ЗАСЛУЖЕННЫЙ АРТИСТ УКРАИНЫ ГРИГОРИЙ ЧАПКИС: "КОГДА Я РОДИЛСЯ, ЛИЦО БЫЛО ЗАРОСШЕЕ ВОЛОСАМИ. МЕНЯ ДАЖЕ ХОТЕЛИ УТОПИТЬ В ВЕДРЕ, КАК КОТЕНКА"

18.01.2008 09:25

Первый экземпляр автобиографической книги знаменитого танцовщика ушел с благотворительного аукциона за шесть тысяч гривен!

Владимир ГРОМОВ "ФАКТЫ"

"Если бы не танцы, я, наверное, давно бы умер", - признается известный хореограф Григорий Чапкис, всенародную любовь и славу которому принес проект канала "1+1" "Танцы со звездами". Чапкис - фигура непредсказуемая и неординарная. Недавно Григорий Николаевич написал книгу "Танец и Любовь: секрет долголетия", которую называет "сборником житейских историй". Оставляя автограф на свеженьком томе, мой собеседник начертал: "Приказываю быть счастливым!"

"Любовь для меня - не обязательно секс, хотя не без этого..."

17s09 Pisanka.jpg (25391 bytes)- Григорий Николаевич, Жванецкий как-то сказал, что писа'ть, как и пи'сать, надо, когда уже не можешь терпеть!

- Точно подметил. Меня буквально разрывало от того, что хотелось рассказать, вот и сел за книгу. Это мой писательский дебют. Решил поведать истории, связанные с работой, воспоминания о детских годах, размышления о моих женщинах, об ошибках...

- И что, много ошибок совершили?

- Все ведь относительно. Для меня проигрыш Наташи Могилевской в "Танцах" был трагедией. А через пару недель это уже стало обычным. Так же и развод с женой. "Подумаешь! - скажет кто-то. - Ну расстались. Многие вообще поменяли по три-четыре жены..."

- А сколько их было у вас?

- Сейчас третья. Я однолюб: в конкретный момент жизни люблю одну-единственную. Первая жена умерла, со второй я развелся. Я человек семейный, поэтому очень серьезно переживаю расставания, разлуки, разочарования...

- Думаю, у женщин вы всегда пользовались успехом, вам деньги за ЭТО не предлагали?

- Я был неподкупен. "Таке мале", но гордое, поэтому купить меня невозможно! Могу халтуру потерять на тысячу долларов только потому, что заказчик мне не понравился. Или по телефону что-то не так сказали. Бывает, звонят журналисты: "Нам нужно, чтобы вы..." - "Тебе нужно!.. А мне это надо?!"

- Не любите вы нашего брата, а ведь и сами одно время статейки пописывали?

- Было дело. Моя приятельница Коршун Лидия Ивановна, лауреат премии Островского, бывший комсомольский деятель, директор библиотеки, во время перестройки уехала жить в Америку! И я посылал туда ответы на ее вопросы. Она это все публиковала в разных эмигрантских газетах под рубрикой "Вести с Родины" и подписывала моим именем. За свои материалы я получал 100-150 долларов в месяц. Однажды отправил заметку, а они напечатали материал на целый разворот газеты, поместив все, что у них накипело против Кучмы, и поставили мою фамилию. Я этого и близко не писал! Думал: все, конец - придут, арестуют. С тех пор перестал печататься.

С прессой у меня в последнее время отношения не складываются. Интервью теперь даю выборочно. Какую свинью мне подложил недавно один из журналистов! Чуть с женой не развелся. Пришел корреспондент: коммуникабельный, язык подвешен. Выпил за время интервью рюмочек шесть коньяку, чашки три кофе. Мы с ним сидели, я даже забыл, что он с диктофоном. Пообщались мы, я взял с него клятву, что обязательно даст мне прочитать материал, прежде чем печатать. Проходит неделя, месяц, материала нет. Я и забыл о нем. И вдруг месяца через полтора выходит газета. Все, о чем я просил "только не для прессы", он специально выделил. Пришла жена домой, с ней обморок, истерика. Аллочка ведь серьезный человек, кандидат экономических наук, доцент в авиационном университете. У нее тысячи студентов, ее знает каждый! "Я не могу пройти по университету, - говорит. - Все смотрят в мою сторону, ухмыляются..."

- У некоторых с чувством юмора проблемы! Вы, кстати, Григорий Николаевич, отчего не пьете? За здоровый образ жизни?

- Я никогда не курил и не пил. Наверное, некогда было! Работа такая, что часто застолья случаются, но у меня есть хорошая отговорка: за рулем.

- Сами водите?

- Да, вот уже 50 лет. Машин у меня было десятка три. Сперва "Победа", затем "Москвич", "Волга" 21-й модели. Я на ней проездил 17 лет. В последнее время были "Мерседес", "Опель-Омега", "Тойота-Королла", "Шевроле-Лачетти". А недавно купил джип "Мицубиси". Еще месяца нет машине, а уже зад протаранили. Вообще, я очень далек от техники. Гаечный ключ никогда не брал в руки, даже капот не открывал. За все плачу. Если на дороге спустит колесо, останавливаю какую-то машину, чтобы мне его поменяли.

- Зато вашей энергии любой мальчишка позавидовать может. Как будто вам не 78, а 18!

- Вот здесь ответ на ваш вопрос (собеседник показывает только что изданную им книгу "Танец и Любовь: секрет долголетия". - Авт.). Весь секрет: ТАНЕЦ и ЛЮБОВЬ!

- Любовь для вас - это секс?

- Не обязательно, хотя не без этого. Любить трудиться, учиться, любить природу, женщину, мужчину, ближнего. Просто ЛЮБИТЬ, тогда у тебя глаза горят. Хочется прыгать, бегать. Пока чего-то хочешь, до тех пор живешь. У меня нет свободной минуты. Дел уйма, столько надо успеть. Я ведь недавно благодаря продюсеру Веронике Кухтиной открыл на Оболони свою школу танцев.

"У Влада Ямы один недостаток - слишком молод"

- И когда ваш трудовой день начинается?

- Сегодня в восемь утра у меня уже было занятие. Днем несколько встреч, а вечером я даю уроки в одном из ночных клубов Киева. Завтра в шесть утра ко мне приезжают пары из загса...

- Из загса?

- Да, ставлю им свадебный вальс. За три-четыре дня делаем номер. Сейчас тенденция такая: никто не задумывается, сколько будет жратвы на той или иной вечеринке. Главное - культурная программа. Все хотят "Танцы со звездами". На детских именинах совсем не переживают, что на столе, думают лишь, кого бы позвать: кукольника, клоуна, фокусника...

- Значит, вас приглашают в качестве свадебного генерала?

- О-очень часто. Спрашиваю: "Что я там буду делать?" - "Надо, чтобы вы просто поприсутствовали..." Перед Новым годом было очень много работы. 14 декабря вел Венский бал в Оперном театре. Я ведь единственный в Украине танцмейстер балов! Это редкая профессия. Необходимо одновременно говорить и танцевать.

- Петь тоже умеете?

- Петь - нет, разве что "Шумел камыш" в компании.

- Слышал, вас на рынке однажды чуть не побили за то, что Писанку засудили?

- Пошел на базар за творогом, а на меня торговки как набросились. Я до сих пор в шоке! Вообще, Руслана очень красиво ушла из проекта. Что с ней творилось вечером на фуршете! А что было с остальными ее коллегами! Выигравшие извинялись перед Русланой, будто виноваты в чем-то. Не нужно быть специалистом, чтобы понять: это высочайший уровень. Должен сказать, чтобы вы запомнили одно имя: Влад Яма. Его единственный недостаток - очень молод. Но это будущая звезда среди танцоров! Он станет выдаю-ю-ющимся хореографом и прекрасным педагогом! Как он вырастил Наташу!..

- Своих учителей тоже помните?

- У меня было много учителей, но главную роль в моей жизни сыграл Павел Вирский! Я проработал с ним 27 лет. Мы были друзьями, единомышленниками, даже соседями по квартире. Я был секретарем партийной организации, его правой рукой, "мальчиком для бития". Если все хорошо: "Молодец, Вирский!" А если плохо, то "где парторг, где воспитательная работа?.." По правде говоря, не я у Вирского работал, а он в МОЕМ ансамбле! Я ведь поступил в коллектив в 1946 году, а Вирский пришел в наш ансамбль в 1955-м. И возглавил его. В 1972-м я уволился, а через три года Пал Палыч умер.

"Когда я шел по Крещатику в макинтоше и велюровой шляпе - все оборачивались"

17s09 wife.jpg (22002 bytes)- Вы таким шубутным с детства были?

- Всегда. Мама говорит, что я еще ходить не мог, а уже танцевал. Рассказывала, когда я появился на свет, меня хотели утопить в ведре, как котенка. Потому что лицо все было заросшее волосами. Какая-то обезьяна. Через две-три недели эти волосы исчезли, и я стал хорошеньким мальчиком. Всегда был малюсеньким: в 14 лет выглядел на десять.

Родился я в королевской Румынии, к которой тогда относился Кишинев! Рос среди цыган, молдаван, румын. Никто меня не воспитывал. Родителям было некогда, в семье семеро детей. Мама на хозяйстве, а папу мы вообще не видели: он уходил на рассвете, приходил ночью. Был шорником. Это все равно, что сейчас мастер по ремонту "мерседесов". Шил хомуты, вожжи, седла - славился на всю округу. Мама мечтала, чтобы я тоже овладел какой-нибудь профессией: стал парикмахером или портным.

Как-то я ее пригласил во Дворец "Украина". Был уже заслуженным артистом, лауреатом трех международных конкурсов. 83-летняя мама сидела в первом ряду и смотрела на меня. Я танцевал девять сольных партий. Она была в восторге, пришла за кулисы и говорит: "Как ты хорошо пляшешь, сыночек, но когда же работать будешь? Когда за дело возьмешься и станешь портным?"

А еще престижной считалась профессия дантиста. За них все девушки мечтали выйти замуж. "Какой он богатый, у него полный рот золотых зубов!" - говорили тогда. Многие специально спиливали здоровые зубы и ставили фиксу - медную коронку. Когда мне было 14 лет, я тоже нацепил медную фиксу и каждый день снимал ее, драил, натирал, чтобы блестела. Тогда это было очень круто! А жили мы бедно. Я первый раз надел обувь в семь лет. Мне купили сандалики. До сих пор они стоят у меня перед глазами. До этого ходил либо босиком, либо в постолах - тряпичных обмотках, которые сверху затягивались кожей. А спали мы на нарах. Кроватей не было - некуда было ставить. Ложились, прижавшись друг к другу, а ночью по команде переворачивались на другой бок.

Дома у нас была печка и здоровенный чугунный котел, в котором мама варила 12-13 порций каши-мамалыги, картошку или какой-то суп. В память о тех летах у меня остался ожог на попе. Я на этот раскаленный котел сел. Мне говорили, что нельзя этого делать, но пока я не сел, не успокоился. Меня тогда даже в больницу забрали.

- Ваша фамилия что-то означает?

- Наша настоящая фамилия Чепеску, а мое имя - Грег. Мой сын тоже Грег Чепеску. Моего папу звали Нику Чепеску. В нем намешана румынская, цыганская, греческая кровь. А мама чистокровная еврейка - Берта Иосифовна. Мы уехали в Казахстан (не знаю, что там произошло) и вернулись оттуда с фамилией Чапкис. Я - Григорий, папа - Николай, брат - Иосиф. Мама родом из Одессы. С отцом они встретились в гражданскую войну и больше не расставались. Потом граница закрылась, и мама осталась в Румынии.

- Вам ведь и самому по миру пришлось много поездить.

- Было время, когда из Советского Союза никто не выезжал за границу. Выпускали только моисеевский ансамбль, Большой театр, ансамбль Вирского, симфонический оркестр и цирк. Ну, Ростропович еще. Все! Когда мы возвращались обратно в Союз, должны были говорить, что за кордоном все "гниет". Другая информация считалась антисоветской пропагандой.

- А первое впечатление от заграницы?

- Шок! Я не представлял себе, что колбас бывает 120 сортов. Мы знали только "Докторскую" и "Любительскую"... Ну, в лучшем случае, палочка сухой. После загранкомандировок мы на родине казались богачами. Получали на гастролях 24 доллара суточных. Шуба нейлоновая тогда стоила 8-10 долларов, рубашка - 80 центов, а здесь - 350 рублей. Плащи из болоньи за кордоном продавали по 2-3 доллара, в Киеве - 700 рублей. Мы были ТАКИЕ разоде-е-етые! Когда я шел по Крещатику в макинтоше, велюровой шляпе, перчатках - все прохожие оборачивались. Люди же ходили тогда в гимнастерках, женщины танцевали в кирзовых сапогах...

В 1950 году впервые выехал за границу - в Польшу. Я - молодой 20-летний пацан - только что стал балетмейстером Театра имени Ивана Франко. В "Книгу истории театра" я записан как первый балетмейстер, прежде там не было своей танцевальной группы. А в 1951-м мне поручили организовать группу для поездки в Берлин - на III Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Тогда поехали Майя Плисецкая, Махмуд Эсамбаев, Владимир Васильев и я. Мы привезли оттуда самое большое количество золотых медалей. И это при том, что нас там пытались отравить...

- Как?

- В котел с едой бросили ампулу с какой-то гадостью. Мы всей делегацией не слезали с горшка три дня и три ночи перед конкурсами. Провокация. Фашисты проникли из Западного Берлина на фестиваль и творили "чудеса". Но мы выжили! Обошлось без смертельных случаев, хотя были сильно ослаблены перед выступлениями. И несмотря на это завоевали кучу золота. На родине нас на руках несли от поезда до автобуса. Мы стали знаменитыми, как космонавты. Потом уже, когда появился Вирский в 1955 году, начались постоянные поездки по миру: Китай, Вьетнам. Я в 71 стране побывал!

- И какие самые незабываемые впечатления?

- Как можно сравнить Рио-де-Жанейро и Лондон или Буэнос-Айрес и Париж? На самой верхотуре Эйфелевой башни в ресторане я сидел с Ивом Монтаном и его женой. Был знаком со многими знаменитостями, которые приходили к нам за кулисы. Свою пластинку мне лично подарил Элвис Пресли. Не говоря о том, что в каждой стране нас принимали руководители партий и правительства: в Китае - Мао Цзэдун, до сих пор не мою руку (смеется), Хо Ши Мин - во Вьетнаме, Фидель Кастро - на Кубе. Все были от Фиделя в восторге. Он мог говорить подряд три часа, и народ стоял, слушая его. Оратор непревзойденный!

- Вы ведь в Италии два года прожили, отчего вернулись?

- Не смог, хотя мы там купались в роскоши. Мы с женой стали вот такие (разводит руками, показывая, как поправился. - Авт.). Приехали туда голо-о-одные. Это был 88-й год. У нас, чтобы купить пакет молока, нужно было в шесть утра становиться в очередь. Я работал тогда заместителем директора Театра драмы и комедии на Левом берегу, и мы по пять месяцев не получали зарплату. Все торговали! Вот я и уехал к дочери, которая там жила. Как раз тогда женился на Алле. В Италии мы уже язык почти выучили, должны были выйти на работу. Объездили всю Европу - в день приезда зять купил мне "Мерседес". Он очень богатый человек - у него фабрика ювелирных изделий и оптовый магазин. Но сильно захотели домой и решили вернуться.

- Ностальгия?

- Да. Поймав по радиоприемнику украинскую волну, услышали "Говорить Кищв". С женой случилась истерика, со мной тоже. Была такая истерика, что дочь сказала: "Езжайте к чертовой матери, чтобы я вас не видела! Ноете и ноете здесь..." И мы сели в "Мерседес", за два дня проскочили Югославию, где тогда шла война. Скорость - 200 километров в час. Приехали во Львов, а после - в Киев. И сразу же - на Крещатик. Зашли на "Бессарабку", у какой-то бабки купили огурцы, в гастрономе - "Докторскую" варенку и "Украинский" хлеб. Сели на Крещатике на скамейке и давай уминать, запивая молоком. Это был лучший банкет в моей жизни! Ни в одной стране мира, ни в одном ресторане мы так не обедали, как тогда на лавках! Это было что-то! Ходили по городу, плакали, рыдали, что дома. Хотя были безработными.

- Дети ваши пошли по отцовским стопам?

- Дочери от первого брака сейчас 40 лет, а сыну от второго - 28. Они оба открыли хореографические школы. Лиля - в Италии, Грег - в Сан-Франциско. Я возражал, чтобы дочь была балериной. Мы мечтали, чтобы она стала пианисткой, купили инструмент, с пяти лет наняли учителя. Она играла гаммы и плакала от того, что стрелка будильника, который стоял на пианино, совсем не двигается. Однажды мы с женой уехали за границу. Вернулись, а Лиля уже поступила в хореографическое училище. Была солисткой в Одесском оперном театре, потом вышла замуж за итальянца. А сын окончил эстрадно-цирковое училище. Уехал к маме в 17 лет, когда у него были полные карманы повесток в армию. Моя бывшая жена вышла замуж за старого миллионера. Сын поехал на семь дней, и вот десять лет уже там. С тех пор мы не виделись, хотя созваниваемся. Сейчас он уже имеет ресторан, бар, четыре балетных зала, два дома. Я звоню, спрашиваю: "Гриша, так ты что, миллионером стал?" - "Папа, ты знаешь, что такое американский миллионер? Это когда ты имеешь миллион, а должен полтора. И я влез в долги на пятьдесят лет вперед".

 

comments powered by HyperComments

Последние