"МЫ БЫЛИ НА СЕДЬМОМ НЕБЕ, ЧТО МАРИНКЕ ТАК ПОВЕЗЛО: БУДУЩИЙ ЗЯТЬ НА ДОЧКУ НЕ НАДЫШИТСЯ, А ЕГО МАМА ВЛИЯТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА - ЗАМПРОКУРОРА ОБЛАСТИ"

20.03.2010 12:21

В Херсоне задержана брачная аферистка, жертвами которой становились девушки, влюблявшиеся в ее сыновей

Людмила ТРИБУШНАЯ "ФАКТЫ" (Херсон)

"Маринка, проснись! К нам приехали журналисты", - будит внучку 81-летняя Ольга Григорьевна. Пожилая хозяйка чуть не плачет: еще вчера ее Маринка напоминала школьницу, счастливую и полную оптимизма, а сегодня, съежившись и сунув голову под узорчатое покрывало, девушка сутками то ли спит, то ли просто лежит.

- Неприятности начались с того дня, когда внучка познакомилась со своим ухажером, - жалуется пенсионерка. - Из-за него наша семья осталась у разбитого корыта.

Из спаленки выходит Марина. Взгляд у нее мутноват, как у человека, которого разбудили внезапно. Услышав, что мы приехали разузнать о ее неудачном романе, хмурится. При упоминании имени недавнего жениха настроение у девушки портится.

"Это будет наш с тобой дом, только наш!" - убеждал меня жених"

От Ольги Григорьевны я уже знаю, что мама растила Марину одна. Окончив школу, девушка поступила в юридический колледж, а так как обучение было платным, с первого же дня начала подрабатывать.

- Мы жили в пригороде втроем: я, дочка и внучка, - объясняет бабушка. - Маринка официанткой в ресторане работала. Посоветовавшись, приняли решение продать свой дом и купить квартиру в Херсоне. Тут-то этот Толик и появился.

- Познакомилась с ним как бы случайно, - вступает в разговор Марина. - Парень, представившийся сотрудником охранной фирмы, однажды зашел в ресторан поесть. Пока обслуживала клиента, познакомились, завязался разговор. Толик после этого частенько забегал. Все вокруг знали, что наша семья продает дом, не было это секретом и для моего нового приятеля. Разве могла тогда заподозрить, что перед Толиком стояла конкретная задача: внедриться в нашу семью и влюбить меня в себя. А дальше за дело бралась мама жениха.

У молодых начался конфетно-букетный период. Толик окружил девушку заботой и вниманием. "Господи, в таком затрапезном ресторанчике найти настоящий бриллиант! - то и дело восклицал ухажер.- Думал, таких барышень сейчас уже нет: чистая, скромная, а какая умница!"

- Молодой человек внучки нам нравился, - не скрывает Ольга Григорьевна. - Хорош собой, за словом в карман не лезет, воспитан, а главное - на Маринку не надышится! Она для него - солнце, вокруг которого вся жизнь парня начала вращаться. У Толика оказались самые серьезные намерения, и вскоре в нашем доме заговорили о свадьбе.

В подтверждение того, что действительно хочет жениться, Анатолий предложил невесте познакомиться с его мамой.

- Так как Валентина Алексеевна, родительница Толика, занимала очень высокую должность - нам она представилась заместителем прокурора Херсонской области, встреча то и дело переносилась, - вспоминает Ольга Григорьевна. - Все-таки человек очень занятой, день расписан по минутам.

- Будущая сваха продемонстрировала нам удостоверение зампрокурора Херсонской области: в развернутом виде, с печатями, фотографией, - рассказывает Наталья Федоровна, мама Марины. - Наша встреча продолжалась минут пятнадцать, и все это время у Валентины Алексеевны разрывался сотовый телефон. "Извините", - каждый раз отходила в сторону женщина. "Звонил судья, - объяснила, заканчивая разговор. - Сами понимаете: работа есть работа, да еще такая". Мы понимали... Другой раз по телефону отчитывала своих подчиненных - вела себя как настоящая начальница.

Мама будущего зятя очаровала Наталью Федоровну: деловая, все у нее схвачено. Валентина невзначай сказала, что имеет в Херсоне небольшой бизнес - по городу, дескать, бегают несколько "семейных" маршруток.

- Мы были на седьмом небе: как Маринке повезло! - сквозь слезы улыбается моя собеседница.

- Дом мы продали за 25 тысяч долларов, - ведет рассказ бабушка Оля. - "Мама вам ищет жилье, не волнуйтесь", - все время повторял Толик. Мы были спокойны, ведь за дело взялась сама Валентина Алексеевна.

- Когда поехали посмотреть, что нашла моя будущая свекровь, пришлось спуститься с облаков на грешную землю, - нервно теребит край халата Марина. - Представьте себе глухое село в 60 километрах от Херсона, брошенный дом, за который просили 11 тысяч долларов. Место унылое, кругом лужи, грязь. "Жить в деревне - это же сказка! - нахваливала свой выбор Валентина Алексеевна.- Насадим цветов, построим теплицы. Представьте себе огромный ковер из травы, так и хочется лечь на него и уснуть. Как я устала от города!" Мы с мамой стояли растерянные, молчали. Ради новой жизни, которая предстояла нам здесь всем вместе, может, стоит уступить? Да и Толик был в восторге от предстоящего переезда, чертил схемы теплиц, которые планировал строить. "Это будет наш с тобой дом, только наш! - убеждал меня. - А твоим родным моя мама в городе что-то подыщет. Земли здесь много, со временем забабахаем роскошный особняк..." Пойти навстречу любимому - разве не проверка чувств?

"Разве мы могли подумать, что признания в любви, цветы - лишь приманка брачных аферистов!"

- Когда дом был куплен, сваха сообщила, что и сама хочет приобрести здесь хату, - говорит мама Марины. - Но деньги с депозита снимать ей было не с руки - терялись проценты, поэтому попросила одолжить пять тысяч долларов. Через неделю сваха взволнованно сообщила мне, что ее коллега из прокуратуры едет в Германию, согласился пригнать оттуда хорошую иномарку. "Нашим детям нужна же будет машина, - втолковывала. - Я их обоих устрою в какой-нибудь городской райотдел милиции следователями, каждый день придется ездить в Херсон. Вот мы и решим транспортную проблему. Часть денег дам я, часть вы". Принесла я две тысячи долларов прямо на вокзал. Идет время, Валентина Алексеевна вновь меня находит: умерла, дескать, ее херсонская соседка, можно недорого по случаю приобрести квартирку. "Вы бы со своей старенькой мамой в ней могли жить, - убеждала она. - А если не хотите, пусть дети переезжают. Зачем терять? Нам любая жилплощадь пригодится". Я опять поддалась на уговоры, передав три с половиной тысячи долларов.

- Вы носили ей деньги да носили. Неужели ни разу не усомнились в искренности намерений будущей свахи?

- Однажды заподозрила подвох, - вздыхает Наталья Федоровна. - Мы уже переехали в село, а работала я тогда в Херсоне воспитательницей в детдоме. И вот звонит мне на работу знакомая женщина и заявляет: "Вы связались с плохими людьми! Валентина Алексеевна со своим сыночком выпотрошат ваши кошельки и поминай как звали - это "кидалы", держитесь от них подальше". У меня все внутри затряслось, бегом к дочке: что делать? Решили поговорить с мамой Толика. "Сейчас я свяжусь с милицией, - отвечает прокурорша. - Там мгновенно установят, c какого телефона вам звонили, вычислим клеветника". И точно, вычислили. "Толик встречался с внучкой звонившей вам женщины, - оправдывалась на следующий день будущая сваха. - Бросил ее, вот они теперь мстят парню". "У меня Мариночка есть, никакая другая не нужна", - вторил мамочке жених. Сомнения у меня остались, но я гнала их, хотелось верить в лучшее. Толик обещал дочери счастье, семью. Дети и правда были такой чудесной парой!

Совсем небольшую сумму, оставшуюся от продажи недвижимости, семья Марины положила на банковский счет.

- Так и до этих денег хитрая лиса в прокурорском обличье добралась, - вытирает слезы 81-летняя Ольга Григорьевна. - Как ей удалось подделать подпись моей дочери и снять всю сумму со счета, понятия не имею. А только остались мы без копейки. Какое-то время дочка и внучка пытались сохранить в тайне от меня все эти перипетии, боялись, что умру. Но разве шило в мешке утаишь? В глухом селе, где мы живем, работы нет. Дочку сократили, почти год мы втроем живем на мою пенсию. А Толик со своей мамочкой, выдурив у нас все до последней копейки, исчезли. Поначалу несостоявшаяся родственница звонила, угрожала: если обратимся в правоохранительные органы, то напрасно потратим время, так как у нее связи везде... И называла фамилии своих якобы покровителей. Очень, кстати, известные на Херсонщине фамилии! Поначалу мы в самом деле воспринимали эту гражданочку как заместителя прокурора области. Это потом все открылось, когда дочка все же написала заявление в милицию. Там ее знали как облупленную, ведь и до нас люди, ставшие жертвами мошеннических действий Вали-прокурорши, требовали наказать обманщицу.

- Мама Толика около года находилась в бегах - правоохранители объявили мошенницу в розыск, - говорит Наталья. - И вот нам сообщили, что 26 февраля ее наконец задержали. Недавно следователь вызывала меня на очную ставку с арестованной. "Вы все выдумали! - заявила мне в глаза Валентина. - Не можете простить, что Толик бросил Маринку, мстите". Следователь открыла тумбочку, достала какие-то бумаги и потрясла ими в воздухе: "Вот заявления еще 11 невест, которых вы с сыном точно так же дурили. Они тоже мстят?" Крыть нечем, Валентина замолчала. Оказалось, родом она из Винницы. Ни сама, ни два ее сына нигде не работают. Это мошенники со стажем. Взяв в Херсоне кредит, купили роскошный дом. Чтобы погашать долги, искали доверчивых, как мы, и присваивали их деньги. Теперь добрый десяток девушек на выданье из Херсона и ближайших к нему райцентров дают показания в качестве потерпевших. Мы некоторых уже знаем, перезваниваемся с ними. Хитроумная схема была хорошо продумана и поставлена на поток. Разве могли подумать, что признания в любви, цветы, подарки, подготовка к свадьбе - всего лишь приманка брачных аферистов!

И хотя Марина с Натальей Федоровной настаивают, чтобы арестован был также Анатолий, ведь работал сынок вместе с мамой, дети Валентины пока находятся на свободе. "Благодарите Бога, что хоть какая-то крыша над головой есть, могли ведь совсем на улице остаться", - сочувствуют Марине знакомые.

Девушка еще не пришла в себя - она словно оглушенный ударом боксер, который никак не может подняться.

- За чувства платишь дороже всего, - печально улыбается девушка.

"Мне интересно: любил ли Толик хоть одну из девушек, которых водил за нос?"

Марине обидно, что из-за нее пострадала вся семья. Объектами "обработки" мошенников стали также мама и бабушка. Толик эксплуатировал самое беззащитное состояние девичьей души - любовь, играл на струнах душ родных Марины, желавших ей счастья.

- Ладно бы Маринка была дочерью богатых родителей, - сокрушается бабушка Оля. - А мы всю жизнь едва концы с концами сводим! Но вот же впустили в дом настоящих виртуозов, которые нашли, чем поживиться, даже там, где, казалось бы, взять нечего. Толик разобижен, что мы все-таки обратились в милицию, он шлет Марине угрожающие sms-ки: "Буду следить за каждым твоим шагом. Жизнь твоя счастливой не будет".

На соседней сельской улице живет еще одна семья, которая чуть не пострадала от мошенницы-прокурорши, взявшей в оборот двух сестер.

- В нашей семье произошла трагедия, - рассказала "ФАКТАМ" Татьяна. - В доме, где мы выросли, осталась жить мама-пенсионерка. Как-то ее нашли убитой. Подозрение пало на моего племянника, его арестовали. Парень уже третий год за решеткой, следствие никак не закончится. И тут появилась эта Валентина: наобещала моей сестре, что сына выпустят при ее содействии, а тем временем вселилась в хату, где произошло убийство. "Куплю у вас дом", - обещала аферистка. Между прочим, эту Валю все село знает: в сельсовете она тоже представилась зампрокурора области, обещала газ провести. Пока жила у нас, все со двора распродала. Я ее еле выселила.

- В Суворовский райотдел внутренних дел Херсона обращались жители города, которым Валентина за 400 долларов продавала должность офицера милиции, - рассказывает Марина. - Обещала устроить именно в этот райотдел на работу. Но на такие заявления там долгое время не реагировали, только руками разводили: ну чем мы поможем, вы же сами ей деньги отдали! Милиции, дескать, предъявить фальшивой правоохранительнице нечего. Только в Суворовском райотделе четыре отказных материала по заявлениям граждан, которых она обвела вокруг пальца.

В Суворовском райотделе подтвердили, что об аферистке из Винницы знают давно, просто ждали момента, когда можно будет привлечь ее к уголовной ответственности. При этом попросили через нашу газету обратиться к жертвам Валентины. Чтобы те, кто еще не заявил на обманщицу, все-таки сделали это - в милиции предполагают, что пострадавших может быть гораздо больше.

- Мне одно интересно: любил ли Толик хоть одну из девушек, которых водил за нос? - говорит Марина. - Вряд ли - на работе терять голову нельзя. Единственная женщина, которой он беззаветно предан, - это мама. Ее одну он любит. Сейчас нанимает адвокатов, носит передачи, пытается спасти мамулечку от уголовной ответственности. Надеюсь, это ему не удастся. Верю, что жениховское счастье изменило Толику в этот раз.

comments powered by HyperComments

Последние