САМАЯ МОЛОДАЯ МАМА В УКРАИНЕ, 12-ЛЕТНЯЯ АНАСТАСИЯ: «Я МЕЧТАЛА О СЫНЕ, А ПОЛУЧИЛАСЬ ДОЧКА…»

17.05.2011 13:30

Две недели назад «ФАКТЫ» писали о Насте Стрижак, 12-летней роженице из села Сороки Пустомытовского района Львовской области. Тогда шестиклассница, которая произвела на свет здоровую доношенную девочку, находилась в районной больнице на реабилитации. Журналистам, задававшим один и тот же вопрос «Кто папа ребенка?», юная мама неохотно рассказывала: «Это было в конце августа. Я возвращалась в село из райцентра, с концерта. Из-за кустов выскочили трое неизвестных, подлетели ко мне, ударили чем-то по голове, и я потеряла сознание».

Школьница заявляла, что над ней было совершено групповое надругательство. Но кто из троих насильников является отцом девочки, она, дескать, не знает. Обо всем этом, как и о последующей беременности, Настя не рассказала ни матери, ни отчиму, ни сотрудникам милиции. Говорит, что просто боялась. Однако и правоохранители, и односельчане, и социальные работники подозревают: разговоры о групповом изнасиловании — чья-то выдумка, цель которой — прикрыть совратителя шестиклассницы…

«Настя, несмотря на возраст, опытная мама, ведь она вынянчила своих младших сестер»

— На учете по беременности Настя Стрижак не стояла, — объяснил «ФАКТАМ» заместитель главного врача Пустомытовской районной больницы Михаил Кныш. — Впервые мы увидели ее шестого апреля. И привезли нам школьницу… из милиции. Не берусь судить, как и почему она попала в райотдел, кажется, ее туда отвез отчим. Что происходит с Настей и что с ней делать дальше, никто не знал. Дело в том, что она по природе своей полненькая и беременность не была такой уж очевидной. Но при осмотре мы, конечно, сразу определили, что шестиклассница на последних сроках. Несколько часов Стрижак полежала у нас, но принимать роды у такой юной мамочки мы не стали.

Ответственность огромная, исход непредсказуемый, да и случай неординарный. Как и предписано, мы сразу переправили роженицу во Львов. В областном родильном доме она за три часа спокойно и без осложнений родила девочку весом 2150 граммов и ростом 48 сантиметров. На пятые сутки Настю с дочкой уже вернули к нам, в районную больницу, в удовлетворительном состоянии. Делать сейчас прогнозы, как скажутся ранние роды на ее последующих беременностях и здоровье в целом, пока не буду. Скажу только, что ранний аборт принес бы куда больше вреда.

— Настя, несмотря на возраст, — опытная мама, — вступает в разговор заведующая детским отделением Пустомытовской районной больницы Адриана Шикула. — Быстро и ловко чистит носик, ушки и глазки малышке, привычно меняет подгузник, подмывает. Это не удивительно, ведь она вынянчила своих младших сестер. И кормит она хорошо, у нее полная грудь молока. А то, что Кристинка родилась с маленьким весом, так это потому, что Настя не питалась так, как должна беременная женщина. Ни витаминов, ни рыбки, ни творожка… Бросала в рот, что придется. Надеюсь, сейчас она ест хорошую пищу, высыпается и идет на поправку.

Врач не ошиблась: Настя Стрижак и ее новорожденная дочка уже больше недели живут как у Бога за пазухой. Юную мать перевезли в «Городок милосердия» Святого Николая неподалеку от Ивано-Франковска. Сестры греко-католического монастыря создали эту благотворительную организацию, чтобы приютить малышей-сирот и помочь мамам с детками, у которых нет средств к существованию.

За ажурной кованой решеткой — детская площадка, качели, карусели, зеленая лужайка и разгуливающие по крыльцу сытые кошки. Ребятишки в ожидании обеда играют в мяч, старшие воспитанники споро накрывают на стол. В большом двухэтажном здании «Городка милосердия» помещаются и спальни, и кухня с обширной столовой, и светлая уютная часовенка. Здесь мы и встречаемся с настоятельницей, сестрой Марией (фото).

— Сейчас у нас живут пятьдесят человек, — объяснила монахиня. — Вернее, с Настей и Кристинкой — пятьдесят два. Здесь есть свои правила, и довольно строгие. Воспитанники должны мыть за собой посуду, убирать, застилать постель. Этим они, можно сказать, зарабатывают себе право на еду и отдых, приучаются к порядку и труду. Еще мы просим их молиться о людях, которые нам помогают. Настя тоже все это исполняет, особых проблем с ней нет. Сейчас девочка уже немного расслабилась, успокоилась. Но когда ее привезли к нам, была очень замкнута.

В первую ночь рядом с ней была одна из наших сестер. На вторую уже стало понятно, что Настя — сознательная, хорошая, ласковая и нежная мать и не причинит вреда малышке. Сейчас даже трудно поверить в то, что она собиралась оставить Кристину в роддоме. Этого требовала ее мать Оксана. Активисты общественной благотворительной организации «Рух за життя» смогли убедить Оксану не отказываться от внучки, не превращать ее в круглую сироту.

Как только мать согласилась, Настя тут же с радостью забрала ребенка. Оказывается, ей нужна была моральная поддержка близкого человека. Как к школьнице относятся в семье, не известно. При людях все совсем по-другому. До конца правды мы не знаем, да и не пытаемся лезть в душу. Например, о том, что произошло с Настей, как она забеременела, ничего не спрашивали. Просто попытались включить ее в подготовку к Пасхе, отвлечь и дать возможность хорошо отметить праздник. И это удалось. Анастасия поехала с нами в большой парк и, попросив приглядеть за младенцем, побежала кататься на качелях. Она сама еще ребенок! Сейчас мы готовим ее к первому причастию. Это огромный праздник. Но чтобы исповедоваться и причаститься, девочка должна понимать, что такое хорошо, что такое плохо, знать десять заповедей, что такое грех. А вот, кстати, и наша мамочка…

В часовню входит невысокая сероглазая девчушка с белокурыми, собранными в пучок волосами. Тихо здоровается.

— Я дочку очень люблю, — говорит Настя. — Купаю ее, подгузники меняю, кормлю… Все это легко, я дома была к малышам привычная. Но это сейчас так. А сначала было страшно. Я ведь не знала, что беременная. Только на четвертом месяце узнала. Но маме не сказала, побоялась. Аборт было делать поздно. Мне сказали, что придется рожать, и я по-настоящему перепугалась. Но потом как-то привыкла к этой мысли. Мама мне помогала, а я — ей. Она ведь тоже беременная и сейчас еще носит братика или сестричку.

— А ты кого хотела — мальчика или девочку?

— Я мечтала о сыне, а получилась дочка. Но в следующий раз, когда вырасту и забеременею, обязательно рожу мальчика — Игорька. Рожала легко, было не больно. И молоко есть. Кристина мне и высыпаться дает, не капризничает. Я ее, правда, еще не крестила, но в ближайшее время буду.

Словно услышав, что говорят о ней, новорожденная малышка подает голос из столовой. Настя тут же вскакивает и бежит кормить дочку.

— Видите, какая она заботливая? — улыбается сестра Мария. — У Насти еще все впереди. Она и учиться очень хочет. Когда ее дочка подрастет и перейдет с грудного молока на кашки и супчики, мы будем присматривать за Кристинкой и дадим Насте возможность доучиться в школе.

«В доме грязь, мусор, постельное белье, похоже, никогда не стирается… И в этой антисанитарии жили пятеро детей!»

— Семья Стрижак не состояла у нас на учете как неблагополучная, — рассказал «ФАКТАМ» начальник службы по делам детей Пустомытовской райгосадминистрации Владимир Мота. — Хотя должна была бы. Слыханное ли дело — родить ребенка в шестом классе?! Это случай беспрецедентный для нашей области. Узнав о нем, мы, конечно, кинулись выяснять условия жизни юной матери, финансовое положение ее родителей.

В село Сороки Оксана Стрижак и ее сожитель Валерий переехали лет пять назад. У них старый, прогнивший дом без удобств. Там грязь, мусор, какие-то опилки и тряпки, постельное белье совершенно черное, похоже, оно никогда не стирается… И в этой полной антисанитарии, в одной комнате жили пятеро детей! Настя и четыре ее сестрички, старшей из которых шесть, а младшей — два годика. Все девочки — от первого мужа Оксаны. 35-летняя женщина с недели на неделю должна родить ребенка от нынешнего своего сожителя. Сама она сидит дома, а Валерий перебивается сезонными подработками. Это не алкоголики, не наркоманы. Но, учитывая условия их жизни, нам пришлось поставить семью на учет как кризисную.

— Почему же сельсовет не забил в колокола еще во время беременности Насти?

— До самых родов никто ни о чем не знал. Девочка до седьмого месяца беременности посещала школу. Более того, летом даже проходила обязательный ежегодный медицинский осмотр! В ее карточке стоят подписи окулиста, хирурга, ЛОРа и невропатолога с диагнозом «здорова». Осмотр у гинеколога в школе не предусмотрен, поэтому выявить беременность на ранних сроках не удалось.

— Я так поняла, мать и отчим хотят, чтобы Настя и Кристина вернулись домой из «Городка милосердия». Они что-то для этого делают?

— Стараются, — вздыхает Владимир Игоревич. — Убрали, побелили, собрали разбросанные инструменты и опилки, на глиняный пол бросили какой-то ковер. Их сосед, увидев, как они стирают подранную черную постель, отдал им свою новую. И питание стараются улучшить. На Пасху вот получили хороший продуктовый паек.

— Неужели Оксана ничего не получает на детей от государства?

— Ну что вы! Только за последние полгода ей выплатили 24 тысячи гривен. Родит ребенка и, согласно законодательству, получит еще около 70 тысяч. За эти деньги дом можно новый купить, а у нее дети донашивают друг за другом рваные колготки и трусы. Но мы не привлекаем женщину к ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Зачем? Наложат штраф. Кому от этого будет лучше — ей, мне, вам или этим несчастным детям? Лучше поможем им! Вот у нас есть 25 килограммов муки, сейчас позвоню Валерию, пусть заберет.

Но в ответ на предложение начальника социальной службы из трубки послышалась только нецензурная брань. Отчим Насти требовал, чтобы его оставили в покое, обвинял всех и вся в том, что у них забрали ребенка. От муки категорически отказался.

«Отца новорожденной могут осудить на пять-восемь лет»

Местные жители рассказали «ФАКТАМ», что такое поведение Валерия их не удивляет. Мужчина, по их словам, отличается крутым нравом, часто бывает агрессивен. Оказывается, он даже имеет судимость за тяжкое преступление. Правда, срок отбывал не в колонии, а в психиатрической лечебнице.

При этом старшая падчерица, судя по всему, очень привязана к сожителю матери. Настолько, что, когда в феврале ходила на УЗИ, назвалась… его фамилией, чему есть документальное подтверждение. Вообще, юная мамочка, судя по всему, решила запутать следствие. Стоит вспомнить ее историю о групповом изнасиловании в конце августа, как возникает масса вопросов. Во-первых, это произошло якобы после концерта. Но большая сцена стояла в Пустомытах только в сентябре и октябре. Во-вторых, зачала Настя в середине июля, а уж никак не в последние летние дни. В-третьих, если она говорит, что ничего не помнит, так как потеряла сознание, откуда же убеждение, что ее изнасиловали трое молодых людей?

— Настя Стрижак несколько раз меняла показания, — рассказывает «ФАКТАМ» начальник следственного отдела Пустомытовского райотдела милиции Сергей Пакош. — Сначала говорила о трех насильниках, потом о двух, а позднее указала на одного из местных жителей. Заявление писать отказалась, а ее мать вообще отрицает сексуальное насилие над дочерью. На сегодняшний день у нас есть доказанный факт, что прошлым летом неизвестное лицо вступило в половую связь с малолетней Анастасией Стрижак без какого бы то ни было насилия или угроз, в результате чего девочка забеременела.

— Простите, но ведь уголовное дело возбуждено по статье 155, части 2 (»Сексуальные отношения с лицом, не достигшим половой зрелости, совершенные отцом, матерью, мачехой или отчимом»). Так что вывод напрашивается сам собой…

— Кроме того, статья предусматривает и неизвестную личность, если при этом сексуальный контакт имел тяжкие последствия для ребенка, — добавил следователь.

— Да какие же здесь последствия?— поражаюсь я. — Если бы Настя в 12 лет сделала аборт, она вполне могла бы остаться бесплодной. А так родила естественным путем здоровую девочку…

— Совершенно с вами согласен. Но по какой именно статье возбуждать дело, мы решали коллегиально. Я подавал в прокуратуру дело по первой части этой статьи Уголовного кодекса, подразумевающей половые отношения с лицом, не достигшим половой зрелости. Но беременность и роды посчитали тяжким последствием.

— А может, милиция все-таки подозревает отчима?

— В селе говорят об этом. Но ведь никто, и в первую очередь Настя, прямо не указывает на Валерия. Оксана и ее дочь многое скрывают. В ближайшее время мы сравним анализы ДНК новорожденной и Валерия, и станет понятно, идет ли в уголовном деле речь о тяжких последствиях или о растлении девочки отчимом.

— Если подтвердится худшее, Валерий снова попадет в психбольницу?

— Ой, вряд ли! — покачал головой следователь. — Если будет подтверждено его отцовство, он понесет заслуженное наказание. Мы, конечно, проведем психиатрическую экспертизу. Но сомневаюсь, что она докажет его невменяемость. Понятно, Оксана не хочет, чтобы ее сожителя арестовывали. Ведь он — кормилец семьи. Кстати, кроме Насти и ее сестер, у женщины есть еще трое детей. Но относительно них она лишена родительских прав. Те дети живут с отцом в другом районе Львовской области.

Если милиция сумеет вычислить отца маленькой Кристины, того могут осудить на пять-восемь лет. Правда, если им окажется Валерий, суд, возможно, ограничится приговором с отсрочкой исполнения, учитывая, что мужчина содержит такое количество маленьких детей.

P. S. Имена юной роженицы и членов ее семьи изменены по этическим соображениям.

comments powered by HyperComments

Последние