"ДОЧЬ СКАЗАЛА, ЧТО НЕ ВЫЙДЕТ ИЗ ДОМУ, ПОКА НЕ ПОХУДЕЕТ, И ТРИ МЕСЯЦА ДО ИЗНЕМОЖЕНИЯ КРУТИЛА ОБРУЧ, ПОЧТИ ПОЛНОСТЬЮ ОТКАЗЫВАЯСЬ ОТ ЕДЫ"

09.10.2008 14:45

Мать девочки обратилась к врачу только после того, как ребенок потерял сознание в метро. Школьнице был поставлен диагноз нервная анорексия

Галина КОЖЕДУБОВА "ФАКТЫ" (Харьков-Сумы)

Несколько дней назад в реанимации Харьковской областной больницы от истощения скончалась 23-летняя девушка. Перед смертью Ирина, вес которой на тот момент составлял всего 32 килограмма, беспрерывно шептала: "Я хочу жить". Всего год прошел с того момента, как девушка, которая всегда была немного полненькой, решила во что бы то ни стало похудеть. Сначала родители радовались - Ира сбрасывала по пять килограммов ежемесячно и стройнела на глазах. А когда заметили, что с девушкой не все в порядке и начали искать врача, было уже поздно... У Ирины оказалась нервная анорексия. Это серьезная болезнь, нередко приводящая к смерти. Такой же диагноз поставлен недавно и харьковской школьнице Диане (имена героев материала изменены).

"Услышав о себе: "Смотрите, скелетик пошел", Диана обрадовалась"

- Проблемы с Дианой начались после того, как она закончила седьмой класс, - рассказывает мама девочки Ольга Евгеньевна. - На летних каникулах у детей были экскурсии, и они приходили без школьной формы. Я купила дочке две новые кофточки, она их примерила и заявила: "Ой, у меня такой большой живот! Я никуда не пойду! Из дому не выйду, пока не похудею". И это при том, что весила дочь всего 47 килограммов. Я сначала не восприняла это заявление всерьез. Но Диана начала просто издеваться над собой: ничего не ела, не спала по ночам, до изнеможения крутила обруч. Просидела, не выходя из квартиры, три месяца - все летние каникулы!

При этом у дочери очень сильно изменился характер. Она стала агрессивной, постоянно конфликтует со своей четырехлетней сестрой. Более того, Диане, как маленькому тирану, удалось полностью подчинить и мою волю. С отцом девочки я разошлась, когда она была еще совсем малышкой. Дочь в своей жизни видела его всего два раза. Из-за этого я постоянно чувствую перед ней свою вину. Когда вышла замуж во второй раз и родила Лену, вообще начался кошмар. Диана в штыки восприняла появление в нашей семье мужчины. А теперь и вовсе дошло до того, что два моих любимых человека - муж и дочь - терпеть друг друга не могут. Наш дом превратился в настоящий ад.

За одно лето Диана похудела на семь килограммов. Сейчас она похожа на куклу: длинные тонкие ножки, такие же ручки, и огромные глаза. Самое страшное, что и ее подружки такие же худые. У них разговоры только про диеты. Девочки постоянно считают калории, неделями пьют один кефир. Я просто ненавижу женские журналы, которые пишут про то, как похудеть. Недавно дочь вернулась со школы и рассказала, что на перемене мальчик из младших классов сказал ей вслед: "Смотрите, скелетик пошел". Представьте себе - ей этот "комплимент" очень понравился!

Когда дошло до того, что после съеденного яблока или банана у Дианы начинал болеть живот, я испугалась. Дочь стала очень слабая. Дома постоянно мерзнет и хочет спать. А недавно потеряла сознание прямо на ступеньках метро. Хотя мы давно наблюдаемся у гастроэнтеролога, я поняла, что нужно искать другого специалиста. И буквально позавчера гастроэнтеролог сказал, что мы уже не его пациенты. К счастью, мне дали номер телефона психотерапевта Сергея Сазонова. Я уговорила дочку сходить на прием к врачу. Диане был поставлен диагноз нервная анорексия. Причем, доктор предупредил, что в случае с моей дочерью требуется стационарное лечение. Сначала я была категорически не согласна. Думала, смогу бороться с проблемой собственными силами, заставлю девочку есть. Но теперь вижу, что у меня не получается. Дианочку уже мутит от любой пищи. Даже после легкого салата начинаются боли в животе. Съест ложку супа - и ложится отдыхать. После приема пищи ей становится плохо. Наверное, соглашусь, чтобы дочку направили в стационар.

"Больных анорексией нужно лечить принудительно, а это сделать очень трудно"

- Случай с Дианой - классический пример заболевания нервной анорексией, - рассказывает психотерапевт Харьковского института неврологии, психиатрии и наркологии Сергей Сазонов. - К сожалению, в последнее время увеличилось число заболевших анорексией. Когда в 2000 году я собрался писать диссертацию по этой теме, то не нашел во всей Харьковской области ни одного случая такой болезни. Сейчас же мы каждый год регистрируем в среднем шесть человек, которым ставится диагноз анорексия. Почти третья часть заболевших умирает. И это при том, что к врачам обращаются далеко не все.

Мои пациентки - обычно девочки совершенно особого характера, лидеры и максималистки. Они считают, что в жизни все должно быть идеально и очень настойчиво добиваются своей цели. У них отличный аппетит, но они борются с ним, как китайские коммунисты. Как правило, девочки отлично учатся. Но найти общий язык с такими пациентами врачу крайне трудно. Они слишком критичны по отношению к собственной внешности, у них занижена самооценка. Пациентки категорически отказываются выполнять рекомендации специалистов и конфликтуют с родственниками. Для таких больных крайне важно мнение подружек. Если кто-то из них скажет девочке, что она толстая, ребенок тут же поверит. Единственный, кто может изменить мнение сверстников в этом возрасте,- это отец заболевшей девочки. Но чаще всего мои пациентки из неполных семей.

Девочки с расстройством питания живут по принципу "все или ничего". Не признают компромиссов. Только красивое или уродливое - золотой середины не существует. Обычно они, глядя на себя в зеркало, видят лишь толстые бока. Если такую девочку попросить нарисовать себя, она изобразит бестелесного эльфа или толстую бочку.

Часто окружающие не понимают, что подобное поведение - симптом болезни, а не обычные капризы переходного возраста. В таких случаях предлагаю стационарное лечение в нашем институте. На ранних стадиях нервная анорексия лечится. Но родители должны быть осведомлены об этой болезни, чтобы вовремя реагировать. В зарубежных клиниках людей с нервной анорексией заставляют есть в присутствии персонала. Медработники даже в туалет вместе с пациентами ходят, чтобы больные не вырвали съеденное. Нервную анорексию нужно лечить насильно, а это непросто. Украинское законодательство не позволяет заставить детей лечиться, если их родители против. А они часто идут на поводу у своих дочерей. Врачи не станут рисковать, потому что тактика поведения с такими девочками должна быть жесткой. Иначе их невозможно спасти.

В России ситуация лучше - там государство имеет право бороться с нежеланием родителей спасать своего ребенка. Если пропустить момент, когда болезнь находится в начальной стадии, последствия могут быть очень тяжелыми. В середине прошлого века смертность от анорексии была стопроцентной! Да и сегодня эта болезнь стоит на первом месте по количеству смертельных исходов среди психических недугов. Девушки умирают и от истощения, и от последствий, вызванных дисбактериозами. Я не понимаю взрослых, которые допускают такие вещи!

Случай с Дианой - не исключение. Несколько месяцев девочка-подросток буквально издевалась над собой. Только, когда потеряла сознание прямо в метро, мама обратилась в больницу. Да и сейчас продолжает сомневаться, стоит ли давать разрешение на госпитализацию девочки. Реально мама не оценивает всей серьезности болезни.

Недавно я встретил в городе 28-летнюю девушку, вес которой примерно 32 килограмма. Я знаю, что ее уже не берутся лечить никакие врачи, потому что у нее все болит и полностью разрушен желудочно-кишечный тракт. При этом девушка уверена, что ничем не больна. Ей просто нужно еще немного похудеть. Правда, она уже забыла, зачем...

Мне удалось побеседовать еще с одной мамой, дочку которой Сазонов вернул к нормальной жизни. Сегодня Алина - обычная студентка одного из харьковских университетов. Правда, психотерапевт рассказал, что Алине был поставлен диагноз атипичной анорексии. Девушке трудно было глотать, а потом она и вовсе перестала есть, поскольку боялась подавиться.

- Я долго не могла понять, что же случилось с моей девочкой, - рассказывает Тамара Ивановна, мама Алины. - До 17 лет все было нормально, а потом дочь начала давиться, когда глотала пищу. Сначала мы думали, что это случайно, но потом на ребенка стало просто страшно смотреть. Доходило до того, что девочка уже ничего не могла проглотить, начинался кашель, спазмы. Мы обошли огромное количество специалистов, но никто ничего не мог толком сказать. Не знаю, каким чудом нашли Сергея Александровича, которому удалось вернуть нашу Алину к нормальной жизни. Всего через несколько дней лечения организм дочки смог вновь принимать пищу. Она посещала сеансы психотерапии, занятия в группах. Слава Богу, теперь у нас все хорошо. В этом году Алина закончила школу и поступила в университет. Наша семья на собственном опыте убедилась, что некоторые проблемы невозможно исправить без помощи психотерапевта. Мне очень жаль людей, которые боятся признать, что им нужна именно такая помощь, и ищут выход там, где его просто нет.


comments powered by HyperComments

Последние