«ЕСЛИ У ТЕБЯ ЕСТЬ ДЕНЬГИ, МОЖНО ДЕЛАТЬ ЧТО ХОЧЕШЬ: УБИТЬ ЧЕЛОВЕКА, ТРИ ГОДА РАЗБИРАТЬСЯ, А ПОТОМ ВСЕ ЗАБЫТЬ!»

31.08.2011 11:10

Многие СМИ сообщили, что судебные разбирательства по делу сына бывшего депутата Симферопольского горсовета Иосифа Файнгольда Виталия, сбившего насмерть в сентябре 2008 года Анну Мишуткину, завершены. Судья Железнодорожного райсуда Симферополя Оксана Корогодина вынесла вердикт: Файнгольд освобождается от уголовной ответственности по амнистии. Тем не менее за родителями погибшей Анны Мишуткиной оставлено право подать апелляцию на решение Железнодорожного суда в течение 15 дней (и они это уже сделали), а также гражданские иски о возмещении морального ущерба. Так что точку в этом резонансном деле ставить рано.

«Жители Симферополя заключали пари на то, что мажор выйдет сухим из воды, в худшем случае — отделается легким испугом»

С Александром Леопольдовичем и Нелей Ильиничной мы встретились у них дома спустя пару дней после судебного заседания. Пожилые люди, потерявшие единственную дочь, до сих пор находятся в стрессовом состоянии из-за решения суда. К счастью, сейчас каникулы, и дочка Ани Ева много времени проводит у дедушки и бабушки. Малышка — их единственная отрада в жизни и главный стимул бороться со свалившейся на них бедой, болезнями, а главное — несправедливостью. Чтобы не волновать девочку, беседуем на кухне…

*Прошло уже почти три года, как под колесами «Бентли» погибла молодая мотоциклистка Анна Мишуткина. Но смириться с потерей единственной дочери пожилые родители до сих пор не могут

Напомним, 16 сентября 2008 года в Симферополе в мотоцикл «Сузуки» Анны Мишуткиной врезался автомобиль «Бентли». 25-летняя женщина погибла на месте. Автомобилем «Бентли» управлял 24-летний Виталий Файнгольд, сын тогдашнего депутата городского совета Симферополя. У погибшей Анны Мишуткиной осталась пятилетняя дочь Ева.

По оценке очевидца события (подруги погибшей), «Бентли» ехал со скоростью около 200 километров в час. В результате столкновения с автомобилем мотоцикл «Сузуки» разлетелся на части, а «Бентли» продолжил движение и потом врезался в два других автомобиля, водители которых попали в больницу с травмами. Позже экспертиза установила, что в действиях сына депутата, который управлял автомобилем, выявлен ряд нарушений Правил дорожного движения, а скорость машины в момент аварии составляла 171 километр в час. Впрочем, уже тогда жители столицы Крыма заключали пари на то, что мажор выйдет сухим из воды, в худшем случае отделается легким испугом.

Действительно, первоначально суд приговорил Виталия Файнгольда к двум годам лишения свободы условно. Кроме того, лишил его права управлять транспортными средствами на три года, а также отказал отцу погибшей мотоциклистки Александру Гоппе в возмещении морального ущерба на сумму 500 тысяч гривен.

Виталий Файнгольд возместил 500 тысяч гривен морального ущерба лишь пятилетней дочери погибшей, которую суд признал потерпевшей по делу. Девочка проживает с отцом, с которым Анна Мишуткина была в разводе. Прокуратура Крыма сочла приговор слишком мягким. Верховный суд удовлетворил кассационное представление прокуратуры Крыма. Вынесенный Железнодорожным районным судом Симферополя приговор был отменен как мягкий. Верховный суд упразднил и постановление Апелляционного суда Крыма. Дело о ДТП прокуратура Крыма направила на новое рассмотрение в тот же Железнодорожный суд Симферополя. Правда, уже другому судье — Оксане Корогодиной. Прокурор требовал изменить обвиняемому меру пресечения с подписки о невыезде на взятие под стражу, но суд отказал ему в этом прошении. Виталий Файнгольд предоставил суду справку об изменении у него группы инвалидности — с третьей на вторую общую. Прокурор потребовал проверить эту информацию, адвокат отца погибшей Валерий Юрченко поддержал просьбу обвинения.

«На все заседания суда Виталий приходил абсолютно спокойный. Было видно, что о результате он не волновался»

 — Не сосчитать, сколько судебных заседаний состоялось, — говорит отец погибшей Александр Леопольдович. — Было видно, что ответчики тянут время.

 — Так ведь слухи об амнистии ходили давно, — вздыхает мать Анны Неля Ильинична, — вот они и затягивали время. То свидетель с их стороны не приходит один раз, второй, третий. В конце концов направляют туда участкового милиционера, и оказывается, этот человек по данному адресу прописан, но не проживает.

— Откуда же появились свидетели со стороны Файнгольда?

 — Кто-то что-то краем уха слышал. Один «свидетель» заявил, что проходил в то время, когда случилось ДТП, мимо «Макдоналдса» (авария произошла в районе железнодорожного вокзала Симферополя, рядом с «Макдоналдсом». — Авт.) и… слышал удар. В то же время свидетелю с нашей стороны — врачу скорой помощи, который приехал на место аварии и видел, в каком состоянии была наша доченька, — ее же по кускам разбросало на дороге! — судья даже не дала слово, — плачет Неля Ильинична. — А Файнгольда сразу отвезли в больницу и там хорошо «вымывали» из него токсины, хотя весь город знает какие. Потом сделали ему инвалидность. На все заседания суда Виталий приходил абсолютно спокойный, видно было, что о результате он не волновался. Когда спросили, что у него болит, он не нашелся даже, что ответить. И тогда его адвокат, чтобы спасти положение, спросила у него: «А разве вы не помните, что у вас кровотечение было?»

 — Как это человек не знает, что у него болит, из-за чего он стал инвалидом?! — возмущается Александр Леопольдович. — Все, кто видел Виталия на судебных заседаниях, подтвердят, что это здоровый, цветущий молодой человек и никаких признаков тяжелой болезни у него не наблюдается. Такой же уверенный и спокойный, как всегда, в сопровождении охраны он пришел и на последнее заседание суда. А ведь на нем решалась его судьба!

*Виталий Файнгольд

 — На это заседание я тоже пошла, хотя чего мне это стоило! — всхлипывает Неля Ильинична (женщина на инвалидности, перенесла заболевание крови, инсульт. — Авт.). — Все это время я ждала, что кто-нибудь из них попросит у меня прощения. Да, Аню уже не вернешь. Но я сидела в зале суда и в душе мысленно обращалась к нему (Виталию Файнгольду. — Авт.): «Подойди ко мне, попроси прощения у матери убитой тобой дочери. Будь же ты человеком, тоже ведь под Богом ходишь!» Увы…

 — Получается, что в нашей стране, если у тебя есть деньги, можно делать все, что хочешь. Можно убить человека, три года тянуть с судом, а потом все забыть. Как и не было этой трагедии. Страшно подумать, что Виталий Файнгольд будет спокойно разгуливать по улицам, а тем более снова сядет за руль! — вздыхает Александр Леопольдович. — Ну как человека, совершившего такое преступление, могли амнистировать?! Мы все-таки надеемся, что когда-нибудь этот вопрос прояснится. Как и то, каким образом и какие врачи помогли молодому, пышущему здоровьем человеку сразу стать инвалидом. Ведь адвокат Виталия Файнгольда заявила, что амнистия возможна на основании того, что он является инвалидом II группы и совершил преступление по неосторожности. Более того, на первом судебном разбирательстве убийца нашей дочери полностью признал свою вину, а на этом — уже частично.

«Моя мамочка стала одной из звездочек, а когда я буду взрослой, она к нам вернется»

— Вам Анечка снится? — обращаюсь к Неле Ильиничне.

 — Раньше часто видела ее во сне, сейчас меньше, — вздыхает убитая горем мать. — Я очень хотела узнать, как погибла наша дочь. И в день, когда мне сообщили о ДТП, я обратилась к Богу с просьбой узнать правду о том, как погибла Анечка. Мне приснился сон, в котором я увидела, как все произошло. Только вместо Ани путь, который она в тот день прошла, проделала я. Приснилось, что зашла в кафе, выпила чашечку кофе, вышла на улицу. Красота вокруг, солнышко светит, птички поют. Иду вдоль какой-то трассы, вперед не смотрю. Вдруг поднимаю глаза и вижу — прямо на меня несется огромная черная машина. Я упала на обочину, а машина промчалась мимо… Проснулась в холодном поту, не смогла с кровати встать, ноги отказали. Так до утра и просидела. Мне во сне показали, как машина неслась на мою девочку, но некому было оттолкнуть моего ребенка. Ведь эта «Бентли» мчалась посередине дороги, прямо на Аню и ее подругу, которая тоже была на мотоцикле. Подругу отбросило, основной удар пришелся по нашей доченьке. Разбилось лобовое стекло с той стороны, где сидел водитель. Но он не пострадал.

*Отец Анны Александр Леопольдович: «Сколько судебных заседаний состоялось за это время, и не сосчитать»

 — Накануне ДТП Неля все время жаловалась и не знала, почему у нее так душа болит, — вспоминает Александр Леопольдович. — Я ее успокаивал как мог. А утром приехал бывший муж Анны и говорит, что наша доченька разбилась.

 — Хорошо, что он с доктором приехал, — продолжает Неля Ильинична. — Как только сообщил эту страшную новость, у меня давление «прыгнуло», сосуды в голове полопались, образовалась гематома, потом и диабет появился. Врачи сказали, что это на нервной почве из-за перенесенного стресса. Я же Анечку поздно родила, в 35 лет. Супруг уговорил, он почему-то был уверен, что будет девочка, которая станет нашей опорой в старости. Так оно и было. Анечка трудилась на двух работах, еще и в институте на экономиста училась. В этом году диплом получила бы. Доченька всегда покупала мне необходимые лекарства. Недешевые. Но денег не брала за них. Попросишь ее в квартире убрать — без проблем, продукты купить — пожалуйста. А у адвоката Файнгольда хватило совести на суде спросить: какая у нас пенсия, зачем нам деньги? 900 гривен у меня пенсия…

— Как Еве сказали, что ее мамы уже нет?

 — Ее отец не разрешал нам этого делать. А где-то через год сам выбрал момент и сообщил. Евочка, когда узнала правду, пришла к нам и говорит: «Бабушка, а ты знаешь, где наша мамочка?» Где, говорю, внученька? — голос Нели Ильиничны задрожал, из глаз полились слезы. — «Она на небесах. Моя мамочка стала одной из звездочек, а когда я буду взрослой, она к нам вернется».

Мы сделали фотоальбом, в котором собрали все Анечкины снимки. Евочка каждый день его смотрит и всегда говорит: «Бабушка, правда, моя мамочка очень красивая?» «Правда, говорю, внученька, ты вырастешь и будешь такой же». Нас теперь только Евочка и держит на этом свете, ради нее живем.

 — А еще хотим дожить до настоящего суда, на котором убийца нашей дочери понесет заслуженное наказание, — признались родители погибшей Анны Мишуткиной.

Как сообщил адвокат семьи Гоппе Валерий Юрченко, Железнодорожный районный суд Симферополя постановил освободить Виталия Файнгольда от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренной статьей 286 частью 2 УК Украины, на основании статьи 1 пункта «г» Закона Украины «Об амнистии» от 28.07.2011 года. Меру пресечения — подписку о невыезде — Виталию Файнгольду отменить. Гражданский иск потерпевшего Гоппе А. Л. к Файнгольду В. И. о возмещении морального вреда оставить без рассмотрения для разрешения его в порядке гражданского судопроизводства.

Однако статья 86 Уголовного кодекса «Об амнистии» применяется именно к людям, которые действительно совершили преступление. То есть суд посчитал вину Файнгольда доказанной.

 — На решение суда мы подали апелляцию, — сказал Валерий Юрченко. — Насколько мне известно, прокуратура также была намерена подать апелляцию.

comments powered by HyperComments

Последние