"ДЛЯ ЧЕГО ИЗДЕВАЕШЬСЯ НАД МОИМ СЫНОМ? ЧТО ТЕБЕ НУЖНО?" - ОТКРЫТО СПРОСИЛА Я ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННОГО. "ЕГО ВООБЩЕ СКОРО УБЬЮТ!" - СПОКОЙНО СООБЩИЛ МНЕ МИЛИЦИОНЕР"

18.05.2009 11:45

После многолетнего разбирательства на скамье подсудимых оказались трое оперуполномоченных уголовного розыска Ровенского горотдела милиции. В сентябре 2002 года они задержали по подозрению в совершении грабежа 20-летнего ровенчанина Андрея Иванова. Не имея против подозреваемого достаточных улик, его причастность к грабежу оперативники решили доказать... силой

Ленина БЫЧКОВСКАЯ "ФАКТЫ" (Ровно)

Истязания задержанных сотрудниками правоохранительных органов Украины уже воспринимаются обществом как нечто привычное и неизбежное. Случаи, когда представители государства, обязанностью которых является защита прав и свобод граждан, калечат их, увы, давно перестали быть вопиющим исключением из правил. К счастью, находятся люди, не только требующие, но и добивающиеся наказания виновных.

Благодаря поразительной настойчивости и знанию законов, родные безвинно пострадавшего Андрея Иванова (имена всех действующих лиц по этическим причинам изменены. - Ред.) смогли доказать, что правоохранители измывались над парнем.

Семь лет(!) семья пострадавшего ожидала справедливости. На днях Ровенский городской суд закончил слушание этого резонансного дела. Виновными признаны все три оперуполномоченных уголовного розыска, в прямом смысле слова выбивавшие из Иванова признание в "содеянном".

Не открывайте: милиция!

У 20-летнего ровенчанина Андрея Иванова с правоохранителями никогда никаких проблем не возникало. Парень учился в местном институте, жил с родителями и старшим братом. То, что однажды ему придется стать жертвой пыток, Андрею не снилось и в страшном сне. Однако это произошло наяву.

Мама Андрея Иванова, Галина Алексеевна, помнит до мельчайших подробностей тот злополучный день, когда открыла дверь "родной" милиции.

- Только-только вернувшись с работы, я услышала настойчивый стук и отправилась открывать дверь, - вспоминает Галина Алексеевна. - Трое мужчин в штатском, предъявив удостоверения, потребовали позвать младшего сына - Андрея. Сказали, что им нужно кое о чем его расспросить, и непременно - в отделении. Мол, там Андрей пробудет всего несколько часов. Был поздний пятничный вечер, поэтому я весьма удивилась. Поинтересовалась, нельзя ли подождать до понедельника. Услышав категорический отказ, стала собирать сына. На всякий случай дала ему теплый свитер, куртку, сменное белье и пакет с едой. Как сейчас помню, это было 13 сентября 2002 года.

Позже "доблестные" сотрудники милиции, давая показания в прокуратуре, сообщат: одна девушка якобы написала заявление, в котором указала, что похожий на Иванова юноша отобрал у нее золотую цепочку. Только в пятницу вечером, после долгих поисков, наконец-то удалось выйти на след "подозреваемого". Именно поэтому Иванова незамедлительно доставили в райотдел милиции, несмотря на позднее время.

- Мой сын вместе с правоохранителями сел в милицейскую машину, а мы с мужем, поймав такси, поехали следом, - продолжает женщина. - В коридоре горотдела мы стали дожидаться Андрея. В ожидании прошла ночь, а затем... субботний и воскресный дни. Мужа я отправила домой, а сама терпеливо ждала дальше. В помещении был жуткий холод. Уборщица меня не гнала и даже предложила стул. Дежурные менялись один за другим. Наконец, я спросила одного из них о своем сыне. Милиционер ответил: мол, никого из начальства нет, и ему не у кого что-либо узнать. "А вы, мамаша, ступайте домой, - посоветовал он мне. - Ничего страшного с вашим сыном не произойдет!" Я спросила, могу ли передать Андрюше продукты. Ответ меня ошеломил. Дежурный сообщил, что оперуполномоченный Мартынец запретил задержанному Иванову даже воду холодную приносить! Услышав такое, я едва не лишилась чувств. Потом сама себя стала успокаивать: может, в горотделе ТАК шутят...

Едва дождавшись понедельника, я бросилась узнавать, кто именно допрашивает моего сына и на каком основании он задержан. Однако ни в понедельник, ни во вторник встретиться со следователем мне не удалось. Только на пятый день, в среду, пугая милиционеров обращением в прокуратуру, мне удалось-таки увидеть следователя. Тот сообщил, что Андрея обвиняют в грабеже. Дескать, завтра сына повезут в суд, и там я смогу увидеться с ним. Я стала уверять следователя, что мой мальчик ни в чем не виновен. "Вот мы и разбираемся!" - сухо отрезал он.

Накупив еды, в четверг утром я пришла в суд. Через несколько часов к зданию суда подъехала милицейская машина. Из нее вышло около десятка мужчин в наручниках, и в одном из них я узнала своего сына. Вернее, догадалась, что это мой Андрюша. Он заметно похудел и был обезображен до неузнаваемости: глаза фиолетовые, волосы взъерошены, одежда порвана... Сына милиционеры повели к судье. Плача, я последовала за ними, однако в кабинет меня не пустили. Услышала, как судья стал орать: мол, в каком виде привели к нему задержанного. Андрей, выходя из кабинета, успел мне сказать: "Мам, приведи срочно адвоката, иначе ты меня больше не увидишь!"

"Глядя голодными глазами то на меня, то на следователя, сын попросил... кусочек хлеба"

Андрея Иванова задержали милиционеры Мартынец, Просянюк и Левкович. По словам юноши, они никак не объяснили причин задержания, а просто нецензурно выражались, требуя подписать признание. Затем стали избивать. Били по-разному - как кому хотелось. Прекращали пытки, только когда Андрей терял сознание. Чтобы не мучиться, парень подписывал все и уже даже не помнил, в каких своих "преступлениях" он "сознавался", а в каких - еще нет. "Явку с повинной" писал под диктовку. После истязаний Андрей не мог самостоятельно заходить в камеру - туда его... забрасывали полуживого. Сокамерники (позже работники прокуратуры будут искать их по всем тюрьмам страны, чтобы они в качестве свидетелей выступили в суде) как могли оказывали Андрею первую медицинскую помощь: мыли и перевязывали раны, приводили парня в чувство.

- Меня жестоко били, - вспоминает Андрей Иванов. - Подключали электроток. Чтобы не орал, затыкали рот грязным шарфом. Когда я потребовал адвоката, оперативники "очень доходчиво" объяснили мне, что они сами и адвокаты и судьи, поэтому лучше их лишний раз по этому поводу не злить. Я понял: мои палачи вошли в раж и, если не напишу то, что они хотят, живым отсюда не выйду.

Адвокат, нанятый семьей Ивановых, посоветовал им обратиться в прокуратуру с требованием, чтобы судебно-медицинский эксперт осмотрел Андрея на предмет телесных повреждений.

- Экспертизу провели с большой неохотой, - продолжает Галина Алексеевна. - Кроме перелома ребра, у сына диагностировали множественные ушибы тела и сотрясение мозга. Но за то, что Андрей настоял на экспертизе, оперативники... избили его с особой жестокостью. Увидев Андрея снова, адвокат потребовал повторного медицинского обследования. И так - четыре раза! Да, потом эти заключения нам помогли в суде. Однако тогда милиционеры, убежденные в своей безнаказанности, продолжали пытки. Вконец измучившись, я подошла к оперуполномоченному Мартынцу. "Для чего издеваешься над моим сыном? Что тебе нужно?" - открыто спросила я его. "Его скоро вообще убьют!" - спокойно сообщил мне милиционер.

После таких заверений мать Андрея и вовсе потеряла покой. Ее сын находился в КПЗ уже десятые сутки, и за это время от женщины не приняли ни единой(!) передачи. Наконец, 23 сентября ей позвонили из милиции и велели принести парню еду и что-нибудь из одежды. По указанному адресу Иванову ожидали оперуполномоченные Мартынец, Просянюк и Левкович. Галина Алексеевна, вспоминая пережитое, не перестает плакать.

- Когда я увидела сына, то содрогнулась, - рассказывает женщина. - На Андрее были разорванная футболка и чужие потертые штаны, а сам он был босой. Я не могла понять, куда же делись его новые теплые вещи. Достав из сумки продукты, я выложила их на стол. Милиционеры тут же... принялись есть! Глядя голодными глазами то на меня, то на них, Андрей попросил... кусочек хлеба. Я крикнула этим, с позволения сказать, правоохранителям, что все это принесено моему сыну, и потребовала, чтобы мне объяснили, по какому праву его истязают.

Не снизойдя ни до каких разъяснений, милиционеры вышвырнули мать Андрея за дверь. В тот же день женщина написала заявление в прокуратуру с требованием перевести ее сына в СИЗО. Сотрудники следственного изолятора зафиксировали у Андрея Иванова видимые телесные повреждения и потребовали, чтобы коллеги из горотдела объяснили их происхождение. Оперуполномоченный Мартынец без труда это сделал, сообщив, что задержанный... сам себя изувечил.

В СИЗО матери разрешили увидеться с сыном. На первом же свидании Галина Алексеевна поняла, что Андрею требуется помощь не только травматолога, но и психолога. Парень вяло реагировал на окружающих и постоянно повторял одну и ту же фразу: "Не водить на допросы к оперуполномоченному Мартынцу".

Женщина стала писать во все инстанции, требуя либо доказать вину ее сына, либо отпустить его. Через три месяца за неимением достаточных улик Андрей Иванов наконец оказался на свободе. А вскоре против его истязателей было возбуждено уголовное дело по факту превышения служебных полномочий.

"Когда против трех абсолютно здоровых оперуполномоченных возбудили дело, они вдруг сразу стали болеть всевозможными болезнями"

- Я хочу поблагодарить работников прокуратуры, которые действительно повели себя профессионально, - говорит Галина Алексеевна. - Они не только во всем разобрались, но и довели-таки дело до суда. Хотя сделать это было нелегко.

- Почему так долго длился судебный процесс? - интересуюсь у женщины.

- Все очень просто, - объясняет Галина Алексеевна. - Дело в том, что в правоохранительных органах работают физически абсолютно здоровые, натренированные люди. Такими были и оперуполномоченные Мартынец, Просянюк и Левкович. Но когда против них возбудили уголовное дело за превышение служебных полномочий, они вдруг сразу стали болеть всевозможными болезнями. Сначала очень сильно "переболел" грипппом Мартынец. Затем у него неожиданно "забарахлило" сердце, после этого он стал жаловаться на почки... Потом стали "болеть" другие подозреваемые по делу. Как только они все "переболели", начали "испытывать" проблемы со здоровьем их адвокаты. Именно поэтому судебные заседания каждый раз откладывались "по уважительной причине". Мы же в любую погоду и в любом состоянии вместе с пострадавшим сыном терпеливо шли в суд, не пропустив ни единого заседания.

- В 2002 году правоохранители задержали Андрея Иванова по подозрению в совершении грабежа, - рассказывает прокурор города Ровно Андрей Джус. - Во время дознания работники милиции нанесли парню телесные повреждения, связанные с пытками. Мартынец, Просянюк и Левкович открыто издевались над Андреем и буквально выбивали у него признание... В суд это резонансное дело попало лишь в 2005 году. Чтобы доказать свою правоту, пострадавшему понадобилось в общей сложности целых семь лет! Один из милиционеров осужден на три года лишения свободы и лишен звания старшего лейтенанта. Двух других правоохранителей осудили условно. Кстати, сама кража, в совершении которой палачи в погонах принуждали сознаться Андрея Иванова, так до сих пор и не раскрыта...

По статистике, каждый 14-й гражданин Украины становится жертвой физического насилия со стороны стражей порядка. Специалисты Украинской Хельсинкской и Харьковской правозащитной групп подсчитали, что ежегодно 93 тысячи украинцев подвергаются пыткам. Причина же милицейского насилия кроется в том, что сотрудники правоохранительных органов уверены в своей безнаказанности. И, к сожалению, поколебать эту уверенность пока удается лишь единицам.

P.S. В настоящее время и семья Ивановых, и милиционер, больше других издевавшийся над Андреем, подали заявление на апелляционное обжалование решения суда. Парень и его близкие считают приговор слишком мягкой мерой в отношении преступников в погонах. Мартынец же уверен, что суд к нему несправедливо суров.

comments powered by HyperComments

Последние