"НЕ ДОЖИДАЯСЬ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ О НАШЕМ РАЗВОДЕ, МУЖ ЖЕНИЛСЯ НА ДРУГОЙ И ПРИВЕЛ ЕЕ ХОЗЯЙКОЙ В... ДОМ, НА КОТОРЫЙ Я СЕМЬ ЛЕТ РАБОТАЛА ПОДЕНЩИЦЕЙ В ИТАЛИИ"

28.06.2009 13:30

Мария ВАСИЛЬ "ФАКТЫ" (Красилов-Киев)

29-летняя работница красиловской мебельной фабрики Лилия познакомилась с симпатичным автослесарем Юрием на вечеринке у общих друзей. Мужчина везде появлялся с маленькой дочкой. "Мне сказали, что он женат, - честно призналась молодая женщина. - Но жена где-то в Италии, не приезжает. Вскоре стало понятно, что мы любим друг друга". Однако, когда Юрий объявил вернувшейся с заработков супруге о предстоящем разводе, в доме начался настоящий ад: Лилит (так зовут первую жену) категорически не хотела расставаться! И хотя мужчина, несмотря на отчаянное сопротивление супруги, все-таки выиграл бракоразводный процесс, дойдя аж до Верховного суда, Лилит в суде же добилась права жить... вместе с новой семьей мужа.

"Вы представляете, что здесь будет твориться? - взывал Юрий к нашей газете. - Помогите нам защитить свой дом и семью от вторжения!"

"В итальянском доме престарелых старики - сердитые, капризные - могут и обругать, и истерику устроить"

Обе женщины Юрия Галуша носят почти одинаковые имена. Бывшая жена - Лилит, нынешняя - Лилия, а сокращенно - обе Лили. Внешне они совершенно разные: 34-летняя Лилит - высокая, крупная женщина, в жилах которой течет горячая, наполовину армянская кровь.

29-летняя Лилия - хрупкое создание, почти вполовину меньшее в размерах. Но есть одно сходство: счастливой (по крайней мере сейчас) ни одну из них не назовешь.

С Лилит мы встретились в доме ее матери, которая тоже недавно вернулась с заработков в Италии. С горькой обидой Лиля рассказала историю своей семейной жизни. 16-летней школьницей она познакомилась с Юрием, который был старше ее на восемь лет. Юноша к тому времени успел отслужить армейскую службу в Афганистане и поработать несколько лет на Севере. Через год после женитьбы родилась дочка Леся. Молодые стали жить вместе с родителями мужа. Однако жизнь не складывалась. По словам Лилит, свекровь не давала ей минуты покоя, постоянно лезла с критикой и ненужными советами. С каждым днем упреки становились невыносимее, и вскоре стало понятно, что если не решить вопрос с жильем, то молодая семья распадется. С деньгами было негусто: Лилит работала на швейной фабрике, Юрий оформил себе пенсию по инвалидности, как раненый во время боевых действий. Поэтому, когда дочке исполнилось восемь лет, Лилит подалась на заработки в Италию, оставив ребенка на попечение отца.

- Где я только не работала! - рассказывает Лилит. - Сначала нанялась убирать квартиры. Три дома в день, в каждом по три-четыре часа. Выходило 50 евро в день. В квартире, где я снимала койку, разрешалось только ночевать, потому что хозяева боялись пускать людей без документов. "Уходи рано утром, приходи поздно вечером". А на улицу даже выходить не смела: городок маленький, все друг друга знают. Попадешься на глаза карабинерам - депортируют в два счета. Получив документы, устроилась в дом престарелых нянечкой. Труд изматывающий, причем не столько физически, сколько морально. Брошенные детьми старики - сердитые, капризные. Могут и выругать, и истерику устроить. Рабочий день начинался в семь часов утра. А я жилье снимала в другом городе, добираться приходилось два с половиной часа. Платили 1200-1400 евро в месяц. Но за койку в квартире, где, кроме меня, жили еще пять-шесть человек, уходило 250 евро, а еще нужно было купить проездной билет на автобус и телефонную карточку, чтобы звонить домой. Я старалась экономить на продуктах. Оставшиеся от зарплаты 800-900 евро каждый месяц отсылала домой. Если бы знала, что сейчас придется это доказывать, сохранила бы все квитанции! - в сердцах добавляет женщина. - Случалось, что передавала и через знакомых, и с водителями автобусов. Через банк дорого...

- Я поехала в Италию вслед за дочерью, - вступает в разговор мать Лилит. - Тоже хотела заработать на жилье, ведь мы с мужем и тремя детьми всю жизнь провели в двух комнатках в общежитии. А так хотелось пожить по-человечески! Мне повезло: я несколько лет проработала в одной семье, где надо было ухаживать за 85-летней парализованной бабушкой. Все было на мне - уход, кормление, уколы, капельницы. Каждый час ее переворачивала, чтобы не было пролежней, каждый день купала. Накручивала волосы на бигуди - дети, которые проведывали ее, хотели, чтобы она всегда была, как куколка. Синьора говорить не могла, хотя все понимала. А вот ее старенький муж очень любил пообщаться! Причем о политике. И я, чтобы составить ему компанию, ночами сидела со словарем, изучая итальянский.

Рассказывая о буднях в южной стране, женщины наперебой вздыхали:

- Если бы вы знали, как на чужбине тянет домой! Одна радость - хоть несколько минут в день поговорить с детьми по телефону...

"Мужу говорили: "Юра, не отпускай ты ее больше!" Но он меня не удерживал. Ведь деньги нужны были по-прежнему"

Лилит не было дома два года: не так-то просто украинской заробитчанке, перемахнувшей границу по туристической визе и нелегально устроившейся на поденную работу, получить законный статус наемной работницы, позволяющий оформить многоразовую визу на въезд в Италию. Вернувшись к мужу и дочери после долгой разлуки, Лилит обнаружила, что денег, которые она высылала в Красилов, больше нет. Юрий объяснил: на заработанные ею сбережения купили на соседней улице небольшой домик для родителей. "А мы с тобой будем жить здесь! - радостно заявил муж. - Ты же знаешь, я всегда хотел жить в собственном доме!" По неопытности Лилит даже не поинтересовалась, как оформили права на недвижимость. Главное - что его родители переехали в собственный дом, и молодая семья наконец-то заживет самостоятельно.

Отдохнув с месяц, Лилит снова отправилась на заработки - старый дом требовал основательного ремонта.

- Лишь во время следующего приезда домой я случайно увидела бумаги на столе, из которых следовало, что хозяин нашего дома по-прежнему... отец Юры. Когда я спросила, почему так произошло, муж замялся: "Мама оформила недавно купленный дом на себя, выписалась - так столько мороки было! Отец выпишется как-нибудь потом".

Лилит было некогда над этим задумываться. Ее зарубежная жизнь подчинялась жестким правилам: итальянские хозяева соглашались отпускать прислугу домой не больше чем на месяц. Хочешь - работай, не хочешь - до свидания. И она снова и снова садилась в международный автобус.

- Уезжая, я каждый раз плакала: снова буду год мучиться без семьи! Я так скучала по дочке и... - голос Лилит дрогнул - и по мужу. Даже друзья говорили ему: "Юра, не отпускай ты ее больше!" Но он не удерживал меня, молчал. Ведь нам по-прежнему нужны были деньги.

И Лилит старалась. В редкие выходные она бегала по магазинам, любовно подбирая для семейного гнездышка предметы домашнего обихода - занавески, посуду, постельное белье. Все это, вместе с новой одеждой для домашних, в объемистых торбах отправлялось в Красилов.

В прошлом году, после семи лет заработков, Лилит окончательно вернулась домой. Устала, да и нервы стали сдавать. Казалось бы, самое время наконец-то зажить по-семейному! Однако ее мечтам о счастье не суждено было сбыться. Как водится в таких случаях, о том, что семьи больше не существует, жена узнала последней.

- Добрые люди сказали, что у него уже несколько лет другая женщина, - у Лилит зло сверкают глаза. - Они открыто гуляли по городу, ходили на пляж. Лежали там на тех покрывалах, которые я из Италии привозила! Дочка ночевала дома одна, боялась, бегала по соседям. А ему до этого и дела не было! Утром приехал, привез сладостей - чтобы маме ничего не говорила...

- Нет, это я сама решила тебе ничего не говорить! - перебивает 16-летняя Леся, которая, придя из школы, присоединилась к нашему разговору. - Я так переживала, просто не хотела тебя расстраивать! Лиля и домой к нам приходила по вечерам. Я спрашивала у папы, зачем это, но он всегда меня убеждал, что она вот-вот уйдет. Тогда я закрывалась в своей комнате и там играла на компьютере.

Когда обман открылся, Юрий первый предложил жене развестись. У Лилит еще теплилась надежда, что он одумается. Все-таки столько лет вместе, общий ребенок. Но Юрий был непоколебим.

Красиловский районный суд удовлетворил иск мужчины о разводе.

- Через несколько дней Юрий явился домой, размахивая листком с печатью, и заявил: "Собирай манатки и катись отсюда, ты здесь больше не живешь!" Я удивилась: "Как это? Я отсюда никуда не пойду, это наш дом!" И тут выяснилось, что отец Юры оформил дарственную только на сына. Получается, что я вообще осталась без жилья! - к щекам обманутой жены прилила горячая кавказская кровь. - На мои деньги купили жилье для его родителей, здесь сделали прекрасный ремонт, покрыли дом новой крышей, соорудили погреб. Почему мы с дочкой должны оказаться на улице?

В общем, слово за слово - и супруги перешли к боевым действиям. Кто кого и чем молотил - сейчас уже и не разобраться. Но когда женщина, вся в синяках, помчалась в милицию снимать побои, хозяин повесил на дверь новый замок.

К слову сказать, в районном суде допустили ошибку, вследствие которой произошел юридический казус. Юрию выдали на руки решение о разводе, хотя Лилит к тому времени подала апелляцию в Хмельницкий апелляционный суд. Поэтому через неделю после того, как Юрий оформил брак с новой пассией, в области отменили решение о его разводе с первой женой. Таким образом 40-летний житель Красилова оказался официально женатым сразу на двух женщинах! Ситуация разрешилась лишь спустя восемь месяцев, когда дело о разводе дошло аж до Верховного суда.

- Раз он все-таки развелся со мной, я подала в суд следующий иск - на мое вселение в этот дом. И выиграла его! - говорит Лилит. - Я слышала, теперь они очень беспокоятся, как это мы все вместе будем жить в одном доме. А ведь я хотела по-хорошему. Предлагала Юре: "Перепиши хотя бы половину дома нашему ребенку, и я уйду без скандала". Но он заявил: "Пока я жив, дом будет на мне!" "Тогда дай нам денег, чтобы мы с дочкой могли себе что-то купить". Ответ один: "Денег нет". А я не могу жить спокойно, зная, что моему ребенку не обеспечена крыша над головой! Теперь мы с дочкой будем жить там, где прописаны, в этом доме.

- Вместе с его новой семьей? Но вам же будет некомфортно! - обращаюсь к Лилит.

- Это им будет плохо! А мы с Лесей заживем прекрасно.

"За то, что выпишется из дома, первая жена потребовала 20 тысяч долларов. У меня просто нет таких денег"

И вот я в гостях в доме, ставшем яблоком раздора для двух семейств Галушей. Здесь просторно, и для четырех человек (у второй жены Лилии, кроме маленькой Сашеньки, успевшей родиться за время юридических баталий, есть еще 9-летний сынишка от первого брака) вполне хватает места. Но хозяева действительно переживают, что вскоре их тихий дом превратится в злобную коммуналку. Во время нашего разговора Юрий Галуш помалкивал, только один раз мрачно поинтересовался:

- Я хотел бы спросить у судьи, который дал разрешение на вселение в дом моей первой жены (именно к нему в свое время попало дело о нашей с ней драке): он что, дело до смертоубийства довести хочет?

В основном говорила мать Юрия, жестко критикуя первую невестку. Мол, если бы она действительно не хотела, чтобы у мужа появилась другая, то сидела бы дома, как все нормальные женщины. Насчет материальной стороны вопроса у свекрови также твердая позиция: никаких денег Лилит домой не присылала, разве что дочке, по 30-50 евро, и то передавала через родственников. Зато недавно предложила компромисс: за то, что выпишется из дома, хочет... 20 тысяч долларов.

- У нас нет таких денег, чтобы от нее откупиться, - подала голос Лиля. - Мы написали запросы по всем местным банкам - ни одного денежного перевода из Италии на имя Юрия не поступало. А говорить, что пересылала деньги, и я могу... Но в судах к нам необъективно относятся. Юра не разрешает мне на них ходить, чтобы не портить нервы. Она уже в двух судах - районном Красиловском и апелляционном Хмельницком - добилась решения, чтобы ее вселили в этот дом. Хотя судья ее спрашивал: "Как вы там будете жить? Там семья, двое детей. Будете платить арендную плату?" А она: "Не знаю, мы об этом еще не говорили. Я просто хочу там жить". И суд постановил, что она имеет право жить в этом доме. Чтобы избежать такого ужаса, мы подали кассацию в Верховный суд, на него одна надежда.

P.S. Кто более прав в этой истории - судить читателям. Жители Западной Украины все чаще сталкиваются с такой ситуацией. Жена (или муж) подается на заработки за границу, а вернувшись через несколько лет, убеждается, что на родине не осталось ни мужа (жены), ни дома... Вот и думай - стоит ли мнимое материальное благополучие реально разрушенной семейной жизни.

Говорят, что после бракоразводного процесса Лилит заявила: "Пускай Юра, раз уж ему так хочется, живет с молодой женой. Но нервы я ему попорчу!" Может, это просто любовь? И ее вечная подруга - ревность...

comments powered by HyperComments

Последние