"Я СОМНЕВАЛАСЬ, СМОЖЕТ ЛИ ШЕФ ВЕСТИ МАШИНУ - ОН БЫЛ ЯВНО В ПОДПИТИИ. НО АНДРЕЕВ ЛИШЬ ОТМАХНУЛСЯ: "НЕ БОЙСЯ. МНЕ НЕ ПРИВЫКАТЬ!" -

22.06.2009 09:45

говорит бывший лейтенант милиции Инна Иваненко, попавшая в страшную аварию, после которой чудом осталась живой. На днях Саксаганская районная прокуратура Кривого Рога отказала в возбуждении уголовного дела против ее начальника, который в момент ДТП находился за рулем авто и оставил истекавшую кровью женщину на морозе на произвол судьбы

Екатерина КОПАНЕВА"ФАКТЫ" (Кривой Рог-Киев)

Свою жизнь 35-летняя Инна Иваненко делит на два периода: до и после аварии. И если о первом она вспоминает с грустной улыбкой, то о втором не может говорить без слез. В "прежней жизни" Инне удача улыбалась: в свои 32 года она занимала должность оперуполномоченного криворожской милиции, в профессиональных кругах ее знали как надежного и трудолюбивого сотрудника. Женщина заканчивала Днепропетровский университет внутренних дел, да и в личной жизни все налаживалось.

Но в один миг все грандиозные планы рухнули. Отпраздновав с коллективом день рождения начальника, Инна согласилась на предложение шефа подбросить ее домой. Садясь в машину, она и подумать не могла, чем обернется для нее эта поездка...

"Внезапно машину начало носить из стороны в сторону, я запаниковала, а дальше... темнота. Последнее, что помню, - собственное ощущение страха и безысходности..."

- Видела же, что шеф нетрезвый, зачем села к нему в машину? - говорит Инна. - Да все мы задним умом сильны... Я на тот момент уже восемь лет работала в милиции. Начальство там менялось неоднократно. А Сергей Андреев (фамилия и имя изменены. - Авт.) пришел на должность начальника отдела уголовного розыска за восемь месяцев до аварии. Я с ним сталкивалась редко и как человека почти не знала.

В тот злополучный день, 7 марта, сотрудники договорились задержаться на работе допоздна - отпраздновать день рождения Андреева. Торжество затянулось до полуночи.

- Когда все начали расходиться, было около полуночи, - вспоминает Инна. - Ни о каком общественном транспорте уже не могло быть и речи. Я хотела вызвать такси, но тут подошел Сергей Владимирович и предложил подвезти меня до дома. Помню, я еще засомневалась: сможет ли он в таком состоянии вести машину - шеф был явно в подпитии. Но он лишь отмахнулся. "Не бойся, - говорит, - мне не привыкать!" Дежурный предложил взять служебную машину. "С водителем безопаснее будет, - осторожно заметил он. - Вы ведь... не в состоянии". Но Андреев только отмахнулся.

- Вы не боялись, что он может не справиться с управлением?

- Я хотела поскорее приехать домой. Понадеялась, что все обойдется. Шеф ехал на большой скорости. Я переживала, ведь на дорогах было скользко. Внезапно машину начало носить из стороны в сторону, я запаниковала, - дрожащими руками Инна ухватилась за спинку кресла. - А дальше... темнота. Последнее, что помню, - собственное ощущение страха и безысходности ситуации.

Меньше чем в пятистах метрах от дома женщины автомобиль Андреева попал на скользкий участок дороги. Машина въехала в электроопору, после чего ее отбросило к дереву. Удар пришелся на пассажирскую сторону, и Инну буквально впечатало в сиденье. Водитель же отделался легкими царапинами. Но вместо того чтобы вызвать пострадавшей "скорую", Андреев... сбежал, бросив машину, с места происшествия.

Искалеченная женщина, по ее словам, пролежала на морозе до половины четвертого утра. Как рассказали родным Инны сразу после ЧП ее коллеги, разбитую машину заметил проезжавший мимо таксист. Подойдя ближе, он рассмотрел в груде металла человека и тотчас вызвал скорую помощь и милицию.

"За границей таких, как она, называют овощами - они не живут, а существуют только за счет аппаратов искусственного дыхания"

Родственники женщины узнали об аварии ближе к полудню, когда за жизнь Инны уже боролись медики.

- Я легла спать, когда на часах еще не было двенадцати, - вспоминает мама Инны Зинаида Никифоровна. - Была уверена, что с дочкой все в порядке. Она меня предупредила, что задержится допоздна. Но среди ночи я вдруг проснулась в тревоге - Инны почему-то не было. Муж начал успокаивать, дескать, если бы что-то случилось, Инна бы обязательно позвонила.

Утром Зинаида Никифоровна начала звонить дочери на мобильный, но вежливый голос оператора в трубке не уставал повторять, что "абонент находится вне зоны досягаемости".

- Я была дома одна, - вспоминает сестра Инны Алена. - Когда в дверь позвонили, подумала, что это Инна. Но на пороге стояли два милиционера. Узнав, что родителей нет дома, один из них спросил: "А как у вашей мамы со здоровьем?" "Нормально, - говорю. - Вот только за Инну переживает, что-то до сих пор она с работы не вернулась. "Вы не волнуйтесь, - сказал он. - Инна попала в аварию, лежит в реанимации".

Я решила съездить в больницу и потом уже сообщить обо всем родителям. Милиционеры дали мне денег на такси. В регистратуре реанимационного отделения нам сказали, что Инна Иваненко к ним... не поступала. И в справочной фамилии сестры не было ни в одном из списков. Через знакомых медиков сосед выяснил, что в реанимацию поступала пострадавшая в ДТП сотрудница милиции. Вот только записана она была как... Наталья Иванова. Как она попала в больницу именно под этой фамилией, до сих пор непонятно.

- В реанимации нам сказали: за границей людей, оказавшихся в таком состоянии, как Инночка, называют овощами - они существуют только благодаря аппаратам искусственного дыхания, - продолжает Алена. - "Если она не выйдет из комы в течение месяца, то никогда не придет в сознание", - сообщила нам врач. Посоветовала позвать батюшку и заказать молебен в церкви. К Инночке в палату врач разрешила войти на восьмые сутки. Увидев сестру с забинтованной лысой головой, с трубками и повязками, испачканными в крови, я с трудом сдержала слезы.

- Я как дочку увидела, у меня ноги подкосились, - вытирает слезу Зинаида Никифоровна. - Поверить не могла, что это произошло с моим ребенком. А муж вышел из палаты, прислонился к стене и... упал на пол без сознания.

Инна открыла глаза на двадцать шестые сутки. Вместо связной речи слышалось лишь какое-то мычание. Женщину нужно было заново учить ходить, писать и даже говорить.

- А больницу совсем не помню, - вступает в разговор Инна. - Лишь спустя год, когда меня забрали домой, я начала приходить в себя.

Речь и координация движений у женщины нарушены до сих пор. Полученные травмы (ушиб головного мозга, разрыв обоих легких) не остались без последствий. Из-за образовавшейся в голове кисты Инну постоянно мучают головные боли.

- Я стараюсь не думать о том, что стала инвалидом, но не всегда получается, - голос Инны срывается. - Однажды не выдержала и даже вены себе перерезала. К счастью, мама и сестра вовремя подоспели на помощь. Ужасно осознавать, что уже никогда не вернешься к полноценной жизни. Неприятно, когда звоню знакомым, а их дети говорят: "Мама, звонит какая-то... пьяная тетя".

- Пару раз она из окна порывалась выброситься, - вздыхает Алена. - Кричала: "Мама, я вижу, что вам тяжело! Не мучайтесь, сдайте меня в приют!"

- Перед тем ДТП, в ночь на седьмое марта, мне приснился странный сон, - вспоминает Инна. - Как будто я упала в глубокую яму. При этом одета была в черное. Пыталась выбраться, но никак не получалось. А потом все же выбралась. Бабушка сказала, что когда во сне видишь себя в черном - это к лучшему. Если бы я увидела себя в белом, наверное, не выжила бы.

"У женщины травма головы, провалы в памяти. Она просто выдает желаемое за действительное"

После аварии прокуратура Саксаганского района Кривого Рога вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Андреева, мотивировав это "отсутствием в его действиях состава преступления". За три года лечения Инна от Андреева получила помощь в размере... двухсот гривен, которые он передал ей через коллегу. Райотдел милиции выделил Инне тысячу гривен на оплату обучения (женщина должна была закончить четвертый курс и получить диплом бакалавра).

По словам адвоката Инны, меньше чем через два месяца после произошедшего, Андреев был уволен за нарушение трудовой дисциплины. А через год в приказ об увольнении были внесены изменения: строчку в трудовой книжке "за нарушение дисциплины" заменили на пункт "уволен по причине болезни". Но в нынешнем году и этот приказ изменили: теперь уже Сергей Андреев уволен "по выслуге лет".

Спустя полгода после аварии была уволена из милиции и Инна. Женщине дали вторую группу инвалидности, вернуться к работе она была уже не в состоянии. Тем не менее денежного пособия она не получает - в ее трудовой книжке есть лишь запись "Уволена из органов внутренних дел", при этом причина увольнения не указана.

Частично восстановив силы, Инна направила заявления во всевозможные правоохранительные инстанции, в том числе и в районную прокуратуру, с просьбой разобраться в ситуации и наказать виновных. Женщина решила не сдаваться и предъявила гражданский иск к УВД в суд Саксаганского района о возмещении ей материального и морального ущерба. Одновременно подала административный иск в Днепропетровский окружной административный суд о признании незаконным бездействие прокуратуры Саксаганского района. Лишь в ходе судебного заседания ей удалось получить копию вынесенного следователем Саксаганской прокуратуры постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которое она обжаловала. Апелляционный суд Кривого Рога поддержал женщину.

Логично было бы предположить, что после решения Апелляционного суда уголовное дело все же будет возбуждено. Тем не менее несколько дней назад Инне стало известно, что прокурор... опять отказал в возбуждении дела.

- Мы обжалуем и это постановление, - прокомментировал ситуацию адвокат Инны Владимир Горбенко. - Если бы у Андреева в дороге случился инфаркт или же произошло стихийное бедствие, которое бы привело к аварии, никто бы его не винил. Но ведь он, зная, что на дороге скользко, сел за руль. В Правилах дорожного движения черным по белому написано, что во время выбора скорости водитель должен учитывать дорожную обстановку. А милиционер явно ехал на большой скорости, об этом говорит сила, с которой автомобиль врезался в электроопору.

- Вины Андреева в случившемся нет, авария произошла по причине гололеда на дороге, - заверил следователь прокуратуры Саксаганского района Кривого Рога Алексей Денисенко. - Таково заключение экспертов Днепропетровского научно-исследовательского института.

- Но ведь Апелляционный суд города отменил постановление о безосновательном отказе в возбуждении уголовного дела...

- Сыграла женская солидарность. В суде потерпевшие утверждали, что Андреев не заплатил Иваненко ни копейки. Но лечение оплатил он, просто не предавал это огласке. А у Иваненко после черепно-мозговой травмы провалы в памяти, она даже не помнит, с какой скоростью ехал автомобиль. Вот она говорит, что ее бросили погибать на морозе. Но откуда она знает, что ее обнаружил таксист? Она ведь была без сознания! Вызвать "скорую" Андреев просил людей, которые подъехали к месту происшествия спустя некоторое время. Он даже в машину скорой помощи помогал ее грузить. После этого приехали работники ГАИ, забрали его в участок и проверили на алкоголь. Андреев был трезв. В 2.50 Иваненко уже была доставлена в реанимацию, хотя адвокат утверждает, что это произошло в 3.30.

Инна Иваненко показала корреспонденту "ФАКТОВ" ксерокопию первого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором сказано: "Примерно в 03.30 по проезжей части дороги улицы Светлогорской двигался автомобиль под управлением Сергея Владимировича Андреева". Постановление подписано Алексеем Денисенко. Откуда и по чьей инициативе позже появились сведения, что в реанимацию Инна была доставлена в 2.50, непонятно.

- Лечение Инны оплатили работники милиции, - говорит адвокат Владимир Горбенко. - А утверждение, что это сделал Андреев, ничем не подтверждено, соответствующей расписки у него нет. Получается, что Андреев - подпольный добродетель. Если, как говорит следователь, в машину "скорой" Иваненко загружал Андреев, почему он записал ее под чужим именем? Он оставил женщину погибать на морозе - и это преступление. "Скорую" и милицию вызвал таксист, которого, к сожалению, уже не найти. О том, что в милицию в 3.30 позвонил таксист, родным Инны сообщили коллеги. А если бы следователь был действительно заинтересован в том, чтобы расследовать дело, он мог бы поднять журнал регистрации сообщений в милиции и увидеть, кто и когда звонил. Я доступа к регистрационному журналу не имею.

По словам адвоката, в материалах дела есть и третья версия произошедшего. О том, что Андреев вызывал "скорую", там не сказано ни слова. А по его показаниям, которые он давал следователю вскоре после ДТП, Андреев увидел, как подъехали какие-то машины, и ушел с места аварии, решив, что его помощь не потребуется.

- После аварии коллеги часто навещали меня в больнице, регулярно звонили, даже деньгами сбрасывались, - вспоминает Инна. - Но как только я подала иск в суд, все звонки почему-то резко прекратились. Я после этого не раз звонила подругам, но те либо не брали трубку, либо же сухо говорили, что заняты. Со мной никто из них не общается по сей день. Обидно, ведь они видели, в каком состоянии Андреев садился в ту ночь за руль, и могли бы это подтвердить. Но они даже говорить со мной отказываются.

Как стало известно корреспонденту "ФАКТОВ", сейчас Сергей Андреев занимает должность начальника Службы охраны одного из банков города. Попытка узнать его версию произошедшего в ночь на 8 марта, успехом не увенчалась. Услышав, что звонят из газеты, Сергей Владимирович резко изменил тон и, даже не выслушав вопроса, сухо сказал:

- Я прекрасно знаю, по какому вы поводу. Нет никакой ситуации, и говорить нам тоже не о чем! - после чего в трубке раздались короткие гудки.

comments powered by HyperComments

Последние