КРАСИВЫЕ ЛЮДИ - УМНЕЕ, ДОБРЕЕ, ТАЛАНТЛИВЕЕ?

23.05.2009 00:27

Красота - страшная сила. Действительно страшная. Внешняя привлекательность, не важно, женская или мужская – очевидный "ресурс", дающий своему обладателю определенные и немалые "конкурентные преимущества".

Красота – страшная сила. Причем речь идет не только о привлекательности красивого человека как «сексуального объекта». Как говорят психологи, люди, глядя на фотографии внешне красивых граждан, очень часто наделяют последних и привлекательными внутренними качествами, считая, что красивые заодно умнее, талантливее, способнее и т.д. своих некрасивых «собратьев». Красивый ребенок лучше адаптируется к социальной среде, которая ему благоволит; такому ребенку чаще улыбаются, с ним чаще общаются, на него обращают больше внимания; красивому ребенку проще стать успешным. И ровно тоже можно сказать о привлекательных и обаятельных, наделенных миловидной, хотя и не обязательно модельной внешностью взрослых: им проще. Проще в быту, проще на деловых переговорах, проще в личной жизни.

Парадоксальным образом это приводит к тому, что красивые люди часто (не всегда – но часто) действительно приобретают те черты и качества, которые приписывает им народная молва.

На красивых чаще обращают внимание – и им проще проявить свои таланты и способности, которые, на фоне внешних данных, становятся заметнее. К красивым доброжелательней относятся окружающие – и красивые чаще уверяются, что мир устроен «празднично и мудро», так что нечего крыситься на всех и каждого. Красивые сравнительно реже награждают себя массой идиотских комплексов, которые порой делают общение с человеком невыносимым. Внешняя красота приводит к тому, что в человеке все становится прекрасно – и душа, и мысли, и прочее.

Всегда ли это происходит? Нет, конечно, и примеров тому тоже великое множество: от девочек с анорексией и звезд подиумов, отличающихся крайне дурным характером, до каких-нибудь личных знакомых.

У каждого, наверное, найдется как минимум одна знакомая барышня с внешностью голливудской дивы и интеллектом дубового стола, или молодой человек, готовый позировать для «дискобола», но с нравом, требующим срочной изоляции от общества, как есть не один и не два случая из жизни, когда совершенно замечательными друзьями, мужьями и женами, коллегами и соратниками становились люди, внешней привлекательностью обделенные. Но все эти факты не отменяют того, что физическая красота – такой же «ресурс» в борьбе за место под солнцем, как и интеллект, знания или трудолюбие, причем область, в которой ресурс может использоваться, гораздо шире, чем модельный бизнес.

Как пишет вездесущая Financial Times, красивые люди зарабатывают в среднем на 9% больше их некрасивых коллег, а премия за миловидность особым «красавцам и красавицам» – еще 5% дополнительного дохода. (FT, июнь 2005).

Идея о красоте как конкурентном преимуществе, нарушающем принцип всеобщего равенства, естественно, не моя. В мире придуман даже термин lookism, означающий в вольном переводе дискриминацию по внешности. Не по полу, расе, национальности и т.д., а именно по тому, красивый человек или так, не очень. Очевидно, что первыми борцами с дискриминацией по внешности стали работники тех профессий, где внешность так или иначе важна – секретари, официантки, стюардессы. Обращали, наверное, внимание, что в большинстве мест общественного питания официантками стараются нанимать девушек столь хрупкой комплекции, что встретить их в ином месте, кроме ресторана, довольно проблематично. И ведь все правильно – смотришь на них и думаешь, что, сколько бы не съел, все равно никакого ущерба фигуре: они-то вон какие тощие, а целый день при еде! (Если вдуматься, то глупость, но средний потребитель рассуждает именно так). А что подумает этот средний потребитель, если гамбургер ему принесет дама 165 кг весом? О том, что она (официантка) прекрасный человек, умелый работник и что у нее 6 детей и им нужно памперсы покупать? Или о том, что лучше сегодня обойтись без обеда, и завтра без обеда, и послезавтра, а вместо этого в спортклуб и бегать, бегать. И какой будет тогда средний счет и как скоро разорится подобное заведение, а?
Дамам и господам, которых не брали в официанты и т.д. по внешним данным, стало, наверное, обидно – и они принялись бескомпромиссно бороться за свои поруганные права.

Битва, как я понимаю, сейчас в самом разгаре и обещает быть не только кровавой, но и долгой: в отличие от иных форм дискриминации, факт lookism’а доказать довольно сложно.

Но некоторых успехов сторонники равенства добились. Одним из достижений стал внешний облик европеек и американок: все больший процент одевается так, чтобы их никак нельзя было заподозрить в использовании красоты с корыстными целями и чтоб «похотливые буржуйские самцы» не смотрели на них исключительно как на сексуальный объект. (Да, кто забыл: «культ красоты» придуман агрессивными фаллократическими самцами, которые убеждают жену купить такие же сапоги, как у любовницы, любовницу – накраситься как индеец, уходящий в последний и решительный бой, отвлечь их, значит, от борьбы за свои права, а сами на службу и работать там, работать и еще раз работать. Провести здесь четкую границу между «лукизмом» и феминизмом я лично не берусь).

В войне за политкорректность Россия пока плетется в самом хвосте, что и понятно: нам бы пока со всеобщим избирательным правом разобраться, прочие подождут до лучших времен.

Вот «отсталые соотечественницы» и отрываются по полной программе, стараясь быть красивыми, очень красивыми, всегда и везде красивыми – и надеясь (справедливо, кстати), что внешность будет их оружием не только для поиска подходящего партнера для брака, но и в совете директоров. Получается… По разному получается. В конце концов, уважаемые критики наших «папуасских нравов», не забываете, пожалуйста, что должны пройти годы прежде чем страх дефицита, очереди за сапогами вокруг ГУМа четыре раза и народных рецептов из серии «как стать красивой, используя кислое молоко, подорожник и дохлую жабу» исчезнут из народной памяти.

Да и на туфли за 400 баксов надо хоть раз заработать – пусть для того только, чтобы купить и понять: счастье не продают в обувной коробке с гарантией на 3 месяца. (Или продают все-таки?)

Так что говорить, что все русские (украинки, польки и т.д.) рождаются красивыми, а все немки (голландки, американки и т.д.) – уродины, на мой взгляд просто глупо. (И обратное тоже глупо). Да, объективно есть некий «фенотип», относительно часто встречающийся на территории внешний тип, и кто бы спорил, что среди скандинавок больше рослых натуральных блондинок, а среди француженок – миниатюрных брюнеток. Но фенотип и даже мода на тот или иной фенотип – еще не красота. Последняя, по моему представлению, не столько «функция от внешности», сколь «производная от поведения», и уж как себя вести, как «красивый» или как «некрасивый», каждый решает для себя сам. Да и европейская терпимость и толерантность к «другому», отличному от «меня» по разным признакам, в том числе и по внешности – совершенно неплохая черта. Наоборот, хорошая. Очень хорошая. Главное – чтобы без перегибов на местах.

Потому что можно всех сделать одинаковыми. Можно даже нарядить в робы по типу арестантских или таких синеньких, как в маоиском Китае. Только красота от этого никуда не денется.

Чтобы ее полностью истребить, нужно хирургия – и не пластическая, а нейро с удалением части мозга, но лучше его же целиком. И будем сразу все почтенными членами политкорректного общества, которое очень толерантно относится к гражданам с альтернативным способом существовать: полностью не мысля. Правда, есть и другой выход. Уж не помню кто (подскажите, граждане-товарищи) чудно высказался на тему «Если женщине уже 30, а она все еще не красива, она просто глупа». Крайне здравая, на мой взгляд мысль – особенно если применять ее без гендерных ограничений.

comments powered by HyperComments

Последние