается крайне редко и так же неохотно дает интервью. Несмотря на замкнутый образ жизни Владимир Николаевич следит за всем, что происходит в мире. Последние месяцы все свое время отдает новостям из Украины. Говорит, что вызывает этим даже недовольство супруги.

Войнович, в детстве живший в Запорожье, а затем Керчи, считает нашу страну родной и довольно скептически относится ко всему, что происходит сейчас в России. Кстати, во времена Советского Союза за свое свободомыслие он пострадал — ровно на десять лет автор любимой песни советских космонавтов «Я верю, друзья, караваны ракет…» был лишен гражданства и исключен из Союза писателей СССР. Пожив в США и Германии, вернулся в Советский Союз накануне его распада в 1990 году. К тому времени Владимиром Войновичем уже давно была написана книга «Москва 2042″, ставшая сейчас пророческой. Писатель одним из первых подписал антивоенное обращение российской интеллигенции к властям. Среди его единомышленников оказались писатели Дмитрий Быков и Людмила Улицкая.

— С удовольствием поделюсь с вами своими мыслями, ведь я когда-то жил на Украине, — запнувшись на этих словах, известный писатель Владимир Войнович тут же исправился. — Извините, в Украине. Сработала многолетняя привычка говорить «на». Кстати, должен заметить, что никакой нормы, как это утверждают многие, произносить в русском языке «на Украине» нет. Все прекрасно знают, в том числе и чиновники, что это обижает вас, но упорно продолжают так говорить. Считаю это настоящим свинством. В нашей российской пропаганде вообще очень много некрасивых вещей, оскорбляющих национальные чувства украинцев. Например, некоторые говорят, что Украина — вовсе не страна.

— Такое слышать обиднее всего.

— Наверняка в вашем государственном устройстве есть недостатки, но в России их не меньше. И исправлять их путем оскорбления народа недопустимо. Это лишь усугубляет пропасть между нами.

— Вы стали одним из тех, кто подписал письмо против войны, в поддержку Украины.

— К сожалению, я не знаю, возымело ли оно какие-то последствия. Хотя войны-то ведь нет…

— Нет боевых действий.

— Точно, сейчас идет такая полуобъявленная война, в которой Украина уступила России Крым без боя. Может быть, вы не могли сопротивляться, не берусь судить, я не стратег и не политик. Что будет дальше, говорить опасаюсь. Возможно, американцы как-то сдерживают агрессию России, которая остерегается развивать свой так называемый успех дальше. Все же, надеюсь, что настоящей войны не случится. Понимаю украинцев, которым сейчас очень тревожно. Сосед-то у вас коварный, неизвестно, что ему взбредет в голову. Если война настоящая таки начнется, это будет не только преступление, но и невероятная глупость. Кончится все желаемым для некоторых наших политиков развалом Украины, но впоследствии и развалом самой России. Потому что какой бы легкой сейчас кому-то ни казалась эта война, однозначно она подорвет Россию — на самом деле сейчас довольно слабую страну. Политики и военные бряцают оружием, надувают щеки, но это больше говорит об их невероятной глупости. Наша пропаганда вопит: «Мы взяли Крым, теперь стали сильнее, настоящей державой…» Да ничего не стали! Потому что даже проглотить Крым — само по себе очень сомнительное дело. Извините, мне кажется, я говорю несколько бессвязно…

— В любом случае, к вашим словам прислушаются. Более того, они оставляют нам надежду на то, что в России остались нормальные люди, которые понимают, что происходит на самом деле.

— Вы знаете, патриотический угар всегда сопровождает яркие, показные маневры, как это случилось с Крымом. Этот угар был и перед японской войной 1904—1905 годов, перед Первой мировой. Людям и тогда, и сейчас казалось, что очень легко они одержат победу. Но захватнические идеи давно устарели. Мне кажется, простым людям вообще все равно, кому принадлежит Крым — Украине или России, границы между которыми были открыты. Вот я пару лет назад был в Крыму, ездил в Керчь, где похоронены мои родители. И мне было совершенно безразлично, на какой я земле: украинской или российской. Как это донести до всех?! Ведь когда пройдет угар и, не дай Бог, начнется война, матерям станут привозить цинковые гробы, выстроятся очереди за маслом и хлебом. Люди протрезвеют. Но будет поздно.

— Вы следили за событиями, которые разворачивались у нас на Майдане?

— Конечно, с самого начала. И пытался их оценить. Правда, издалека это сделать было очень трудно. Смотрел не только российские каналы, но и ваше телевидение цiлодобово. Однозначно у вас свершилась революция. А виновата в этом, конечно, власть. Если что-то подобное произойдет в России, то это тоже будет спровоцировано действиями первых лиц государства. Мне кажется, Путин сильно испугался Майдана, понимая, что это может стать примером для россиян. Ему надо было срочно принимать какие-то меры, чтобы всем стало понятно: у нас подобного произойти не может.

— И все же вы говорите о том, что в России революция возможна?

— Конечно, не сейчас, но вполне возможна. Наша власть принимает слишком много законов, ограничивающих свободу человека. Коррупция, поддерживаемая самой властью, настолько чудовищна, что этого нельзя не заметить. Может быть, русские в своей массе более послушны, чем украинцы, и не столь активны. Но в конце концов русский бунт — бессмысленный и беспощадный — грозит нашей стране. Причем, если таки начнется война с Украиной, то его шансы значительно увеличатся.

— В 1986 году вышел ваш роман-утопия «Москва 2042», который сегодня многими расценивается как пророческий.

— Я писал его как роман-предупреждение. В России тоже были революционные события 1991 года, когда народ восстал. Правда, он тут же отдал плоды своей победы тем, против кого выступал. Надеюсь, у вас подобного не произойдет, но все же существует большая угроза распада Украины и России. Все, что происходит сейчас, сильно подогревает сепаратистские настроения. Хочу у вас как у киевлянки спросить: на улицах столицы сейчас спокойно? А то у нас все твердят, что по Киеву ходят фашистские молодчики, бьют и убивают не понравившихся им людей. Ну, а следом за ними идут бандеровцы…

— Полная чепуха и вранье!

— Я так и думал. Но в этой пропаганде нет ничего удивительного. Помню, когда в 1968 году была «Пражская весна» и Советский Союз ввел в Чехословакию танки, тоже говорили, что в этой стране орудуют фашисты и мы должны защитить эту страну, опередить Германию. Знаете, что обиднее всего? Противостояние между Россией и Украиной может закончиться поражением двух стран. При этом люди останутся озлобленными и враждебно настроенными друг против друга. По крайней мере, вы к России. И это можно понять. Помню, то же случилось в Чехословакии. У меня там была переводчица, с который мы состояли в очень дружеских отношениях. Когда в Прагу вошли советские войска, она просто перестала отвечать на мои письма, хотя я всей душой был за чехов, а не за наших. В общем, нам всем предстоит еще долгая история и не знаю, сможем ли мы вернуться опять к теплым, дружеским отношениям.

— Как вы полагаете, Россия забрала Крым навсегда?

— Недавно я смотрел программу Савика Шустера, в гостях у которого была Юлия Тимошенко. В ее словах прозвучала абсолютная уверенность в том, что она вернет Крым. Но, честно говоря, я не представляю каким образом. Если не будет никаких боевых действий, это просто нереально. Мне кажется, из-за санкций Россия ничего уступать не будет. А мир, увы, проглотит и это. Так что не понимаю оптимизма одного из ваших политиков. Если же начнется большая война, то ее исход непредсказуем. Я не верю в победу России. Украинская армия слаба, но и русская не так сильна, как кажется. Кроме того, не уверен, что солдаты вообще захотят стрелять, по сути, в своих. В общем, получается какая-то братоубийственная война.

— На фоне этих всех катаклизмов вам сейчас сочиняется?

— Я, конечно, стараюсь писать, но, честно говоря, все, что происходит между нашими странами, меня очень отвлекает. Даже жена ругает: мол, ты что, с ума сошел?! Потому что я практически все время провожу у телевизора, отслеживая последние новости. Украина мне совсем не чужая страна. Многие родственники до сих пор живут в Запорожье, общаемся с ними по скайпу.

— Известных российских деятелей искусства сейчас поделили на два списка: тех, кто поддерживает интервенцию и тех, кто против нее.

— Радует, что людей такого образа мысли, как у меня, в России довольно много. Нас уже называют пятой колонной и предателями, а от этого, знаете ли, недалеко и до репрессий. Так что ситуация тревожная.

— Не боитесь, что начнут зажимать?

— Мне столько лет, что уже ничего не боюсь. Хотя и раньше был не из трусливых. Один мой друг, которому исполнилось 50 лет, говорил: «Мои 50 у меня уже никто не отнимет». Я могу сказать, что никто не отнимет мои 80.


fakty.ua

comments powered by HyperComments

Последние