ЯНУКОВИЧ: ВСЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ РАВНЫ ПЕРЕД ЗАКОНОМ

20.10.2011 10:00

Президент Украины Виктор Янукович побеседовал с корреспондентом Frankfurter Allgemeine Zeitung о приговоре по делу Тимошенко, о реформе уголовного законодательства и о перспективах вступления его страны в Евросоюз

- Г-н президент, Вы обещали еврокомиссару  Штефану Фюлле, министру иностранных дел Швеции Карлу Бильдту и немецкому депутату Европарламента Элмару Броку, что в ближайшее время будет отменена противоречивая статья 365 украинского Уголовного кодекса, в соответствии с которой Юлия Тимошенко была приговорена к семи годам тюремного заключения. Вы собираетесь выполнить свое обещание?

- Месяц назад я встречался в Ялте с представителями Евросоюза. Ситуация была неясной, так как судебный процесс по делу Тимошенко в то время еще продолжался. Сегодня этот процесс завершен. Одновременно начато расследование других ее правонарушений.

- Вы имеете в виду новое расследование Службы безопасности Украины ее деятельности в качестве поставщика природного газа в 1990-е годы?

- Самые сложные эпизоды относятся к тому времени, когда Тимошенко была президентом корпорации "Единые энергетические системы Украины". В то время импортировалось большое количество газа. При этом не платились ни пошлины, ни налоги. Это стало ясно на основании материалов дела российского генерала Георгия Олейника, осужденного в России. Расследование еще не закончено. Поэтому пока рано делать выводы.

- Украинский парламент как раз в настоящее время обсуждает вопрос об Уголовном кодексе. В связи с этим у вас есть возможность сдержать свое обещание и настоять на том, чтобы статья 365 была отменена. Вы намерены воспользоваться этой возможностью?

- Я бы с удовольствием это сделал, если бы эта дискуссия не была интерпретирована в связи с обязательствами с моей стороны. Речь идет о дискуссии. И ее ни в коем случае нельзя интерпретировать как обязательство. Мы говорили о путях решения этого вопроса. Вы где-нибудь слышали о том, что я взял на себя какие-то обязательства?

- Об этом говорят некоторые ваши европейские собеседники.

- Президент Украины не принимает единолично такого рода решения. В этом принимает участие парламент.

- А президент будет просить парламент таким образом изменить закон, чтобы г-жа Тимошенко была освобождена?

- Я много раз говорил о том, что окончательное решение в этом деле принимает суд. Наша цель состоит в установлении верховенства закона. Для суда имя человека не должно иметь никакого значения, и то же самое можно сказать о его принадлежности к оппозиции или к правительству. Все должны быть равны перед законом.

- То есть вы не подпишете закон об отмене статьи 365?

- Вы что, не понимаете? Могу для вас повторить: президент может сказать свое слово только в том случае, если парламент уже принял решение.

- Но у вас в парламенте есть сторонники, с которыми вы могли бы поговорить.

- Некоторые считают, что я управляю парламентом. Но это не так. У парламента своя собственная жизнь, и там политические силы конкурируют между собой. Я вам вот что скажу: если бы г-жа Тимошенко хотела компромисса, она бы рассказала украинскому народу правду о том, почему она нарушила законы Украины. Однако она этого не сделала. Она говорит, что все остальные виновны в том, что Украина сегодня платит за газ больше, чем любая другая европейская страна.

- Евросоюз ясно дал понять, что почти уже готовое соглашении об ассоциативном членстве Украины не вступит в силу до тех пор, пока ваш противник сидит в тюрьме. Разрушит ли дело Тимошенко европейско-украинские отношения?

- Решение в пользу Европы является решением украинского народа. Для нас важно заключить соглашение об ассоциативном членстве, и в этом заключается ясное выражение европейской перспективы нашей страны. Речь идет о перспективе членства в Евросоюзе. Если Европейский Союз к этому не готов или мы не готовы, то в таком случае в настоящий момент решение не может быть принято, и к этому вопросу можно будет вернуться тогда, когда обе стороны будут готовы. У нас по крайней мере есть для этого политическая воля. Мы также чувствуем, что население страны хочет добиться намеченной цели. Поэтому мы сегодня не видим причин для того, чтобы откладывать этот вопрос.

- Евросоюз далек от того, чтобы предложить вам перспективу вступления в Евросоюз. Откажетесь ли вы подписать соглашение об ассоциативном членстве, если там не будет подобного рода упоминания?

- На этот вопрос я сейчас не могу дать ответа. Я сделаю все для того, чтобы в этом соглашении содержалось упоминание о будущем членстве в Европейском Союзе?

- Присоединится ли Украина к российско-казахстанско-белорусскому Таможенному союзу, если переговоры об ассоциативном членстве с Евросоюзом закончатся провалом?

- Пока мы еще ничего не слышали о принципах или об успехах этого Таможенного союза. Но нам известно, что ни Казахстан, ни Россия – в отличие от Украины – не являются членами Всемирной торговой организации. Кроме того, у нас есть закон, в котором ясно сказано о том, что Украина хочет интегрироваться в Евросоюз. Что касается Таможенного союза на востоке, то мы должны найти форму сотрудничества с ним, которая не противоречила бы европейской интеграции.

- Не существует ли угроза того, что это соглашение может провалиться из-за дела Тимошенко?

- Я не ясновидящий и не пророк. Это процесс, и дискуссии по этому вопросу продолжаются. Каждая точка зрения имеет свое обоснование и заслуживает уважения. Однако у нас часто складывается впечатление, что нас просто не хотят слышать. В действительности дискуссия относительно Тимошенко далека от того, чтобы быть законченной. Есть два решения суда – американского и российского, - где детально описано то, в чем она обвиняется. Но в Америке проходил процесс, в результате которого Лазаренко был признан виновным и сидит теперь в тюрьме…

- Вы имеете в виду бывшего премьер-министра Украины Лазаренко, с которым в 90-е годы сотрудничала г-жа Тимошенко, а также якобы имевший место подкуп в  российском Министерстве обороны…

- …и в России рассматривалось дело, в результате которого генерал-полковник Олейник был приговорен к шести годам заключения и также сидит теперь в тюрьме. В этих преступлениях Тимошенко принимала непосредственное участие – особенно в тех, которые связаны с российским Министерством обороны. На Украине не были заплачены налоги, хотя газ продавался на украинской территории. Но теперь возникает какой-то новый суд, помимо украинского суда, "политический" суд, который считает, что все в порядке. Какой сигнал мы подаем таким образом обществу? Означает ли это, что нужно быть членом оппозиции для того, чтобы иметь возможность совершать преступления? Что касается наказания, то это будут решать закон и суд.

- Как мы можем говорить о независимом правосудии, когда вы как президент так однозначно ее заранее осуждаете. Не является ли это попыткой оказать давление на суд?

- Эта информация уже была опубликована в средствах массовой информации. Она не является тайной. Повторяю еще раз: я категорически выступаю против попыток оказания влияния на работу исполнительных органов и судов. Та информация, которую я вам привел, стала известной в ходе предыдущих судебных процессов.

Беседу с украинским президентом вели корреспонденты нескольких газет, в том числе корреспондент Frankfurter Allgemeine Zeitung Конрад Шуллер.

comments powered by HyperComments