«ВСЕ ПРОИСХОДИТ ПО БОЖЬЕЙ БЛАГОДАТИ. МОЛИТЕСЬ — И У ВАС РАНО ИЛИ ПОЗДНО ПОЯВИТСЯ КОЛЯСКА»

13.10.2011 13:50

Парализованная жительница Новой Каховки так и не дождалась инвалидной коляски, обещанной «благотворителями» в обмен на… десять тысяч пакетиков спитого чая. А трехкомнатная квартира, в которой 35-летняя Виктория Щербина живет вместе со своими родителями,превратилась в настоящий склад

Несколько месяцев назад Виктория Щербина обратилась к своим знакомым, родственникам и соседям с весьма странной просьбой — не выбрасывать в мусорное ведро использованные одноразовые чайные пакетики, а отдавать их ей. Зачем?

— Я — тяжелый инвалид, — объясняет «ФАКТАМ» Виктория. — Передвигаться могла бы с помощью коляски, но в очереди на ее получение стою уже восьмой год, причем под первым номером. Очередь есть, колясок же с электроприводом (а именно такая нужна) нету. Даже к губернатору Херсонской области на личный прием удалось попасть, но и он проблему мою решить не смог.

Каким же было изумление Виктории, когда нынешним летом на сайте Национальной Ассамблеи инвалидов появилась информация, что Международный благотворительный фонд имени Святой Ксении Петербуржской проводит акцию «Инвалидная коляска в обмен на десять тысяч чайных стиков»…

«Обвешанная бандеролями почтальон прибегала к нам по три раза на день»

— Чайный стик — это такая бумажка, приклеенная к одноразовому чайному пакетику, — высыпает на стол огромный ворох использованных спитых мешочков София Васильевна, мама Виктории. — Коляска в обмен на никому не нужные бирочки — разве такое может быть? Ерунда какая-то! Мы с мужем принялась отговаривать дочь, просили в эти чайные дела не ввязываться.

Однако, «погуляв» по интернету, Вика убедилась: вовсе это не ерунда. «Выпей чай — помоги человеку!» — призывали огромные заголовки в сети. «Сделаем вместе доброе дело!»

*Виктория Щербина: «Ждать отовсюду подвоха — самое привычное для инвалида дело. И сейчас, вычищая квартиру от «благотворительного» мусора, я, получается, вместе с ним выбрасываю и свои надежды»

— Мне удалось связаться с руководителем общественного центра «Довiра» Всеукраинской общественной организации «Праведна країна» Сергеем Пасяком, — рассказывает Виктория Щербина. — От него узнала: акцию проводят специально для украинских инвалидов немецкие христианские организации. Сергей сообщил, что в нашей стране есть люди, которые в обмен на пакетики уже получили коляски. Поскольку далеко не всякая коляска мне подходит, хотела заранее выяснить детали, но Пасяк был краток: «Вы сначала соберите десять тысяч пакетиков — потом поговорим».

Виктория тут же взялась за дело — обзвонила друзей, знакомых, выложила просьбу о помощи в социальных сетях и даже местную прессу подключила. «Отдельная просьба к частным предпринимателям, владельцам кафе и ресторанов… — оказать поддержку Щербине», — взывали к горожанам новокаховские СМИ. Откликнулись на просьбу не только в родном городке молодой женщины-инвалида. В свое время Виктория окончила Одесскую юридическую академию. В Южной Пальмире у нее много друзей — больше всего «чайных хвостиков» Вика получила именно от них…

— Что тут было! — сокрушается София Васильевна. — Обвешанная бандеролями почтальон прибегала к нам по три раза на день. «Ну и работу вы мне задали!» — жаловалась. Чтобы распаковывать послания, пришлось приглашать местных девочек-волонтеров. Вытряхивая из писем пакетики с ярлычками на нитке, те диву давались: «И зачем такое добро кому-то понадобилось?» Да я и сама терялась в догадках: может, инициаторы акции захотели выяснить, какой чай предпочитают украинцы? Или решили пробудить у нас желание покупать чай?

За полторы недели все углы трехкомнатной квартиры, в которой живет Виктория, оказались завалены мешками со странной почтой. «Нам уже было достаточно, а письма с вложениями все шли и шли, так что некуда было даже коробки класть, — сокрушается отец женщины. — А дочка, знай, свою линию гнет: «Потерпите, на месте этих мешков скоро коляска будет стоять». Дай-то Бог!»

«Мы что — подписывали с вами договор? Какие могут быть к нам претензии?»

— Когда десять тысяч пакетиков были упакованы и отправлены, я начала звонить по телефонам, указанным на сайте Национальной Ассамблеи инвалидов, — рассказывает Виктория. — Там ответили, что информация об акции «Выпей чай — помоги инвалиду» была не то чтобы ложной, а преждевременной. И посоветовали: «Ставьте еще перед кем-то вопрос о коляске, в Украине же есть и другие организации, не только мы одни».

А телефонные звонки в квартире Щербин не утихали: люди, отправившие пакетики в Новую Каховку, хотели знать, чем все это закончилось.

— Я вынуждена была разочаровывать их, и это огорчало, — говорит Виктория. — Многие просили телефон организаторов акции, чтобы лично высказать им возмущение. Вскоре мне позвонил разгневанный Сергей Пасяк: «Какое вы имели право раздавать мой номер налево и направо? Мы что — подписывали с вами какой-нибудь договор? У нас никаких обязательств перед вами нет».

«ФАКТЫ» пытались связаться с Пасяком, но, увы, безуспешно.

— Позже, когда стало понятно, что акция провалилась, — продолжает Виктория, — Сергей возмущенно объяснял мне: «У меня на складе нет колясок, они в другой стране. Могли поставить, но не поставили — при чем тут я? И не надо говорить, что мы кого-то обманули. Хотелось, чтобы у украинцев открылись сердца к людям с ограниченными возможностями. Выбросить пакетик в мусор — легче всего, а вот вложить в конверт и отправить другому человеку, тем самым согрев его душу, — разве это не благое дело? А ваше воображение нарисовало конкретную коляску на вашем конкретном пороге, будто существует на этот счет постановление Кабмина. Вас не чувства, не поддержка других людей интересовали, а только коляска, в этом и ошибка. Вы неправильные шаги делали, а теперь к нам — с претензиями. Поймите же, наконец, что не человеческие дела реализуются на земле, а Божьи. Молитесь — и Господь вам пошлет».

— Получается, под эгидой церкви из рук в руки передаются пакетики чая, — разводит руками София Васильевна, — с единственной целью: обратить людей к Богу, сделать их человечнее? Но разве можно впутывать святое в какие-то скверные игры? Наша дочь ищет пути выхода из трудной житейской ситуации, а тут — нате вам, очередной лохотрон!

— Почему лохотрон? — не соглашается директор Луганского отделения Международного благотворительного фонда имени Святой Ксении Петербуржской Ирина Готман. — Мы в Луганске тоже проводим акцию «Инвалидная коляска в обмен на десять тысяч чайных стиков». Объявила его одна немецкая фирма, а в Украине подхватили. Использованные пакетики чая мы у себя собираем для Тани Ктитаревой. Эта замечательная луганская художница не замыкается в четырех стенах. Она преподает в нашем институте культуры, многим помогает — ей коляска ну очень нужна!

— А давно вы собираете для нее пакетики? — интересуюсь у Ирины.

— Примерно с мая. Уже тысяч девять собрали, а то и больше. Этим занимается у нас один доктор — житель Луганска Сергей Пасяк. Подробностей я не знаю, мы Сергею полностью доверились в этом вопросе, так что лучше вам непосредственно к нему обратиться. Кажется, кто-то коляску уже получил…

— Ирина, а фонд имени Святой Ксении Петербуржской кто в Украине возглавляет? Кто конкретно здесь занимается этой акцией?

— Есть кто-то в Киеве и в регионах, но только на бумаге. Реально же работаем лишь мы одни. На голом месте, так сказать, и исключительно на энтузиазме проделали с 2003 года огромную работу. Заботясь об инвалидах, о бездомных, берем на себя, по сути, функции государства. Но про акцию ничего больше вам сказать не могу. Зайдите в интернет, поищите — там много на эту тему.

Ирина права: запрашиваемой информации в сети хоть отбавляй. До сих пор инвалидам для получения хорошей немецкой коляски предлагают собирать чайные пакетики. Украина, похоже, стоит на пороге чайного бума: в акцию с каждым днем вовлекается все больше людей. Не хватает душевного тепла и ласки? Пейте чай — и отправляйте парализованным соотечественникам то, что не пошло в мусор. Потратившись лишь на почтовый конверт, согреете другого человека душевным теплом.

— От поддержки тысяч людей на сердце, конечно, теплее, — невесело улыбается Виктория. — Но очень обидно, что нас обманывают все кому не лень.

— Обманывают? Да вы что! — возмущается Алла Капинус, руководитель одной из александрийских общественных организаций, которая опекает инвалидов (именно в Александрию Кировоградской области Виктория отослала свои десять тысяч стиков. — Авт.). — Эту акцию организовал известный в Украине человек, — извините, не хочу называть его фамилию. И руководствовался самыми благими намерениями. Инвалиды в Германии, Австрии, США собирают чайные стики и получают коляски — почему же и нам не пойти по такому пути? Попросил меня о помощи в Александрии, а сам тем временем вел переговоры с немецкой стороной. Мы начинали работу в мае и, конечно, тогда не могли знать, что переговоры зайдут в тупик. 20 августа нам окончательно отказали: немцы не захотели работать с Украиной. Чтобы совсем не ударить лицом в грязь, пришлось срочно искать в различных отечественных благотворительных фондах хоть какие-то коляски — их распределили участникам «чайной» акции: два инвалида из Александрии получили обещанное, один из Херсона и один из Сум. А вот посылка со стиками, присланная Викторией, лежит у меня нераспечатанная. На днях отошлю ее обратно в Новую Каховку и заодно сообщу женщине, что акция завершена. Мы и сами расстроены, да что поделаешь?

…Еще в июле херсонский еженедельник «Новый день» тоже безуспешно пытался найти тех, кто проводит акцию. «Жестоким разочарованием обернулась для молодой парализованной женщины чья-то бестолковая благотворительность, — пишет журналистка Елена Огаркова. — Вся Херсонщина собирала стики для Виктории. И зачем? Подобные мероприятия только отбивают у людей охоту впредь бросаться по первому зову на помощь людям с ограниченными возможностями».

Не может не вызывать недоумения и тот факт, что акция, по сути, так и не начавшись, бесславно закончилась еще 20 августа, однако в интернете по сей день призывают собрать десять тысяч пакетиков и подарить их немощным людям, чтобы они потом смогли обменять «чайный скарб» на инвалидные коляски. На сайте общественного объединения «Национальная Ассамблея инвалидов Украины» в статье «Электронная инвалидная коляска стоит десять тысяч бирок от чайных пакетиков» говорится, что «немецкие общественники проводят благотворительную акцию для инвалидов-колясочников, проживающих в Украине»: «за собранные населением десять тысяч стиков (бирок) из использованных чайных пакетиков немецкая сторона присылает современную электронно-механическую инвалидную коляску». Такая же информация размещена и на сайте «Информационно-ресурсный центр инвалидов». Сколько же еще людей могут попасть в эту ловушку?

— С десяток моих подруг в разных регионах Украины тоже были вовлечены в «чайные» дела, но, как и я, ничего не получили, — утверждает Виктория. — Ничего, кроме обиды. Ведь сейчас, вычищая квартиру от «благотворительного» мусора, мы, получается, вместе с ним выбрасываем и свои надежды.

«У меня на руке двигается только один пальчик, но именно им я и держусь за жизнь»

Сказать, что женщина огорчена, — ничего не сказать. «Хотя мне не привыкать, — вздыхает Виктория. — Ждать отовсюду подвоха — это, уверяю вас, самое привычное для инвалида дело».

В 1999 году 24-летняя Вика, выпускница юридической академии, попала в ДТП. С переломами четвертого, пятого и шестого шейных позвонков пострадавшую прооперировали в Одессе, но к себе в Новую Каховку молодая женщина вернулась полным инвалидом…

Пенсия Виктории Щербины — 800 гривен. На такие деньги сегодня не проживешь, поэтому практически полностью парализованная Вика вынуждена подрабатывать. Юрист по образованию, она несколько раз в неделю консультирует людей в офисе местного Красного Креста, куда родители привозят ее на старенькой инвалидной коляске, сидение в которой причиняет Виктории ужасную боль.

— Моя специальность — уголовное право, но, поскольку частенько я неделями не могу подняться с кровати, — говорит она, — пришлось переучиваться на право гражданское. Сейчас веду дело женщины, имеющей статус жертвы политических репрессий. Статус-то есть, а вот выдать ей соответствующий документ управление социальной защиты отказывается — и человек не может пользоваться положенными по закону льготами.

Сама же Виктория Щербина судится с государством Украина в Европейском суде по правам человека.

— Меня покалечил чиновник, занимавший в Одессе очень высокий пост, — поясняет собеседница. — Следствие и суд длились шесть лет. Уголовное дело много раз закрывали, но все-таки мне удалось добиться, чтобы оно дошло до суда, хотя государство в лице милиционеров и прокуроров делало все, чтобы преступник ушел от ответственности. Он и ушел, получив условный срок. 300 тысяч гривен морального и материального ущерба по приговору суда с него так и не взыскали. Я в гражданском порядке обратилась в суд о возмещении вреда, причиненного здоровью. Еще раз подтвердила свои права, однако Первый Приморский отдел государственной исполнительной службы Одесского городского управления юстиции с жестоким упорством возвращает мне исполнительные листы. За 11 лет я не получила от виновника ДТП ни единой копейки.

— Считаете, в этом виновато государство?

— Конечно, ведь некачественное законодательство делает невозможным возмещение ущерба пострадавшим, если виновник произошедшего — человек малообеспеченный. В моем случае малообеспеченным очень богатого начальника-налоговика «сделали» правоохранители, которые в нарушение закона долгих шесть лет не накладывали арест на его имущество. За эти шесть лет он «упорядочил» все, что имел: что-то продал, что-то переписал на других лиц. И ничего при этом не потерял. Я же в одну минуту утратила все, ведь на момент аварии была беременна. Теперь же ни ребенка, ни мужа, ни здоровья. Парень, с которым собирались создать семью, осторожно потом узнавал, какой я стала. «Если бы у нее хоть руки работали, — сокрушался, — я не побоялся бы, а так…»

У Вики на правой руке двигается всего один пальчик, и это дает ей возможность работать на компьютере. Правда, включает ноутбук мама, примостив его на диване, где лежит дочка. «На диване у меня теперь целый мир», — не унывает Виктория. Недавно она поступила в университет, чтобы получить еще одну специальность — психолога.

— Да, юридическая помощь людям нужна, — поясняет Вика, — но еще больше они нуждаются в простом человеческом участии. В стране, где законы работают плохо, это, может быть, самое главное — поддержать человека в трудную для него минуту, подарить надежду, удержать от отчаянного шага. Думаю, смогу. Вот только инвалидная коляска… Мой доход — три евро в сутки (именно такую сумму указываю в своем заявлении в Европейский суд). На эти деньги даже собаку содержать трудно, а инвалиду купить что-то необходимое — и подавно. Выбрасывая пакетики я, ей-богу, плакала — прощалась с мечтой. А на чай теперь даже смотреть не могу…

comments powered by HyperComments

Последние