ИГРОВЫЕ АВТОМАТЫ: МОЖНО ЛИ ВЫИГРАТЬ?

19.09.2008 14:17

Быстрые способы обогатиться всегда интересовали людей. Могут ли в этом помочь игровые автоматы? Нет. А вот «раздеть»...

Казино-слот или игровые автоматы – так называют вид развлечений, который становится все более популярным в целом мире, и давно уже вытеснил традиционное казино и рулетку. Украина – не исключение, автоматов здесь с каждым месяцев все больше. Типичная картина для спального района столицы: там, где раньше были гастрономы и молочные – теперь во всю моргает разноцветная иллюминация, зазывая поиграть. Например, по улице Телиги в Шевченковском районе на три соседних квартала стоят семь игровых залов: пять больших, вместительностью до ста человек каждый, и два поменьше. Да и во всем Киеве приблизительно по одному автомату на каждых сто киевлян, включая пенсионеров и младенцев. Перефразируя классика, если автоматы ставят, «значит, это кому-нибудь нужно». Если их ставят в таком количестве, значит, это нужно многим.

«В автоматы играют все»

Екатерина Полищук одна из трети украинцев, которые по статистике играют более чем раз в месяц. Она рассказывает, кого встречала в игровых залах: «В автоматы играют все, кроме детей до 18 лет. Ну, конечно совсем пенсионеров я там не видела, но мужчины и женщины где-то 65-ти приходят туда довольно часто. Девушек тоже очень много, даже беременных».

Екатерине Полищук 27 лет, она работает бухгалтером, замужем и растит двухлетнего сына. Молодая женщина впервые поиграла четыре года назад. «Зашли с мужем после работы, в первый раз, на пиво выиграли две гривны, со смехом. А потом как проходим мимо, муж и говорит мне: давай закинем 50 копеек. Ну, закинули. Выиграли 10 гривен. О, как интересно! Вначале я сама не ходила, только с ним интересно было. А потом уже все равно стало: и с ним, и без него», - рассказывает она.

По словам Екатерины Полищук, игра в автоматы уже настолько вошла в жизнь киевлян, что может полдома соседей ходить играть – просто ты об этом не знаешь. Правда, сама Екатерина ходит играть тайком от мужа и боится встретить кого-нибудь знакомого: говорит, нечем гордиться. Однажды она все-таки встретила молодого парня из соседнего дома. «Я сделала вид, что я его не знаю, но он-то меня хорошо знает! Я там стою, уже забыла, зачем я туда пришла, а он все удивляется, почему я его не узнаю! – смеется Екатерина. - Он мне долго объяснял, кто он: «Все, я тебя во дворе встречу, я тебе расскажу!», а я ему: «Хорошо, молодой человек, вы ошиблись».

Впрочем, стереотипное чувство стыда отнюдь не мешает молодой женщине посещать игровой зал.

Откуда игровые автоматы пришли, и кто за ними стоит

Игровые залы в столице может открыть каждый. Для этого нужно купить лицензию министерства финансов за 150 тысяч евро и приобрести разрешение муниципального органа за 260 гривен. Обычно большая проблема получить вторую, хотя некоторые компании умудрялись сделать это еще до того, как вообще были разработаны лицензионные требования.

Кроме двух разрешений нужно раз в год получать специальный сертификат на каждый автомат, который будет стоять в игровом зале.

В Украине рынок казино-слот разделили между собой немногочисленные и сравнительно небольшие украинские операторы - например, Ниагара, Альянс, Одрекс, Купидон. Есть еще компании с прибалтийским капиталом (Олимпик Казино) и российским: Метро Джекпот, Кинг и Максбет. Последние три на самом деле принадлежат одному большому российскому концерну, решившему освоить Украину после известного указа Путина, по которому все игровые автоматы страны к 2009 году должны переехать в регионы: Алтай, Калининград, небольшой участок в Краснодарском крае и Приморье – и навсегда ограничиться ними.

Встречаются в Украине и достаточно мелкие операторы – например, небольшие павильончики «Багира» принадлежат болгарам, которые выкупают их у более крупных расширяющихся операторов (последние теперь переходят на залы с вместимостью более ста человек) и переделывают под себя. Одинокие автоматы и крохотные павильоны на базарах и в переходах принадлежат отдельным лицам либо группам.

Почему играют в автоматы?

Играют в автоматы по двум причинам. Первые - хотят выиграть деньги. Например, как Екатерина Полищук.

«Я всегда иду туда с мыслью, чтобы что-то выиграть, но не для себя. Как-то хочется вот выиграть, накупить там ерунды всякой. Хотя если посмотреть: ну чего ты туда идешь, ну есть у тебя эти 200 гривен, ну накупи ты этой ерунды и не морочь голову!» - рассказывает молодая женщина.

Другие, – которые не ищут у автоматов заработка - хотят просто пощекотать нервы, как Евгений Молчанский: «Я всегда беру с собой ощутимую сумму – например, 2500 гривен, - чтобы играть было интересней. А если играть на мелочь, какой тогда смысл в игре?»

Татьяна Довгошлюбная возглавляет киевский филиал компании «Купидон». Игровые залы этого оператора в 26-ти городах Украины. Татьяна советует относиться к казино-слот проще: «Игорный бизнес – это элемент шоу, это элемент праздника, развлечения, получения удовольствия. И я бы очень хотела, чтобы все наши клиенты на Украине именно так и относились к игорному бизнесу: как к развлечению, а не заработку. К сожалению, у нас еще очень многие люди относятся к игре, как к заработку, и от этого возникают те проблемы, о которых говорят, что люди проигрывают большие деньги».

Юрист этой же компании Олег Мринский добавляет, что играть в автоматы с целью обогатиться – глупость: «Разумный человек, понимая, насколько ничтожны шансы выиграть, думаю, не стал бы играть. Здесь лучше сосредоточить внимание на процессе, а не на результате». Правда, к сожалению, не всем удается последовать этим советам.

На что это похоже?

Екатерина Полищук относит себя к тем, кому не повезло. Проиграв за четыре года 20 тысяч долларов, она теперь тратит деньги не на игрушки сыну, а на погашение долга – чтобы его оплатить взяла кредит в банке, и ежемесячные платежи ощутимы для семейного бюджета. Тем не менее, Екатерина продолжает играть.

«У тебя есть сто гривен. Ты думаешь: ну что я могу купить на эти сто гривен, сейчас пойду – выиграю пятьсот – о, это уже существенно, особенно если деньги нужны – допустим, долг отдать, что-то купить. Бывает, сидишь и просчитываешь: ладно, эти сто рублей я проиграю. Проиграл ты эти сто, одолжил еще пятьсот. Ладно, эти пятьсот ты тоже проиграл. И все равно думаешь, как ты их будешь отдавать, ты уже все просчитал, и на последние деньги, когда уже неоткуда больше взять – все равно идешь с этими деньгами не домой, а туда же, в автоматы, и до последней копейки выкладываешься» - рассказывает Екатерина.

Когда именно Екатерина Полищук начала играть по-серьезному и относится к игре не только, как к развлечению, – она даже не заметила. Все начиналось очень просто: пятидесятикопеечный автомат, задача – чтобы фрукты совпали по линии, ставки небольшие, максимальный выигрыш – двадцать гривен. И эти мелочи, по словам Екатерины, и завлекли ее. А потом уже начались ставки по десять гривен, по двадцать, по пятьдесят – и понеслось. Кроме того, сначала женщина могла спокойно забрать свой выигрыш и уйти. Теперь владеть собой ей стало сложнее.

«Мне дали деньги купить кое-что ребенку, и я понимаю, что на эти деньги я вообще купить практически ничего не смогу с нынешними ценами, а хочется все самое лучшее. Ну, и пошла я в эти автоматы. – рассказывает Екатерина. – Проигралась, естественно. Заложила кольца, сережки – и выиграла столько, что и отбила драгоценности, и смогла купить то, что я хочу. Всем сказала, что это стоит столько-то, а на самом деле это все на 200-300 гривен дороже. И так хорошо мне было, что я решила: надо мне еще туда сходить. На следующий день я, естественно, проиграла, и на следующий тоже, и на следующий».

Психологи часто говорят о болезни – игровой зависимости – лудомании. Правда, для Украины это пока новинка.

«Официально в Украине не зарегистрировано ни одного случая лудомании, нет ни одного обращения к врачу, - считает Татьяна Довгошлюбная, директор киевского филиала компании игровых автоматов. - Наша одна известная компания в Украине организовала собственный кабинет по психологической помощи – и за все время к ним обратился один человек. Да, присутствует, конечно, азарт, но задача игорного бизнеса держать под контролем ситуацию в зале, держать под контролем игрока».

Правда, клиентка Татьяны Довгошлюбной Екатерина Полищук не чувствует себя под контролем в игровом зале, скорее наоборот приходит расслабиться. И ей идея лечить зависимость нравится: «Когда только начинаешь играть, то ты можешь остановиться, у тебя еще есть тормоза, ты выиграла – ушла. Ты еще от этого не совсем зависишь, как, например, начинающий алкоголик и наркоман. А когда ты в систему втягиваешься – то это уже все!» - невесело делится Екатерина.

Психологи считают, что автоматы могут стать опасными для обоих видов игроков: и тех, кто играет из-за денег, и тех, кто щекочет себе нервы, так как для удовольствия нужно получать порцию «щекотки» все больше и больше. Впрочем, даже знание опасности не помогает ее избежать.

Об игорном бизнесе больше всего знают те, кто там работает. Евгений Молчанский (фамилия и имя изменены) уже 3 года работает менеджером одного из крупнейших операторов игрового бизнеса и изучил все его секреты изнутри. Евгений играет, но редко, и всегда контролирует свою игру. А тех, кто этого делать не умеет, Евгений презирает.

«Есть разные характеры. Есть характер такой, что тебя автомат поломал, он тебя сделал, ты проиграл, и ты думаешь: «как, вот эта железка меня поломала, я сейчас пойду домой, возьму деньги!..», и берешь деньги, а она тебя снова ломает! – рассказывает Евгений. - Вот здесь на улице Артема есть ломбард «Скарбница», здесь очереди сдавать ценные вещи по ночам. Я думаю, что эти люди по ночам сдают ценные вещи не потому, что им в больницу лекарства нужны. Для меня это вообще шок!»

Для особо азартных людей, которые после проигрыша бегут в ломбард, существует специальная услуга: автомат закрывают и никому не разрешают на нем играть, пока не вернется игрок, забронировавший его. Обычно автомат бронируют до определенного часа, например, до 22-00.

Чтобы выиграть, Евгений советует играть в залах, которые только открылись: по его информации, первые пару дней автоматы выдают больше денег, чем обычно, чтобы приманить клиентов. Евгений рассказывает также о схемах, которые работают в игровом бизнесе. По словам менеджера, слот-казино – самый простой способ легализировать большие суммы денег. Кроме этого, большинство автоматов, которые играют не на жетоны, а на деньги, принимая их в специальное отверстие в корпусе, не платят налогов. А еще, несмотря на закон, в автоматы играют дети.

«Если автомат стоит на улице, а таких по Украине много, то к нему может подойти несовершеннолетний и поиграть. Я такую ситуацию видел в Одессе, когда мальчик подходит и засовывает в щелочку денежку!» - сетует Евгений.
Как люди выигрывают?

Чтобы выиграть – рассказывает Евгений – можно и не быть везунчиком – просто надо знать некоторые тонкости. Например, работники зала часто подсказывают игрокам за процент с их будущего выигрыша, куда закидывать деньги.

Дело в том, что есть один секрет. Каждый производитель игровых автоматов устанавливает своеобразный коридор – сколько денег машина забирает, а сколько выдает выигрышами. У серьезных производителей игровых автоматов процент возврата денег не меньше 85-ти. Правда, его можно изменить. Только мнения о том, каков настоящий процент выигрышей, к сожалению, расходятся – даже среди людей из одной компании.

Например, Олег Мринский, юрист одного из крупных украинских операторов игрового бизнеса, никогда не играет. «Кажется, из 80-ти возможных подходов к автомату или нажатия кнопки – один только будет возможный выигрыш. Поэтому сколько раз человек должен проиграть, чтобы гипотетически выиграть!» – объясняет свою позицию Олег.

Другие данные о выигрышах у Татьяны Довгошлюбной, директора киевского филиала той же компании, которая не только владеет залами, но еще и производит автоматы: «В каждом игровом автомате – я говорю вам как производитель – заложен генератор случайных чисел, который изначально просчитан, и процент выигрыша одного игрового автомата в настоящее время составляет 92-96% от оборота. То есть из ста вложенных гривен – 92-96 гривен возвращаются. Но это не значит, что вы сейчас сто поставили и 96 выиграли. Он может у вас набирать, набирать, а кому-то другому через три дня выдать большую сумму денег» - рассказывает директор.

В Украине игровые автоматы проходят сертификацию. Проверяют, не вредят ли их материалы здоровью человека, не ударят ли они током; а вот сколько процентов забирают себе и сколько выдают людям – как это делают в других странах – у нас не проверяют. Здесь можно только верить на слово.

«Если автоматы не выдают денег, люди не чувствуют отдачи. Ведь за счет чего появляется азарт? За счет выигрыша. Если его нет, то просто неинтересно играть. Только благодаря конкурентной борьбе процент выигрыша вырос до 92-96%» - объясняет Татьяна Довгошлюбная, директор киевского филиала одного из операторов игрового бизнеса.

Екатерина Полищук играет после каждой зарплаты. На деньги, которые проиграла, уже давно могла бы купить себе машину, - проиграла больше 100 тысяч гривен, а выиграла за четыре года – только три. Катя не верит, что процент возврата денег автоматами такой большой. «Они все запрограммированы, чтобы ты не выигрывал, все без исключения! Даже не 25% выигрышей, а все без исключения. Но время от времени они все-таки деньги выдают, потому что иначе люди не будут туда ходить», – возмущается Екатерина Полищук. Тем не менее, молодая женщина все равно упорно ходит играть.

«Я ставила себе за правило: вот эти сто гривен проиграю – и ухожу. И когда начинает везти или не везти, независимо от того, что я себе говорила – все равно играю. Либо же думаю: у меня есть 50 гривен, мне нужно 200, вот так надо – просто потолок. Я выигрываю триста, даже больше, чем то, о чем я мечтала, – и все равно не могу остановиться, спускаю эти деньги туда же».

Однако игровые автоматы для Екатерины Полищук – не только надежда выиграть, а и способ отвлечься и отдохнуть. Екатерина приходит в игровой зал, когда ей грустно, одиноко, когда проблемы с близкими. Уютные залы без окон и часов, где, несмотря на большое количество людей, на тебя не обращают внимание.

«Там все заняты своими вопросами, никто тебя не напрягает. И вообще, когда ты там находишься, ты как будто в каком-то вакууме, тебе все вообще все равно, ты не реагируешь практически ни на что» – откровенничает Полищук.
Автоматы и политика

Нива борьбы с игровыми автоматами – благодатная и многообещающая для политиков, которые с радостью зарабатывают себе «очки» одобрения народа. Чего стоили одни показательные рейды киевской власти, во главе с мэром, который под прицелом телекамер пытался разбить автомат! В порыве борьбы киевский глава даже распорядился организовать музей изъятых игровых автоматов-нелегалов. Только после этого слот-казино в Киеве стало намного больше – правда, не единичных и стихийных, а в больших организованных залах. Впрочем, киевские чиновники не ставили задачей борьбу с игровым бизнесом – просто собирались его «упорядочить».

На общенациональном уровне тоже пытаются решить вопрос слот-казино – соответствующим законом, которого пока нет. На протяжении последних двух лет законопроекты связывали с Александром Морозом (еще в бытность его в ВРУ он ставил на голосование законопроект вне регламента перед закрытием заседания незадолго до роспуска парламента) и с Партией регионов. Предлагали свои законопроекты и депутаты от БЮТ и НУ-НС.

Вариантов упорядочения отрасли масса. Говорили об ограничении игрового бизнеса отдельными зонами – правда, земли на это не нашли. Другая из наиболее часто предлагаемых схем – это ввести дополнительные требования для игрового бизнеса, в частности, пять миллионов евро уставного капитала.

На первый взгляд, пять миллионов евро в банке и лицензия, купленная за миллион, «почистят» страну от мелких и средних операторов игрового бизнеса, оставив только крупные концерны. Однако сами операторы утверждают, что чистить нужно другими способами, а такую сумму уставного капитала, хоть не понимают зачем, но могут себе позволить. «Мы, в принципе, как для Украины, считаем, что на данном этапе требования завышенные, но выполнимые» - считает Татьяна Довгошлюбная, директор филиала компании «Купидон».
Суперприбыль игровых автоматов – сказка или быль?

Расходов у операторов игрового бизнеса предостаточно и без предложенного законопроектом уставного капитала. Минфиновская лицензия за 150 тысяч евро (к счастью, одноразовая), тысяча долларов в год за каждый установленный автомат, налоги, в том числе на прибыль, зарплата работников залов и охраны, стоимость аренды. Кроме того, каждый автомат, которых в залах десятки, стоит 10-15 тысяч долларов. Сколько денег спускают украинцы в автоматах или каков на самом деле процент выигрышей – судите сами.

«Слот-казино живет и платит налоги, платит зарплаты за счет 8-6 процентов. За этот небольшой процент и живет слот-казино. А остальное все – это деньги, которые казино просто оборачивает. Но никто не говорит, что этот бизнес не прибыльный. Он довольно таки рентабельный», - рассказывает Татьяна Довгошлюбная.

Однако говорить о прибыли операторы игрового бизнеса не любят – признается адвокат Олег Мринский: «Понимаешь, не принято в этих кругах говорить о конкретных прибылях, потому что сказанная прибыль влечет за собой зависть людей: ага, они деньги получают! Вот он лежит на диване – он не получает деньги. И его жаба давит».
Казино-слот приносит пользу

Очевидный позитив для Украины от игрового бизнеса – 3% общенационального бюджета, которые дает казино-слот. В других странах ситуация с игровыми автоматами различная. В США, например, доходы от казино-слот больше, чем от кабельного телевидения, но играть можно только в бывших пустынях Невады, Нью-Джерси и в индейских резервациях. Калифорниец Джон Адамс живет в небольшом городке и считает себя фермером. Он рассказывает о своем отношении к автоматам: «Сам я не играю – но недалеко от моего дома есть резервации индейцев – где играть можно. Должен вам сказать, что туда так много людей ездит, что пробки на дорогах из-за этого становятся серьезной проблемой для жителей нашего городка».

Самый полезный способ существования игорного бизнеса нашла Финляндия – там казино-слот муниципальные, и все полученные средства идут в казну городов, где стоят автоматы. А есть страны, где автоматов нет, например, Италия и Израиль.
Украинские реалии

Что ждать Украине и украинцам от игрового бизнеса в дальнейшем – сказать несложно. Скорее всего, даже при слаженно работающем парламенте игровые залы не превратятся назад в гастрономы и молочные. А пока приходится довольствоваться смешными постановлениями как, например, запрет ставить автоматы ближе 150-ти метров около школ и детских садиков (то есть, можно ставить залы уже начиная со 151-го метра).

Екатерина Полищук после интервью «Простобанк Консалтинг» пошла в игровой зал и выиграла 1500 гривен. Только забрать деньги, уйти и отдать часть долга не смогла: ходила по игровому залу, пока не проиграла все в других автоматах.

«Если ты уже играешь много-много раз – ощущения разные, особенно когда ты уже по уши в космических долгах, то мысли одни: боязнь проиграть, выиграть нужно, вот сыграть, вот обязательно, вот еще и еще надо, если вдруг сейчас не повезет – уже продумываешь хода, где одолжить – переодолжить. Вот с такими мыслями человек ходит играть» - делится Екатерина.

То, на чем часто спекулируют политики в своих популистских заявлениях – запрет игрового бизнеса – не выход, утверждают его представители.

«Вся жизнь на трех китах. «Есть три кита основы мирозданья – запомните навеки их названья: один – азарт, политика – другой, а третий кит, конечно же, любовь»*. Если этот бизнес запрещать, то люди будут играть где-то в подворотнях в карты, как это было в советские времена. А подпольные азартные игры на деньги – они как раз и подразумевают присутствие криминальных разборок», - рассказывает Татьяна Довгошлюбная.

А Екатерина снова и снова ходит в игровые залы – благо их в спальном районе девушки по два в каждом квартале – есть из чего выбирать. И пока ограничение казино-слот специальными зонами, например, в пустынных частях Украины, на территории тех же покинутых заводов, которых в Украине пустует предостаточно, не введено - ситуация остается на том же уровне.

«Отчаяние сумасшедшее, потому что когда ты знаешь, что ты занял уже у всех - у всех, у кого можно, и тебе, допустим, через два дня платить за квартиру, тебе нечего есть и нечем ребенка кормить… то такие мысли возникают, что хочется чуть ли не под машину бросится, тебе вообще всё все равно, ты думаешь только где взять деньги, как отдать, как что делать…» - делится молодая женщина своими привычными ощущениями.

*М. Дунаевский «Три Кита»

Алиса Лисицына, ПростоБанк консалтинг

comments powered by HyperComments

Последние