ПОДРОСТКИ ЗАСТРЕЛИЛИ ТАКСИСТА

05.11.2010 09:50

"Ни за что люди убили. Миша же был такой, что мухи не обидит", — плачет женщина в черном платке на похоронах черниговца 48-летнего Михаила Гунько. Вечером 16 октября его застрелили два подростка.

С Михаилом прощаются из его дома на ул. Дундича. Улица заставлена машинами такси — их около сотни.

Во дворе правит священник. Голова покойника обмотана платком, лица не видно. Рядом скорбит мать 83-летняя Наталия Афанасьевна, поправляет покрывало 52-летняя жена Галина, рыдает дочь Алла, 24 года.

— Миша таксировал лет 10. Сначала ездил на служебной, потом купил себе "Дэу-нексиа", — рассказывают таксисты. — А тут доля секунды — и его нет. Никакая монтировка и пистолет не помогут. Мы скинулись семье по трехдневному заработку каждый.

Над гробом стоит 48-летний Виталий Гунько, брат-близнец погибшего:

— С Мишей всегда праздновали день рождения вместе. Собирались у мамы, — вздыхает. — Ту машину Миша в кредит взял, его еще два года нужно выплачивать. С братом разные случаи были. У него и пистолет пневматический был, но он его и вытянуть не успел.

Михаила Гунько хоронят на кладбище микрорайона Бобровица, рядом с могилами отца и деда. В 500 м — Черниговский горотдел милиции. Там сидят два подростка, которые его убили.

— Машину и погибшего таксиста рядом обнаружили на выезде из села Лопатин Черниговского района, — говорит Сергей Бондарь, начальник райотдела милиции. — Свет в салоне горел, фары включены. Вокруг темно. У таксиста была прострелена голова. Версия о грабеже отпала, потому что при мужчине были документы, мобилка и деньги.

Через несколько часов милиционеры выяснили, что Гунько убили воспитанники училища в селе Сокиринцы Срибнянского района.

— Старший, 17 лет, — сирота из Нежина. Младший, 16 лет, имеет мать, она живет в Киселевке. И отец есть, но с семьей не знается. Ребята дружили еще с интерната, — говорит милиционер. — Вместе обворовывали магазины в Сокиринцах. В суде их пожалели, дали по два года условно. Но они не раскаялись, хулиганили, спиртное пили. На них уже по три админпротокола составили. А если есть три протокола, то условная мера наказания заменяется на реальную. Их должны  были отправить в колонию. Об этом им постоянно напоминали одногруппники: "Вот попадете в зону, будете кукарекать..."


Задержанные говорят, что хотели поквитаться с одногруппниками. Расстрелять их, а затем самим застрелиться.

— Приехали к младшему домой в Киселевку. У одного деда украли охотничье ружье с четырьмя зарядами. Испытали, стрельнули разик, — говорит подполковник. — Потом решили, что с ружьем в Сокиринцы ехать неудобно, нужен пистолет. Знали, что в Киселевке часто дежурят два гаишника. Надумали их пострелять, пистолеты забрать. Младший обмотал ружье курткой, и пошли. Но гаишников не было. Решили: раз нет пистолетов, то еще погуляют. Остановили такси. Старший сел рядом с водителем, младший — сзади. Как только водитель повернул на грунтовку в Лопатин, младший достал ружье.

— Приставил ружье к голове, отвернулся и... нажал на курок, — вспоминал подросток.

Пуля влетела около правого уха, вылетела через левый глаз. Кровь забрызгала салон. Ребята вытащили тело и бросили. Попытались завести машину, но не вышло. Тогда забрали 25 грн из дверц и ушли. По дороге выбросили оружие и окровавленные куртки. Дома легли спать. Один положил под подушку кухонный нож. Решил: придет милиция — зарежу себя.

Стражи порядка задержали подростков, когда те спали. Они во всем сознались по дороге в райотдел. Рассказывали спокойно. Не каялись и не плакали.

— Ребята полностью адекватные, не дебилы, но циничные. На вид дети лет по 13, вес где-то 45 килограммов, рост 150 сантиметров, — говорит Сергей Витальевич

comments powered by HyperComments

Последние