«Я ЧИТАЮ КНИГИ ВВЕРХ ТОРМАШКАМИ, ПОТОМУ ЧТО ТАК МНЕ УДОБНЕЕ… ПЕРЕВОРАЧИВАТЬ СТРАНИЦЫ»

19.10.2011 15:50

Самая маленькая женщина в Украине 36-летняя Светлана Шевчук из Винницкой области, чей рост всего 82 сантиметра, не может ни сидеть, ни ходить. Но Света не унывает: она самостоятельно освоила компьютер, лихо разгадывает кроссворды и даже выучила наизусть Библию

В сентябре комиссия Книги рекордов Гиннесса зарегистрировала самую низкую женщину в мире: ею стала 22-летняя жительница США Бриджетт Джордан. Рост девушки-карлика всего 69 сантиметров. До этого почетный титул принадлежал турчанке Элиф Кокаман (72 сантиметра). Бриджетт Джордан очень рада, что установила новый рекорд. «Быть маленькой — это здорово!» — уверяет американка.

До недавнего времени самой низкой женщиной в нашей стране считалась 26-летняя Мария Украинец из города Червоноград Львовской области. Ее рост — 90 сантиметров — не помешал молодой женщине выйти замуж за парня, который вдвое выше ее. В январе этого года Мария родила дочь, после чего стала еще и самой миниатюрной мамой в Европе.

И вот выяснилось, что в Винницкой области проживает женщина, чей рост составляет всего 82 сантиметра! Теперь 36-летняя Светлана Шевчук по праву может называться самой низенькой взрослой жительницей Украины.

«Я закармливала дочку творогом и тертой яичной скорлупой, но это не помогало»

Новая рекордсменка живет в селе Лозивка Казатинского района Винницкой области с 56-летней мамой, 87-летней бабушкой и 85-летним дедушкой. Из-за перенесенной тяжелейшей родовой травмы Светлана не может ни сидеть, ни ходить: она все время лежит на спине. Родственники носят женщину на руках, как младенца, и по привычке называют ребенком.

— Как-то я с дочкой поехала в райцентр, — рассказывает мама Светланы Надежда Ивановна. — Прохожие стали удивляться: «Ой, яка маленька жiночка! Вам треба до Книги Гiннесса!» А я откуда знаю, что это такое? Рост Светы мы измерили только вчера — оказалось 82 сантиметра. А то к нам журналисты зачастили и все о росте дочки спрашивают. Мы еще хотели взвесить Свету, да только весов подходящих не нашлось. Для безмена она тяжеловата, а на грузовые нужно становиться ногами. Да чего мы во дворе стоим? Пойдемте в дом: сами увидите нашу Свету.

В гостиной просторного сельского дома сидел дедушка Светланы Иван Захарович и, придерживая очки руками, читал газеты: на столе была сложена стопка прессы. А рядом с ним на диване лежал, как мне показалось, младенец, одетый в сарафанчик веселенькой расцветки. Лицо крохи закрывал… журнал о политике, который та сжимала ручками с малюсенькими пальчиками.

* «Больше всего на свете дочка любит гулять по селу в колясочке, — говорит мама Светы Надежда Ивановна. — Даже поездка в магазин — для нее настоящий праздник»

— Драсьте! — резко отбросив журнал, вдруг затараторил младенец голосом мультипликационного персонажа. — Как Киев? Стоит?

У Светланы большая голова, посаженная на маленькое тельце. Детское личико и большие добрые глаза, обрамленные длинными подкрученными ресницами. Согнутые в локтях руки словно пришиты к туловищу, однако кисти очень подвижны. Изучая меня пристальным любопытным взглядом, Светлана, будто жонглер в цирке, ловко перебрасывала шариковую ручку из одной руки в другую.

— У Светы были красивые длинные волосы, — говорит Надежда Ивановна. — Но на косе неудобно лежать, пришлось ее обрезать. Теперь постоянно стрижем дочку «под мальчика».

— А мне так даже больше нравится, — заверяет Светлана.

Во время нашей беседы с ее лица не сходит улыбка, глаза светятся радостью. У Светланы нет обиды на жизнь. Но Надежда Ивановна с болью рассказывает о том, что ее дочь могла бы вырасти здоровой, если бы не халатность медиков.

— Будучи беременной, я наблюдалась у врачей, и все было нормально, — вздыхает Надежда Ивановна. — Не нервничала, и работа была спокойной: я всю жизнь трудилась бухгалтером в колхозе. Когда начались схватки, меня отвезли в нашу амбулаторию. Роды длились больше суток, и все это время возле меня не было ни одного врача! В палату заходила только медсестра, но чем она могла помочь? Не знаю, как я тогда Богу душу не отдала. Доктора съехались, когда я уже родила Свету. Дочка кричала и день, и ночь. Врачи долго совещались, потом сказали мне: мол, у девочки тяжелейшая родовая травма, она долго не проживет.

Нас отправили в районную больницу, там Свете наложили шины на ножки и ручки. Поставили много разных диагнозов, я уже и не помню каких. Как поняла со слов медиков, помочь моему ребенку они ничем не могут. Тогда я взяла Светочку на руки и поехала с ней домой. Думала: раз вы, врачи, бессильны, зачем нам с дочкой по больницам мучиться? В 1975 году выдалось очень жаркое лето. Я с дочкой спала во дворе на раскладушке. А она плакала, не переставая. Ее крики были слышны на все село.

Возила я Светочку и в Киев. Столичные врачи сказали: мол, она плачет из-за того, что не хватает кальция для роста костей. Стала закармливать ребенка творогом и тертой яичной скорлупой, только и это не помогло. Снова поехала с дочкой в столицу. В этот раз медики поставили ей другой диагноз: церебральный паралич. Какой паралич? Дочка просто не росла и жаловалась, что болят ручки и ножки. Потом у Светы обнаружили врожденный порок сердца. Это тоже ошибка, ведь сердечко у нее здоровое. В общем, загубили доктора моего ребенка.

А как Светочка рвалась к деткам! Мне было жаль ее, и я часто оставляла дочку возле играющих малышей. Но дети не понимали, что Света инвалид, и переворачивали коляску. Пришлось в целях безопасности держать ребенка в доме. Считай, она всю жизнь провела на этом диване.

«У внучки феноменальная память: раз услышала номер телефона — и сразу запомнила!»

— За 36 лет никто не пришел в наш дом и не спросил, что нужно ребенку, чем ей помочь, — качает головой дедушка Светланы Иван Захарович. — Учителя дитем вообще не интересовались. А ведь у нее интеллект развит лучше, чем у сверстников. И память феноменальная! Как-то я возил жену в райцентр в больницу, потом врач консультировал ее по телефону. Когда жена снова заболела, я бросился искать номер телефона доктора. А его нет нигде! Я разозлился, что сразу не внес номер в записную книжку. И тут Света с дивана говорит: «Дедушка, не переживай. Я запомнила этот номер на слух». Это ж надо: один раз случайно услышала — и сразу запомнила! Внучка помнит дни рождения всех родственников, легко складывает в уме большие числа. Ей бы в институте учиться…

Сначала я покупал девочке кубики с буквами, потом букварь принес. В три года Света читала детские книжечки. Когда ей было шесть лет, мы уже вместе просматривали газеты. Внучка свободно читает и по-русски, и по-украински.

— Только книги быстро заканчиваются, — смеется Светлана. — Я обычно за день «проглатываю» сто страниц. Потом кроссворды решаю.

— Кроссворды щелкает как орешки, — нахваливает внучку дедушка. — Раньше, если не знала слово, у нас спрашивала, а теперь сама все решает. Кстати, книги она любит читать… вверх ногами.

— Мне все равно, как читать: справа налево или слева направо, — хохочет Светлана. — Могу читать, как все, а могу — если книжка вверх тормашками. Кстати, последний вариант мне даже удобнее.

Светлана демонстрирует, как она любит читать: мама прислоняет книгу к спинке дивана, тем временем дочка, напрягаясь всем телом, подползает на спине к открытой странице и начинает бегло читать вслух. При этом книга действительно стоит вверх ногами.

— Приспособился ребенок, — вздыхает Надежда Ивановна. — Ей просто удобнее переворачивать страницы, если книга стоит вверх ногами. Видели бы вы, как дочка осваивала самоучитель по работе с компьютером! Книга-то огромная, на тысячу страниц. Мы ради интереса даже взвесили ее — ровно пять килограммов! Света долго просила, чтобы ей купили компьютер. Хоть и дорогая игрушка, но приобрели. Жалко ведь ребенка: сидит в четырех стенах, как в тюрьме. А так хоть забава будет. Купить-то купили, только никто из нас обращаться с компьютером не умел. Тогда Света попросила привезти ей из города самоучитель. Читала, читала, а потом однажды включила компьютер и стала с ним работать!

— А что тут сложного? — пожимает плечами Светлана. — Каждая опция ведь подробно описана.

— Не знаю даже, в кого она такая умная пошла, — вытирает набежавшую слезу Надежда Ивановна.

— А где же отец Светланы?

— Умер пятнадцать лет назад. Но Света его не помнит. Он нас бросил, когда дочке было полтора годика, и завел другую семью. Алименты через суд выбивала.

— Света так освоила компьютер, что теперь детишки из села к нам бегают, чтобы она и их обучала, — хвастает успехами дочери Надежда Ивановна.

— Ага, бегают, потому что у меня есть компьютерные игры! — улыбается Светлана.

— А еще к нам ходят девочки-подростки, которых Света учит слову Божьему, — продолжает Надежда Ивановна. — Как-то к нам в дом пришла верующая женщина, побеседовала со Светой и предложила ей заочно пройти курсы обучения Библии. Дочка согласилась: ей ведь любая наука в радость. Нам передавали задания, Света их выполняла и, наконец, получила диплом учителя Библии. Дочка знает все о Святой книге, дети слушают ее с интересом.

«Когда я пожаловалась, что не могу ее поднять, Света начала… худеть!»

На улице стояла солнечная погода, и Светлана попросила маму вынести ее во двор. Надежда Ивановна надела на дочку кофточку, потом замотала в одеяло и подхватила ее на руки. Возле порога стояла старая колясочка, куда мама бережно уложила своего ребенка.

— Больше всего на свете Света любит гулять по селу в колясочке, — говорит Надежда Ивановна. — Даже поездка в магазин — для нее настоящий праздник. Пятнадцать лет назад мой второй муж, отчим Светы, смастерил для дочки специальную повозку. Купил на базаре детскую коляску, вытащил ложе, а вместо него установил деревянный поддон. Света просила, чтобы коляска была открытой, иначе ей ничего не будет видно. В общем, возок получился что надо. Только за это время дочка выросла, и теперь колясочка ей мала: локти свисают, а металлический каркас сжимает ноги. Муж умер, и смастерить новую колясочку некому. Я обращалась в разные инстанции, просила подсобить. Говорят: «Нет средств».

Я уже и размеры для новой коляски сняла: сто десять на сто двадцать сантиметров. А еще нужно, чтобы накрытие сверху было, потому что у Светы очень нежная кожа и солнце вмиг обжигает ее до ран. Но на базаре такую вещь не найдешь, нужно делать на заказ. Была бы коляска побольше, Света смогла бы в шубке зимой гулять. А сейчас она и в пальто еле втискивается в свою «карету».

— А где одежду для дочки покупаете?

— На базаре беру как на крупного ребенка, — отвечает Надежда Ивановна. — У Светы есть и блузочки, и штанишки.

— Только тапочек нету, — весело вставляет Светлана. — Ноги есть, а тапок нету. Правда, они мне ни к чему. Я и зимой, и летом босая.

— Кроме социальной пенсии, Света никакой помощи от государства не получает, — сетует мама Светланы. — Правда, недавно к нам стала ходить социальный работник Эльвира Владимировна. Два раза в неделю она гуляет со Светой по улице. Дочке — радость, и мне облегчение. Света хоть и маленькая, но тяжелая. Раньше я легко носила ее на руках, а теперь уже силы не те. Когда стала жаловаться, что не могу ее поднять, дочка решила… худеть! Полностью отказалась от сладостей, в основном налегает на овощи и яйца.

— Не в том дело, — возражает Светлана. — Просто меня тошнит от сладкого.

— Наверное, кушать лежа неудобно.

— Удобно, — улыбается Света. — Борщ ложкой хлебаю. Я ем все: селедку, картошку, яблоки. Но больше всего люблю капусту и яйца.

И тут же поменяла тему разговора:

— Если вы обо мне напишете, мне помогут купить колясочку? А еще я мечтаю об интернете. Но у нас в селе иногда даже мобильный плохо ловит, бывает, ко мне никто не может дозвониться. Поэтому мы сидим без интернета. Мне говорили, чтобы его подключить, надо покупать спутниковую тарелку. А что это такое?

P. S. По просьбе Светланы мы публикуем номер ее мобильного телефона: (097) 70-11-668. Женщина надеется, что среди читателей «ФАКТОВ» найдутся умельцы, которые попробуют смастерить для нее специальную колясочку.

comments powered by HyperComments

Последние