"ПОЧТИ ДВА МЕСЯЦА РАЙОННЫЕ ВРАЧИ ЛЕЧИЛИ МАКСИМКУ ОТ ГЛИСТОВ. И ЛИШЬ КОГДА МЫ ПО СОБСТВЕННОЙ ИНИЦИАТИВЕ СДЕЛАЛИ ЕМУ УЗИ, УСЛЫШАЛИ СТРАШНЫЙ ДИАГНОЗ - РАК ЧЕТВЕРТОЙ СТАДИИ"

12.12.2007 10:25

Родители четырехлетнего Максима Романика из села Рихтичи Дрогобычского района Львовской области не теряют надежды, что сынишку удастся прооперировать в Германии

Сергей КАРНАУХОВ "ФАКТЫ" (Львов)

- А я знаю, почему маленькое радио не работает - там просто нет батареек! - гордо сообщает четырехлетний Максим, как только я переступил порог дома, и тут же стремительно мчится в другую комнату.

- Он у нас большой непоседа и живчик, - улыбаясь, поясняет отец малыша, Андрей. - Наши знакомые так и говорят: у него не шило в одном месте, а сразу несколько!

А из соседней комнаты уже слышны воинственные крики: Максимка показывает маме приемы карате, которые он увидел в каком-то боевике. Глядя на этого шумного и радостного малыша, невозможно поверить, что у него за плечами несколько месяцев лечения в детской специализированной больнице, реанимация и страшный диагноз - рак четвертой стадии...

"У сына температура поднималась до 38 градусов и в течение часа резко падала"

11s08 Maks1.jpg (17339 bytes)До недавнего времени 41-летняя Галина и 45-летний Андрей Романик считали себя счастливой и относительно благополучной семьей. Познакомились чуть более двух десятков лет назад. Будучи в Дрогобыче, Андрей зашел в парикмахерскую и сразу заприметил симпатичную девушку-мастера. Она понравилась с первого взгляда! Через несколько месяцев расписались.

Переехали в село Рихтичи, жили сначала в доме родителей Андрея, потом построили и собственное жилье. Андрей столярничал на местной мебельной фабрике, Галя - делала односельчанкам прически. Время летело в повседневных заботах быстро: выросла и поступила во Львовский политехнический институт дочь Христина, перешел в 11-й класс сын Назар...

- А в начале июня 2003 года родился наш младшенький - Максимка, - несколько оживая от приятных воспоминаний, рассказывает отец мальчика Андрей Романик. - Малыш родился крупным - 4,5 килограмма веса, 56 сантиметров роста и без малейших патологий. Максим, как и другие наши дети, рос абсолютно здоровым крепышом. Посмотрите его медицинскую карточку. Везде стоит: "Жалоб нет! Жалоб нет!" Даже простуд у него не было! Это при том, что мы его возим в садик в Дрогобыч, и маршрутку порой приходилось долго ждать на морозе, пронизывающем ветру, под дождем.

Да и по развитию Максим опережал своих сверстников. Как-то взял у наших друзей мобильный телефон, разобрался в его работе и позвонил родственникам. И с компьютером быстро освоился: может включить и выключить, вставить диск, найти и запустить любимую игру, поставить музыку...

11s08 Maks3.jpg (21586 bytes)- Беда пришла в начале апреля этого года, - говорит мама мальчика Галина. - У сына повысилась температура. Решили, простудился. Неделю лечили дома: чаем с малиной, антигриппозными и антипростудными лекарствами. Вроде бы все прошло. Но через несколько дней ребенок опять стал вялым, температура то поднималась до 37,2-37,7, то спустя час падала. Тогда мы занервничали, сдали все анализы и обратились к врачу. Медик нас успокоила: "У ребенка обычные глисты. Выпишу вам таблетки, он их попринимает и через три дня все пройдет!"

Но Максимке лучше не стало. Температура продолжает скакать, сын утратил аппетит, похудел, побледнел, жаловался на боли в животике. А мы не можем понять причины! Обратились к другому врачу. "Немного увеличена печень, сдайте анализы", - сказала она, осмотрев ребенка. Обнаружили лямблиоз - глисты в печени. Правда, врач почему-то не записала свой диагноз в медицинскую карточку, а выписала только рецепты. После первого курса лечения сыну стало еще хуже - температура поднималась до 38 градусов и резко падала в течение часа без помощи каких-либо лекарств. Он почти не ел, стал еще более вялым. Мы снова помчались к врачу, а она нас успокаивает: "Не переживайте, все идет нормально, это организм так реагирует на лечение". И назначила второй курс терапии - слепое зондирование, когда, приняв лекарство надо полчаса лежать на правом боку на горячей грелке...

Галина делает большую паузу и, стараясь справиться с подступившим к горлу комом, машинально разглаживает лежащую на столе салфетку. Немного успокоившись, продолжает:

- А Максиму стало еще хуже. Он уже редко вставал с кровати и ходил, приволакивая за собой левую ногу (как стало понятно позже, это было действие метастазов! - Авт.). Похудел с 23 до 15 килограммов! Мы снова бросились к врачу, а она: "Не знаю, почему мальчик тянет ножку. Наверное, где-то ударился! Идите к хирургу, пусть сделает рентген". Мы с мужем удивились: ребенок практически не встает, да и на ноге у него нет ни ссадин, ни синяков, ни опухоли. Не доверяя больше местным медикам, я повезла сына во Львов - в больницу железнодорожников, где работала врачом наша родственница Марьяна.

Увидев Максима, Марьяна испугалась: "Что случилось с вашим малышом? Почему он такой бледный и худой?!" Рассказала ей историю загадочной болезни сына и то, что нас направили на рентген. Родственница удивилась: "При чем тут рентген? Ты делала мальчику УЗИ?" - "Нет!" - "Почему?!" - "Потому что ни один врач не дал на него направление!" - "Тогда я вас отведу на УЗИ!"

"Где же вы раньше были?! - упрекали врачи. - Так запустили болезнь!"

- После исследования Марьяна, отведя взгляд, осторожно сказала: "Кажется, есть проблема, и очень серьезная, - продолжает Галина. - Давай проверим Максима еще раз послезавтра". В назначенное время мы опять были в кабинете. Когда сыну делали УЗИ, слышала, как Марьяна начала о чем-то испуганно шептаться с врачом-диагностом, потом резко побледнела и даже оперлась спиной о стену. Я тогда не придала этому особого значения, подумала, что, может, у нее свои заботы. Чуть позже Марьяна подошла ко мне: "Да, проблемы со здоровьем у ребенка подтверждаются. Я позвонила в "Чернобыльскую" - областную специализированную детскую больницу. Езжайте немедленно, вас там ждут. Я уже вызвала тебе такси".

Максима снова обследовали. А потом врачи отвели Галину в сторону и, немного помедлив, сказали правду: "У вашего сына четвертая стадия рака. Шансов почти нет. Мужайтесь. Все в Божьих руках. Немедленно начнем лечение..."

- У меня будто забрали воздух! - плачет Галина. - Слова врачей не укладывались в голове: такой страшный диагноз, а ребенок еще полтора месяца назад бегал здоровым! Мне стало плохо, началась истерика, я упала на колени, стала биться головой о стену. Кричала: "Господи, за что?!" Максимка очень испугался: "Мама, почему ты плачешь?" Врачи давай меня успокаивать: "У вас есть ребенок, за него надо бороться, возьмите себя в руки!" Да какое тут успокоение... Простите меня, - всхлипывает женщина, - не могу вспоминать те самые страшные в моей жизни минуты...

Какое-то время мы молча пьем совсем остывший кофе. Тягостную обстановку разрядил примчавшийся Максим. Увидев в мультфильме бой на мечах, мальчишка горел желанием стянуть со стола большой кухонный нож и немедленно вступить в схватку. Пока отец ласково убеждал сына, что нож - это не игрушка, Галина справилась с волнением и нашла в себе силы продолжить рассказ.

- Нас поместили в хирургическое отделение 27 июля, - говорит мама Максима. - Эту дату я на всю жизнь запомнила! Поставили диагноз: "Нейробластома забрюшного пространства справа с метастазами в костный мозг и региональные лимфоузлы". Врачи меня упрекают: "Где же вы раньше были!? Так запустили болезнь!" А я поясняю: "Мы полтора месяца ходим по врачам, лечимся от глистов!" Показала им результаты последних анализов, которые мне выдали в Дрогобыче. Врачи "Чернобыльской" ужаснулись: "Там что, эти данные с потолка брали?! Неужели не видели состояние вашего ребенка! Как можно было написать "гемоглобин - 112", когда он составляет 60 единиц. И за пару дней его уровень не мог так упасть!" Я не знала, что отвечать...

"В больницу к Максиму приходят студенты - приносят фрукты, сладости и... деньги на операцию"

- Галина позвонила мне из больницы, сообщила страшную весть и попросила привезти ей с сыном некоторые вещи, - рассказывает Андрей. - Я был поражен: это какими же надо быть врачами, чтобы довести ребенка до четвертой стадии рака! Почему никто из медиков Дрогобыча не направил его во Львов для прохождения УЗИ, если у них нет такой аппаратуры?! Я этого не понимаю!

Сразу же привез все необходимое в больницу. На следующий день туда примчались дочь и средний сын. Назар, услышав о происходящем, расплакался и выскочил из больничной палаты. Христина растерялась: "А может, это не правда? Вдруг врачи ошиблись..." Сейчас ломаю себе голову, откуда эта болезнь взялась у Максима? Опросили всех своих родственников - у нас нормальная, хорошая наследственность. Живем в экологически чистом регионе с горным воздухом, прекрасной водой, практически все продукты выращиваем сами...

Максиму провели четыре курса химиотерапии, которые он перенес тяжело. Три раза попадал в реанимацию. От белобрысого "ежика" на голове ребенка ничего не осталось, худенькое тельце превратилось в кожу и кости. У малыша не было сил даже перевернуться на другой бок, и ему помогала дежурившая день и ночь возле него мама. А врачи неутешительно качали головой.

Но родители, несмотря ни на что, продолжают верить в чудо. Интенсивное лечение в течение нескольких месяцев немного улучшило состояние мальчика и ему даже разрешили пару дней погостить дома. Галина с сыном ездила молиться в знаменитый Почаевский монастырь. Между тем врачи начали готовить Максима к операции, которую должны провести в одном из специализированных центров Киева. Врачи приняли решение удалять злокачественную опухоль по частям. Правда, они не скрывают, что шансов на успех ничтожно мало.

- Случайно мы узнали, что одна семья из Харькова успешно прооперировала в Германии свою трехлетнюю дочь, у которой был такой же диагноз, как и у Максима, - говорит Андрей. - Мы связались с ними, и харьковчане подтвердили, что операцию девочке делали в университетской клинике города Мюнстера. Обошлась она родителям в 140 тысяч евро. Мы тут же позвонили в Германию и выслали немецким врачам анализы и диагноз Максима. Теперь с замиранием сердца ждем ответа... Таких денег на операцию у нас, естественно, нет. Поэтому обратились через газеты и Интернет ко всем, кто может помочь нам собрать необходимую сумму. И мир оказался не без добрых людей! Незнакомые простые люди высылают, кто сколько может, в больницу к Максиму приходят студенты - приносят фрукты, сладости и гривни, которые отрывают от своих маленьких стипендий. Но, откровенно говоря, собрать нам пока удалось немного. Одна надежда на Божью помощь...

Мы уже прощались, когда Андрей вдруг признался:

- Вы знаете, от отчаяния было такое желание поехать в Дрогобыч и просто посмотреть этим "врачам" в глаза. Но я каждый раз отбрасывал эти мысли. Что от этого изменится? Пусть им Бог будет судьей! Они прекрасно знают, какая у нас беда, но никто не позвонил, не приехал, не извинился...

- Огромное горе родителей Максима можно понять и глубоко им посочувствовать, но постарайтесь объективно взглянуть и на действия местных врачей, - прокомментировал ситуацию "ФАКТАМ" львовский педиатр Евгений Ценек. - Анализы показали, что у мальчика действительно были глисты! Да и внешние признаки в определенной мере подтверждали это. А чтобы выявить более серьезное заболевание, да еще на ранней стадии, нужна дорогая современная диагностическая аппаратура и специалисты, умеющие на ней работать. Но, к сожалению, в наших районных больницах такого оборудования нет. Пока не позволяет финансирование. А отправлять каждого пациента на обследование в областные больницы - просто нереально...

Как подтвердила "ФАКТАМ" главный педиатр управления охраны здоровья Львовской областной государственной администрации Любомира Кутневич, сегодня современная аппаратура детской УЗИ-диагностики есть только во Львовской областной детской клинической больнице и в детской специализированной больнице, да и та уже требует обновления. В ближайшие пять лет закупка УЗИ для районных поликлиник не предусмотрена...

comments powered by HyperComments

Последние