"В ДЕНЬ 33-ЛЕТИЯ ЛЕНЫ МЫ ПОКУПАЛИ ЕЙ "ПОДАРКИ": ГРОБ, ВЕНКИ... СЕСТРА ДО ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ВЕРИЛА, ЧТО ЕЙ СДЕЛАЮТ ОПЕРАЦИЮ НА МОЗГЕ И РАК ОТСТУПИТ"

29.11.2009 18:30

Три года назад Елена, как и тысячи наших читателей, перечислила деньги на покупку гамма-ножа. Аппарат вскоре понадобился ей самой, но в Украине его все еще нет

Виолетта КИРТОКА "ФАКТЫ"

Невыносимо смотреть на мужчину, который, уткнувшись в макушку маленького сына, вытирает слезы. Двухлетний Антон еще не понимает, что произошло, почему папа плачет. Но обхватывает его одной ручкой за шею и тревожно заглядывает в лицо, указывая ручкой на мамин портрет с черной лентой, возле которого горит свеча.

...О киевлянке Елене "ФАКТЫ" рассказали в сентябре этого года. У молодой женщины опухоль в груди появилась после рождения Антона. Врачи говорили: как только она перестанет кормить ребенка, все придет в норму. Не пришло. А обследование выявило злокачественное образование. Лена была послушной пациенткой. Ей сделали операцию, она прошла все необходимые курсы химиотерапии. Анализы откровенно радовали всех. Казалось, болезнь отступила. Но четыре месяца назад у Елены начались головные боли. МРТ показало: семь метастазов в мозге. После радиотерапии нужно было сделать операцию с помощью гамма-ножа. Три года назад Елена, как и тысячи наших читателей, перечислила деньги на его покупку. Теперь аппарат нужен был ей самой, но в Украине его все еще нет. Операцию согласились провести российские онкологи. На нее нужны были деньги - 12 тысяч долларов. После выхода статьи о Елене сочувствующие люди собрали практически всю сумму... Лена до операции не дожила.

"Пенсионеры сами нуждаются, но несут копеечку мне"

- То, что Лене в последние дни ее жизни помогали ваши читатели, то, что она не чувствовала себя одинокой, брошенной, дало ей силы до конца верить: ей помогут, - говорит Ирина, двоюродная сестра Елены. - Она не ожидала такой отзывчивости от людей. Пенсионеры приносили ей деньги домой. Это не были большие суммы - 20, 50 гривен. Лена говорила: "Я не могу брать у таких людей деньги. Они сами нуждаются, но несут копеечку мне". Перечисляли и крупные суммы в долларах, евро. Одна женщина по телефону сказала: "Как только врачи позволят провести операцию, позвоните мне - я перечислю всю необходимую сумму".

- Мы с Сашей, мужем Лены, решили на могильном памятнике сделать надпись: "Спасибо всем людям, которые собирали деньги на операцию с помощью гамма-ножа", - добавляет мама Елены Нина Васильевна, утирая слезы.

...Когда Лена обнаружила в груди опухоль, тут же сообщила об этом сестрам, подруге. Они настояли на том, чтобы женщина срочно показалась врачам.

- Рак груди, вторая стадия... Казалось, все не так страшно, - присоединяется к нашей беседе Наталья, подруга Елены. - И когда появились метастазы в мозге, мы не понимали: как это, ведь болезнь не была запущенной. Врачи объясняли, что они могут появиться и на первой стадии болезни. Но даже наличие метастазов не пугало - их же можно было убрать с помощью гамма-ножа.

В сентябре Елена сама позвонила в редакцию. Слушая ее историю болезни, я несколько раз переспросила: "Вы больны? Это вам нужна операция?" Женщина рассказывала о случившемся без эмоций. Она не плакала, в голосе не было надрыва. Казалось, говорит не о себе, а о чужом человеке.

- Все слезы я выплакала в первые дни после того, как узнала о своей болезни, - говорила мне тогда Елена. - Теперь могу рассказывать о своей болезни спокойно. Сейчас для меня главное - делать все необходимое, чтобы выздороветь. Врачи говорят, что это возможно. Российские специалисты, которые удаляют метастазы головного мозга с помощью гамма-ножа, вселили в меня надежду. Но так как у нас не было денег, чтобы сразу отправиться на лечение, посоветовали пройти радиотерапию. Облучение тормозит рост метастазов. Мне назначили 12 процедур. Каждое утро муж отвозит меня в клинику. Сама добираться не могу - слишком слабая...

- Понимая, что денег на операцию с помощью гамма-ножа мы сами не соберем, я посоветовала Лене обратиться в редакцию, - говорит Ирина. - Пять лет назад от лейкоза умерла моя маленькая дочка Маша, которую крестила Лена. Я знала, сколько денег требует лечение. Сестра не ожидала, что откликнется столько людей. Первые дни после выхода статьи буквально не могла говорить с родными - ее домашний и мобильный телефоны разрывались от звонков.

- Лене позвонила женщина из частного центра, оборудованного современнейшим магнитно-резонансным томографом, - добавляет родная сестра Елены Наталья. - Она предложила бесплатно пройти обследование всех органов. Лена с Сашей поехали в центр после курса радиотерапии. Там выяснилось, что из семи метастазов осталось всего два и они уменьшились в размерах. "Теперь мне нужна операция! И все будет нормально", - обрадовалась Лена.

Вскоре Елена мне перезвонила: "Спасибо за поддержку в такой сложной ситуации. Много людей хотят мне помочь. Теперь я верю, что все-таки поеду в Россию на операцию!"

- В течение полутора месяцев каждый день Лене кто-то звонил, присылал sms-сообщения с хорошими словами, - продолжает Ирина. - И знаете, даже в день похорон раздался звонок от мужчины: "Хочу помочь деньгами". Наташа поблагодарила и сказала, что Лены больше нет. Он отключился, но через 15 минут перезвонил: "Я принесу деньги все равно. Они теперь нужны детям".

...С родными Елены я встретилась на сороковой день после ее смерти. В центре кафе на столе стояли иконы, фотография женщины, под четырьмя красными розами - зажженная свеча. Батюшка правил панихиду. Сыновья Лены жались к бабушке и папе.

- Старший сын Лены, семилетний Артем, сказал бабушке: "Я скучаю за мамой. Но знаю, что она уже никогда не придет", - рассказывает Наталья. - За неделю до смерти сестра на наши слова "тебе еще нужно детей поднимать" сказала: "Мама, ты не оставляй Сашу одного с детьми. Помоги ему растить мальчиков".

- На днях я, делая чай, достала чашку, из которой обычно пила Лена, и Антон сразу заметил: "Это мамина чашка!" - добавляет Нина Васильевна. - И не позволил мне пить из нее. Мамины тапки не разрешает никому надевать... Мальчик постоянно спрашивает: "Где мама?" Перед сном просит папу поднять его, чтобы поцеловать фотографию Лены...

В этом году Артем пошел в первый класс. Елена переживала, что из-за слабости и обязательных процедур радиотерапии, на которые нужно было ездить по утрам, она не сможет отвести сына в школу. Но ей удалось это сделать.

- Елена незадолго до смерти сказала: "Артем меня будет помнить, а Антон, наверное, нет. Он слишком маленький", - говорит Ирина.

"Такса смотрела на портрет Лены и вдруг начала выть. Да так, что показалось: она ведет диалог со снимком"

- Совершенно внезапно у Лены начались сильные боли в спине, с каждым днем ей все труднее было ходить, - рассказывает Наталья. - Очень быстро распадалась костная система. Почему это происходило, врачи не могли сказать. Видимо, понимая, что Елене уже невозможно помочь, ее не брали ни в одну больницу. Мы написали письмо заместителю мэра Киева Ирене Кильчицкой, которая распорядилась, чтобы Лену положили в Октябрьскую больницу, в отделение неврологии. Уже там сестра не могла лежать на спине. Ее выгнуло: голова была запрокинута назад и опиралась на макушку. Лена отказалась от обезболивающих препаратов, но продолжала надеяться, что ее подлечат и она вскоре поедет на операцию. Никто из родных, кто приходил к ней, не мог сдержать слез. А она всех просила: "Не плачьте".

За два дня до смерти Елена перестала видеть, говорила с трудом. Затем у нее поднялась температура. Она росла так быстро, что женщине понадобилась интенсивная терапия.

- В тот день, 18 октября, мы приехали к Лене вместе с ее мужем, мамой и старшим сыном Артемом, - продолжает Наталья. - Мальчик сам попросился с нами. Как будто чувствовал, что с мамой нужно попрощаться. При нас Лену забрали в реанимацию. Саша пошел за ее вещами. Но к нему вышла не нянечка, а врач. Он и сказал: "Лена умерла". Когда зять вошел в палату, я по его лицу все поняла. Но мы решили сразу ничего не говорить маме, а сначала отпоить ее лекарствами. Боялись, что она не перенесет услышанного.

- Я как раз позвонила Наташе, чтобы узнать, как дела у Лены, - добавляет Ирина. - А сестра мне говорит: "Лена в реанимации, а мы едем домой". Я еще возмутилась: как это они едут домой? Нужно оставаться в больнице, вдруг Лене что-то понадобится. Через полчаса перезвонила снова: "Наташа, ну как же так. Почему вы уехали?" А она: "Уже все".

19 октября, на следующий день, Елене исполнилось бы 33 года. Она не дожила до дня рождения несколько часов.

- Когда Лена уже находилась в больнице, мама несколько раз повторила: "Только бы она пережила возраст Христа", - говорит Наталья. - Ей казалось, что это очень важный рубеж. Я никогда даже представить не могла, что в день рождения младшей сестры буду покупать ей такие "подарки": гроб, венки... Когда мы с Сашей ходили по "Дарынку" и выбирали вещи, в которых предстояло хоронить Лену, он плакал навзрыд. На это страшно было смотреть.

На следующий день после похорон мы отвезли на кладбище завтрак, после чего приехали домой к Лене. В квартире была звенящая тишина. Все молчали - не могли говорить. У меня на руках сидела наша такса, с которой мы очень часто приходили в семью сестры. Собака смотрела на портрет Лены и вдруг начала выть. Да так, что показалось: она ведет диалог со снимком.

Знаете, Лена была очень сильной. Она, борясь со своей болезнью, умудрялась еще и поддерживать всех вокруг. Ни разу не заплакала на людях. Мама говорила, что иногда утром заставала Лену заснувшей возле расставленных икон. Когда все ложились спать, она молилась, просила...

Я не смогла поговорить с мужем Елены. Его боль от потери жены чувствуется физически. Я не имела права нанести ему дополнительную травму. Александр не спускает с рук младшего сына. Антон время от времени проверяет, где находятся его папа, старший брат и бабушка. Не исчезли ли они, как пропала из его жизни мама... Да и Артем надолго не отходит от отца. Сейчас для Александра очень важно научиться жить дальше. Ради детей.

- Лена никому не снилась, но у меня было видение, - вспоминает Наталья. - Ночью я пошла на кухню выпить лекарства - после похорон сестры постоянно беспокоит сердце. И вдруг перед глазами потемнело. Я видела тоннель, а в конце него стояла Лена в одежде, которую мы положили ей в гроб. Потом мне растолковали: значит, ей все понравилось...

Каждый день в редакцию звонят люди, которым необходимы средства на лечение от рака. К сожалению, мы не можем помочь всем, не можем рассказать о каждом. Простите нас за это, простите, что отказываем в публикациях. И очень хочется попросить прощения у Елены. Прости, что из-за того, что в Украине все еще нет гамма-ножа, нельзя было использовать этот шанс и сделать бесплатную, а главное, своевременную операцию по бескровному и безболезненному удалению метастазов... Никто не знает, помогло бы это или нет. Но в таком случае можно было бы сказать, что для спасения Лены сделали все возможное.

P.S. Мобильный телефон Елены продолжает принимать звонки людей, которые хотят поддержать эту семью, помочь детям. По нему отвечает мама женщины Нина Васильевна. С ее разрешения мы публикуем номер: (093) 833-52-59.

Когда в Украине начнет работать линейный ускоритель "Трилоджи", на который собирали деньги читатели "ФАКТОВ"? Это вопрос мы задали директору Института нейрохирургии имени А. Ромоданова АМН Украины, академику Академии меднаук Украины Юрию Зозуле.

- Строительство здания завершено. В понедельник специалисты из Германии начинают монтаж линейного ускорителя. В ближайшее время наши сотрудники поедут в радиохирургические центры России, затем - Швейцарии или Германии, чтобы научиться работать на новом оборудовании. Надеюсь, первые операции в Киеве мы проведем в феврале будущего года.

comments powered by HyperComments

Последние