ЗА КОММУНАЛЬНЫЕ ДОЛГИ ЗАБИРАЮТ ТЕЛЕВИЗОРЫ И МОБИЛКИ

24.12.2010 11:35

— Донеччане задолжали за воду 52 миллиона гривен. Есть решения судов о взыскании в нашу пользу 10 миллионов, — говорит директор коммунального предприятия ”Донецкгорводоканал” Юрий Перебийнос, 40 лет. — Других способов у нас не осталось, кроме как самим забирать. Отработаем Киевский район Донецка, потом охватим весь огород. Прорабатываем вопрос об изъятии квартир, и работаем над тем, чтобы входить без хозяев. Но самое эффективное — изымать то, что нужно в обиходе. Каждый неплательщик, независимо вот уровня его достатка, может остаться без имущества. Это наше ноу-хау!

Помощница Перебейноса ведет на склад предприятия. Там хранятся вещи, изъятые за неделю.

— Собрали добра на 9 тысяч гривен. Арестовывает и оценивает государственная исполнительная служба. Мы только храним до полного расчета должника или до аукциона, — говорит 24-летняя Елена Бондаренко из пресс-службы водоканала.

Вместе с рабочими горводоканала, госисполнителями и милиционером на старом ПАЗике отправляемся в рейд.

— Заранее собираем информацию в жэках, чтобы не попасть на тех, у кого нечего взять, — рассказывает по дороге юрист водоканала 24-летняя Елена Ворфлусева. — 7 тысяч долга перед нами погасили сразу после описания имущества — так что у людей деньги есть.

Перед 9-этажкой на ул. Куйбышева девятеро участников рейда и журналисты договариваются не шуметь, потому что жители часто не открывают двери.

Первая в списке семья Медведевых. На пороге 2-комнатной малогабаритки встречает 60-летняя хозяйка в красном халате поверх ночной рубашки.

На часах — 17.30. Старший среди трех государственных исполнителей, 30-летний Андрей Кормильцев, входит в спальню. Пожилой человек в семейных трусах встает с обтрепанной кровати советских времен. Стоит босой на полу.

— Пройдите, понятые, берите пломбы, — говорит Кормильцев. — Здесь телевизор есть, видеомагнитофон. Будем описывать.

— Какие понятые? Зачем? Что здесь описывать? Машины? Золото? Мы что — воры? Или пьяницы? Что же вы делаете?! — кричит Надежда Медведева.

На нее не обращают внимания.

— Выйдите, б...ди, не топчитесь! А то я вас поубиваю! — кричит женщина. Ее лицо становится красным, она задыхается.

— Я пенсионер, туберкулезный, на учете в горбольнице стою. Покажи им квитанции! — орет мужчина.

— Ах вы банда! Сукины сыны! — хозяйка машет руками.

— Не ругайтесь, а покажите квартирную книжку, — просит участковый.

Надежда Ивановна идет в кухню, ищет книжку, нервно рассыпает бумаги на столе. Протягивает квитанции.

— Плачу текущие долги, еще погашаю по 100 гривен этого проклятого судебного долга, — рассказывает. — В месяц получается сумасшедшая сумма — 232 гривны только за воду, потому что у меня прописано пять человек. Всю пенсию отдаю за эту проклятую квартиру! Дед получает две тысячи гривен, на шахте Засядько пропахал всю жизнь проходчиком. Дочь получает 334 гривны на двоих детей как мать-одиночка.

Исполнители заходят во вторую комнату. Дочка хозяев Наталья держит 2-летнего ребенка. 9-летняя девочка сидит на диване с круглыми от страха глазами.

Исполнители в обуви проходят по ковру в комнату. Выдергивают из розетки телевизор и упаковывают в полиэтилен.

— Не дам! Отдайте! — пенсионерка бросается на телевизор, обнимает его обеими руками, ложится сверху. Ее оттаскивают исполнители.

— Милая, помоги! — обращается пенсионерка к журналисту ”ГПУ”. — Пойдем я тебе холодильник покажу, проверь на чем я сплю.

Бросается в кухню, открывает холодильник. Там стоит тарелка с 200 г колбасы, яйца, пакет кефира, шкурки от мандарина, варенье.

— Что мнет делать — воровать? Вешаться?! — плачет Надежда Ивановна. — Недоедаем, платим сколько можем. Субсидию не дают. С мужем оба инвалиды. А они. Зачем пугают детей? 350 гривен в школу на окна отнесли. А попробуй не дать — ребенка заклюют.

— Вы и нас поймите — вам же никто на три тысячи гривен в долг в магазине продуктов не даст? А горводоканал должен давать? — объясняет инженер коммунального предприятия Людмила Львова, 45 лет.

Каждый из двух телевизоров Медведевых исполнитель оценивает в 200 грн. Объясняет, за столько они пойдут из аукциона через 10 дней. Если семья за это время не погасит 3,5 тыс. грн долга.

— Дешево оценили? — спрашивает Елена Ворфлусева. — Исполнитель пишет, за сколько реально это можно быстро продать.

Следующая квартира расположена в том же доме. Двери открывает 27-летний Роберт. Ему говорят, что он не выполнил судебное решение о взыскании 1356 грн долга за воду.

— Мы о суде ничего не знали, — растерянно говорит хозяин. — А что вы в обуви идете? Надо же как-то по-человечески.

— В законе нет ”по-человечески”, — бросает исполнитель.

Юрист объясняет, что такая форма как судебный приказ не требует обязательного присутствия сторон. Рассмотрение коммунальных исков проводят без должника.

Исполнители ходят по комнате, берут все, что считают нужным.

— А вы имеете право так лазить? — удивляется хозяин.

Участковый разводит руками.

— О, видите! Линолеум, новый рулон. Только купил — удобно выносить, — говорит кто-то.

Все смеются.

— Да, смешно, — соглашается Роберт. — Цирк какой-то.

Линолеум оставляют.

— Мобилку надо забрать, — говорит исполнитель.

Телефон опечатывают и относят. ”Нокию” оценили в 100 грн.

— И когда уже это государство подавится, — говорит Роберт.

Третья квартира — в новой 12-этажке. Елена Пескова занимает две квартиры и не платит за услуги 22 месяца.

— Вау! В такой мы еще не были, — говорит один из исполнителей.

Гостиная площадью 16 кв. м. Через приоткрытые двери в санузел видно роскошную сантехнику в стиле хай-тек.

— Какие проблемы? Сколько надо? — спрашивает хозяин лет 45. — Леночка, принеси три тысячи, пожалуйста.

Исполнители советуются. У них нет с собой кассового аппарата и брать деньги они не хотят.

— Ага, ты пойди им навстречу, а тебя потом прокуратура обвинит в коррупционных деяниях, — говорит один из них. — Я такую ответственность на себя не возьму.

Елена Ворфлусева соглашается взять деньги на ответственное хранение:

— Фуух, уже 20.00. Лена, может, по домам? — умоляют юриста измученные коллеги.

Та соглашается продолжить рейд в субботу.

— На меня не рассчитывайте, в следующий ваш рейд попрошусь в командировку, маньяка ловить, — шутит участковый.

comments powered by HyperComments

Последние