ПЕНСИОНЕРКУ ОБВОРОВАЛИ И ПОДОЖГЛИ

15.04.2008 11:17

От гибели женщину спас зять

Две недели в больнице райцентра Козелец Черниговской области лежит 87-летняя Дария Синица. 26 марта ее ограбили, побили и подожгли живьем.

— Вот посмотрите, били меня по голове и здесь, — женщина поднимает полу халата. На ее глаза наворачиваются слезы. Правая часть груди и левое бедро напоминают кровоподтек. Ноги забинтованы, на правой руке ободрана кожа.

Дария Синица живет в селе Пилятин Козелецкого района. Тяжелую жизнь баба Даша прожила, говорят в селе. Девушкой ее вывезли в Германию. Три года работала на хозяина, вернулась в село с мужем и маленьким ребенком. Муж направился на заработки на Донбасс и пропал. На руках у Дарии Дмитриевны осталась дочка, больная мать и племянник Василий. Его семью немцы сожгли. Детей воспитывала сама. Держала корову, козу, козла, кролей, кур.

— Мы маму давно к себе в Козелец звали, — говорит дочка Вера Горбунова, 62 года. — В Пилятине почти ежемесячно одиноких стариков оббирают. Все догадываются, кто. Но боятся заявлять. В прошлом году ограбили учителя 83-летнего Андрея Кузьменко, забрали 11 гривен. Напали на Василия и Параску Юрченко. Утюгом истязали, били, требовали деньги. Они полгода по больницам лежали, а в своем доме больше не могли жить, выехали. А мать одно твердит: ”Чему быть — того не миновать”.

У Дарии Синицы не было сбережений. Остарбайтерские деньги отдала дочке и внукам, на тысячу гривен Сбербанка только документы подала.

Вечером 26 марта женщина управилась возле скота и зашла в дом.

— Люблю сказки деда Стаса по радио слушать, — рассказывает. — Ждала передачи. Думаю, после поужинаю, ноги помою. Аж вдруг что-то загудело. Я вышла в сени. Спрашиваю: кто такой, что нужно? Тут мне филенка с дверей на ноги упала. Вскочила в дом, схватила мобильник и нажала ” пятерку”. Это к дочери моей.

Только женщина успела сказать ”алло”, как в дом забежал мужчина в черной маске и перчатках. Изо всех сил ударил хозяйку по голове. Включенный мобильник остался лежать на холодильнике.

— Схватил меня за грудки. Деньги! Или тебе последняя жизнь! — прошипел и занес надо мной нож. Прошу: сынок, не режь, не убивай, — вспоминает женщина.

Одежду наизнанку одели, так спешили маму спасать

— Я как услышала эти слова по мобильнику, кричу мужу: Валерка, мать режут! — добавляет Вера Горбунова. — Побежали вызывали милицию. И здесь связь оборвалась. Мы и одежду наизнанку одели, так спешили маму спасать.

Нападающий услышал звуки с мобильного и бросил его в ведро с водой. Пенсионерке приказал молчать.

— Я за руки его хватаю: не режьте. Дотянулась до бумажника, — вспоминает Дария Синица. — Говорю: вот ”двадцатка”. Ему показалось мало. Схватил топор, которым я тыквы в веранде рубила. Занес над головой. Не рубите, пожалейте — просилась и молитвы читала. А он меня обухом по голове, ногах, груди, коленом между ног. Отступила к запечку, там у меня 120 гривен в газете завернутые лежали. ”Вот все, что есть. Получу пенсию, приходите, отдам и никому не скажу. Только не убивайте”. Он посадил меня на пол, порвал подъюбник. Связал руки, ноги, глаза. Хотела освободиться, так руку до мяса и крови разодрала. Сидела связанная. Слышала, что мой мучитель с кем-то перешептывается.

— Мы в Козелец в милицию как позвонили, машина быстро приехала, — продолжает дочка. — Однако им нужно было деньги на заправку. А у меня истерика. Там же маму убивают! До Пилятина 14 километров. Поехал Валера.

Валерий Горбунов заскочил в дом первым. В комнатах был полно дыма. В полусознании, связанная теща сидела на полу.

— Вор крепко связал маму. Ноги тряпкой обмотал и поджег. На маме носки поплавились, тело обожглось. Мука в мешке за печью обугливала, сухари почернели. Если бы своевременно не приехали, мама сгорела бы, — говорит Вера Горбунова.

Нападающих милиционеры не задержали. Дарию Синицу доправили в больницу. У женщины сотрясение головного мозга, опеки ноги, дыхательных путей. Она наглоталась дыма. Когда вывели на улицу, еще и пневмонию подхватила. Женщине сделали операцию, удалили мертвую ткань. Домой планируют выписать через месяц, выздоровеет она к середине лета.

— Больше в Пилятин маму не пустим, — говорит дочка. — Козла зарезали, козу и кролей соседям отдали, кур я забрала.

Соседка Дарии Синицы по палате Мария рассказывает, что женщина кричит каждую ночь.

Первая крымская

comments powered by HyperComments

Последние