ДЕЛО ТИМОШЕНКО - МИНУС ВЛАСТИ, НО ПЛЮС ДЛЯ ОППОЗИЦИИ

16.12.2011 11:50

Председатель Верховной Рады Владимир Литвин рассказал "Комментариям" о планах его партии и о том, кто действительно не хочет освобождения Тимошенко

- На недавних торжествах по случаю годовщины основания Народной партии, вы заявили, что на выборы партия пойдет самостоятельно. Вопрос слияния с Партией регионов снят с повестки дня?

- Надо просто читать закон. Там четко написано, что парламентская партия имеет право на участие в формировании избирательных комиссий. То есть одного представителя в каждой из комиссий мы уже гарантированно имеем. А если еще будем участвовать в жеребьевке, то можем увеличить в них свое представительство. Именно этот факт является определяющим в строительстве тактической линии. Остальные домысливания по этому поводу - это результат фантазий экспертной среды.

Считаю, что мы должны делать ставку на мажоритарные округа. Выборы в местные органы власти в 2010 году показали: Народная партия имеет самое большое количество людей, избранных именно по мажоритарной системе. А вообще, у нее третье место по количеству депутатов после Партии регионов и "Батьківщіни".

Я веду к тому, что у нас огромный потенциал. Не случайно к нашим однопартийцам проявляли раньше и сейчас стали проявлять "предметное" внимание. Им делаются предложения, от которых иногда трудно отказаться. Имею в виду переход под другие партийные флаги. Хотя, по сути, наша партия уже выступила своеобразным "донором": если посмотреть на глав областных советов, увидим, что многие из них ранее находились в Народной партии, но в определенный момент перескочили на другую партийную лошадь и, таким образом, реализовали себя. Я к этому отношусь философски. Надеюсь, что те, кто искал себе теплого места, уже нашли его. Я дорожу каждым из 294 тысяч нынешних членов Народной партии.

- Предложения перейти в другую партию предпринимались на региональном уровне или на парламентском также?

- И на парламентском - также. Расцениваю это как позитив: мне приятно, что, возможно, с опозданием, но признают потенциал людей из нашей команды.

- Сколько депутатов вы планируете провести в парламент по мажоритарным округам?

- Я придерживаюсь известного принципа: будет как будет, а будет, как Бог даст. Заранее ничего не загадываю. Для меня более важная задача - уговорить людей, потенциал которых я знаю, баллотироваться. Многие из них отказываются, мотивируя это тем, что украинская политика - это грязь, и они не хотят опускаться в "нечистоты".

- А как насчет списка? Будет ли первая пятерка отличаться от первой пятерки списка, например, образца 2007 года?

- Еще раз подчеркиваю: акцент будет сделан на мажоритарной составляющей. Но жизнь идет, и изменения, разумеется, будут и в партийном списке. Причем существенные. Есть критерий: результаты парламентских выборов 2007 года, президентских и местных 2010-го. Именно из этого будем исходить, и, надеюсь, никто от этого не будет обижаться.

- А если говорить о вас? Небольшой секрет, что вы планируете баллотироваться в "своем" округе на Житомирщине ...

- У меня нет "своего" округа. Я только второй раз собираюсь в Верховную Раду и ни разу не шел по округу. Существование "моего" округа - это миф. Есть Житомирщина, где я работал и работаю. Недавно один местный журналист задал мне вопрос: мол, вы зачастили к нам, возможно, это связано с выборами? Я ответил: да, зачастил. Лет 15 назад. Бываю на родине при первой же возможности. Хотя, чем больше делаешь, тем больше к тебе требований. Каждого не обойдешь. Я заметил, что лучшую поддержку на округах имеют те, кто вообще ничего не делает. С началом избирательной кампании они заходят в "чистое поле", раздают обещания и сувениры, и люди счастливы. Думаю, что и на этих выборах подобные технологии будут применены. Ибо ни кандидаты, ни партии не будут иметь никаких угроз в плане снятия с избирательной гонки. Кстати, требование максимально сделать невозможным процесс снятия с регистрации кандидатов принадлежало оппозиции. Я им по этому поводу говорил, что это палка в двух концах. Ведь если придет человек, у которого немеряно денег, и начнет их рассыпать, многие из людей пойдут и проголосует за него. И с этим кандидатом ничего не поделаешь.

- А у вас деньги есть? Ведь, чтобы выиграть мажоритарку, нужен не один миллион ...

- Если бы у нас был свой олигарх (что, в принципе, я бы не возражал), возможно, мы бы сделали акцент на пропорциональной составляющей выборов. Тогда бы "сели" на пропаганду и через СМИ провели плановую работу. Привлекли бы умелых технологов, "накрыли" бы, как занавеской, определенные территории и вышли бы на показатель в 10-15 процентов. Но для нас сейчас важнее подобрать таких кандидатов, которые не только имели бы поддержку по округу, но и осознавали, что они будут делать в случае прохождения в парламент. Не исключено, что им могут предлагать подписать какие-то соглашения по вступлению в ту или иную фракцию после выборов. Конечно, не бесплатно. Но вы сами знаете, что бесплатный сыр бывает только в одном месте.

- Но вы в устойчивости своих людей убеждены?

- За тех, с кем работаю, я ответственен. Если что-то пойдет не так, то вина - моя.

- А чья вина, что вся фракция Народной партии проголосовала за Закон о рынке земли, а вы - не голосовали? Ваши люди вышли из под контроля?

- Я не голосую в большинстве случаев, если знаю, что и так будет 226. Нажимаю кнопку только в принципиальных случаях, когда уверен, что решение должно быть принято, но чувствую, что одного-двух голосов может не хватить. Что касается законопроекта о рынке земли, вокруг него сложилась странная ситуация. Оппоненты этого закона слева и справа удивительным образом объединились, привлекая к своей компании различного рода международных экспертов. В один голос они заявляют о том, что этот закон принимать нельзя, хотя еще недавно утверждали обратное. Для меня очевидно, по какой причине: в принятом в первом чтении редакции документа отсутствует норма о праве на покупку земли иностранными кампаниями и лицами. Те, кто "хапнул" в аренду сотни гектаров земли, категорически против любых изменений. Ибо земля сейчас не имеет никакой стоимости, они платят людям за паи копейки и получают прибыли.

Кроме того, после принятия закона, им надо будет платить налог на поддержку социально-экономического развития территории. Это один процент от стоимости земли, но рыночной стоимости. И это тоже вызывает сопротивление. К большому сожалению, в этом вопросе продолжают доминировать мифы, страхи, а нет серьезного разговора. Я не случайно предложил изменить название законопроекта - не о рынке земли, а об обороте земель сельскохозяйственного назначения. Именно об этом говорится в документе, а собственно рынку земли в нем посвящено лишь одну часть, да и то далеко не развитую.

Не надо забывать о еще одном принципиальном моменте: если этот закон будет принят, то в силу он вступит только в январе 2013 года. То есть будет время изменить в нем то, что предстанет как необходимое изменение. Да и неизвестно, какой будет Верховная Рада после октябрьских выборов. Возможно, придут более умные, продвинутые депутаты, которые смогут посмотреть на закон другими глазами.

Хотел бы еще обратить внимание на тот факт, что в соглашении о создании парламентской коалиции в 2007 году, под которым стоят подписи тех, кто сегодня выступает против закона о рынке земли, было зафиксировано намерение его принять. Более того, в 2008 году проект такого закона был внесен Кабинетом министров в парламент. И в нем было предусмотрено продажу украинской земли иностранцам. Это ли не фарисейство!!

Впрочем, я очень критически оцениваю и нынешний вариант проекта. Чувствую большую тревогу. А значит, надо тщательно и принципиально работать. А не скулить. Особенно тем, кто перед этим уже хапнул себе землицы, а теперь взял на себя миссию защитника народа.

- Если вы уже заговорили о новом парламенте, то есть мнение, что это будет реинкарнация созыва 2002 года, такой себе "ЗаЕдУ" нового образца. Вы тогда тоже были спикером и знаете, как управлять таким парламентом с помощью кнута и пряника. Готовы снова возглавить Верховную Раду?

- Сначала нужно попасть в парламент. Я же человек самокритичный, понимаю, что надоел. И в общественном сознании много теряю, учитывая бессмысленные действия, которые нередко происходят в парламенте. Например, когда депутаты, которые кричат об отмене льгот и привилегий, стоят первыми в очереди на их получение. Что касается первой части вопроса, то если бы мы имели Верховный Совет образца 2002 года, я бы благодарил Бога. Мы ведь сложное общество, поляризованное, и если в парламенте присутствуют 5, 7 или 10 фракций, примерно одинаковые по численности, это дает возможность искать компромисс и результативные решения. А если доминирует одна или две политические силы, компромисса никогда не будет. Или одна прижмет другую, или они договорятся между собой, не считая более ничьих интересов. У нас уже были попытки "разделить" таким образом страну.

- А к работе в оппозиции вы готовы?

- Я не знаю, что такое оппозиция. У нас она состоит из людей, которые потеряли власть, и в любой способ пытаются ее вернуть. Они не предлагают альтернативы, а требуют решений в пику властям, зная, что это приведет к ухудшению ситуации, разбалансировке страны, но ускорит их возвращение к власти. Поэтому для того, чтобы говорить об оппозиции, надо иметь позицию. Я всегда озвучиваю свою позицию, не боясь, что останусь в меньшинстве.

- Но вы представляете ситуацию, когда бы вы публично критиковали Януковича?

- А разве мы в нашем разговоре не критиковали? Да и вопрос ведь не в том, чтобы критиковать, а в том, чтобы давать объективную оценку и предлагать лучшее решение.

- Вы верите в попытки оппозиции объединиться, по крайней мере, согласовать единых кандидатов по округам?

- Неважно - верю я или нет. Достаточно посмотреть на украинскую практику. А она показывает, что, как правило, такие объединения недолговечны. Давайте вспомним попытки объединиться кандидатов в президенты. Они вроде договаривались, но потом каждый прокладывал собственный путь к желанному пьедесталу. То же самое касается и договоренностей между политическими партиями. Наиболее длительной является бумага, на которой подписываются такие договоренности.

Думаю, сдержать поток желающих участвовать в выборах из округа будет невозможно. Многие из кандидатов не будут смотреть на то решение, которое приняла его партия. Кроме того, участвовать в гонках будет огромное количество партий. Часть из них - для того, чтобы действительно преодолеть пятипроцентный барьер, а часть - в качестве "сателлитов" основных "рейтингоносцев", чтобы завести в комиссии людей этих же "рейтингоносцев". Правда, это дорого обойдется спонсорам, ведь денежный залог за участие в выборах - 2 миллиона гривен. Но, поскольку у нас живуч постулат "не важно, как голосуют, важно, как подсчитывают голоса", в этом плане будут действовать определенные технологии. Ставки будут чрезвычайно высокими, ведь у одной политической силы не будет преимущества в избирательных комиссиях. Пять членов комиссии, гарантированных партиям, которые имеют свои фракции в парламенте, с восемнадцати не будут делать погоды.

- Вернемся к оппозиции. Говорят, что настоящей оппозиции в стране нет, все они проводят консультации с властями и бывают на Банковой чуть ли не чаще, чем работники Администрации ...

- Если бы вы меня об этом спросили в период моего пребывания на Банковой, я бы дал вам ответ. У меня слишком много работы, чтобы обращать внимание на сплетни. Мне это неинтересно. Но должен сказать: при нынешнем распределения властных полномочий ходили, ходят и будут ходить. Даже с психологической точки зрения - на всякий случай. Но это так, общее впечатление. Оснований это утверждать у меня нет.

- А сами часто бываете на Банковой? Общаетесь с тем же Левочкиным?

- Бываю, когда проходят совещания и когда есть необходимость – то ли у президента, то ли у меня -  иметь такую встречу. Вот, вы как раз вовремя попали: за час у меня встреча на Банковой с Януковичем.

- Позвольте спросить о ситуации, сложившейся с Юлией Тимошенко. Как вы оцениваете то, как с ней обращаются? И интересно: вы сами никогда не представляли себя на ее месте?

- Знаете, я постоянно себе это представляю в отношении себя. Думаю, кроме меня, большинство людей, у которых есть элементарная совесть, ответственность и участие, "примеряют" на себя эту ситуацию. Особенно учитывая нашу человеческую мудрость, подтвержденную практикой не зарекаться "от сумы и тюрьмы". Поэтому радости по поводу этой ситуации у меня никогда не было и не будет. Наоборот: я пытался исправить ее, и искал решение. Ведь острые требования европейского сообщества, к сожалению, привели к тому, что поиски выхода из ситуации зашли в тупик.

Считаю, что выход должен быть найден внутри страны, конкретно - в Верховной Раде. Надо наработать соответствующий пакет решений, где предусмотреть и те, которые касаются Тимошенко. Я брал на себя ответственность и предлагал коллегам на заседаниях согласительных советов такой разговор. Если мы говорим, что газовые соглашения - это политическое решение с негативными экономическими последствиями, давайте скажем о нашей общей ответственности за нынешнюю ситуацию в энергетической сфере и переведем ее в практические непопулярные решения. Понимая продолжительность процесса переговоров с Россией относительно пересмотра газовых соглашений, давайте выходить на решения, к которому нас постоянно побуждает Международный валютный фонд, о повышении цены на газ для населения и коммунальных предприятий. И вместе искать компенсаторы, чтобы за политические решения не страдали люди.

Дальше. Давайте не будем водить хороводы вокруг Верховной Рады, а определимся, что будем делать с выплатой социальных льгот и гарантий, за которые, кстати, голосовали все. Ведь Украина сейчас просто не способна выполнять свои обязательства в плане реализации социальных законов. Давайте скажем, в какой последовательности, в каком объеме мы будем их выполнять. Но возьмем за это ответственность. Это же не проблема исключительно сегодняшней власти. Я напоминаю своим коллегам, которые сейчас в оппозиции, - вы же эти решения принимали и вы приостанавливали их действие, когда были у власти!

Следующее - давайте скажем о согласованных действиях в бюджетной сфере. И уже потом будем говорить о том, что политические просчеты, даже с экономическими последствиями, не могут влечь за собой уголовную ответственность. Как бы цинично это ни звучало, надо найти какой-то размен. Сначала оппозиция, вроде, тоже была настроена поддержать мои предложения: Иван Кириленко объявил, что готов к такому шагу. И я бы и дальше давил на руководителей фракций, но потом произошло то, что произошло. Фракция БЮТ одернула своего лидера и даже изменила его. А другие начали мне говорить: ну что, миротворец, чего ты достиг? Изначально тебе же говорили, что оппозиции нужно не решение, а процесс. И, несмотря на то, что происходит, я утвердился в мысли: борьба идет не за Тимошенко, а за места в партийных списках. Именно поэтому происходит постоянное блокирование трибуны. Даже тогда, когда предлагаю заслушать тех, кто имеет отношение к проблеме содержания и здоровья Тимошенко - в ответ блокировки. Согласен с требованиями рассмотреть изменения в Уголовный кодекс, чтобы была возможность выступить, аргументировать, - опять то же самое. Выходит, не нужный результат или, как минимум, движение по направлению к нему.

- То есть вы намекаете, что дело не только в регионалах? Соратники Тимошенко сами не очень стремятся ее освобождения?

- Думаю, дело во взаимной неуступчивости. В нежелании слушать и слышать друг друга. Вы же понимаете, что дело Тимошенко - это большой минус большинства и власти в целом, но плюс для оппозиции. И сейчас под лозунгами защиты Тимошенко происходит разделение ее электората, попытки его освоить. А для этого необходимо постоянно говорить об освобождении Тимошенко, а затем поднимать бокалы за свои будущие победы, шансы на которые увеличиваются во время отсутствия главного оппозиционера. Я не могу воспринять такой цинизм. От него страдает вся Украина.

- А верите в вариант роспуска следующей Верховной Рады? Говорят, что тот, кому это будет выгодно, прицепится к норме двойного баллотирования, которая содержится в нынешнем законе, но была запрещена Конституционным судом.

- Это абсолютная ерунда. Ведь решение Конституционного суда касалось того закона, который ныне не существует. А для того, чтобы было новое решение, нужно соответствующее обращение. Кроме того, не забывайте, что эта норма в законе - один из компромиссов, поддержанных представителями оппозиции. И я не вижу в этом нарушения демократии или прав человека: хочешь участвовать в выборах, баллотируйся и там, и там. Напомню, что по нынешней Конституции, президент имеет право распустить парламент только в одном случае: если депутаты в течение сессии не соберутся на заседание в течение 30 дней. Поверьте: председатель Верховной Рады или его заместители могут в любой момент выйти и открыть заседание. А потом его не закрывать. Итак, распустить можно только тех, кто сами захотят распуститься.

По материалам: Комментарии

comments powered by HyperComments

Последние