"ПОДПИСЫВАЙ ЯВКУ С ПОВИННОЙ, А ТО ВООБЩЕ УБЬЮТ",-

04.12.2007 15:35

советовали в райотделе милиции жителю Севастополя Вадиму Зазовскому. После соответствующей "обработки" парень сознался в изнасиловании и убийстве девушки

Елена ОЗЕРЯН "ФАКТЫ" (Симферополь)

На 29-летнего Вадима Зазовского "повесили" изнасилование и убийство жительницы военного гарнизона Кача 22-летней Даши Моряковой. Прокурор как представитель государственного обвинения требовал осудить его на 15 лет лишения свободы. Отсидев три года в камере, парень был оправдан за недоказанностью его участия в совершении этого преступления и освобожден из-под стражи прямо в зале суда.

Лишь благодаря высочайшему профессионализму адвокатов и чудом сохранившимся у эксперта фотографиям, три года назад сделанным на месте происшествия, Вадим смог доказать всем свою невиновность и выйти на свободу.

"Что, тебя мало били?! Сейчас еще будем!"

С Вадимом мы встретились в кабинете его адвокатов - Анатолия Еременко и Евгения Тимченко. Сейчас ему 32 года, но худющий мужчина выглядит лет на десять старше.

- Это он уже немножко пришел в себя, - говорит старшая сестра Вадима Анжела. - Три года назад брат был совершенно другим - у него на голове были волосы, а не лысина, зубы целые. Пережить такое... Наша мамочка ведь не выдержала, пока Вадик сидел, умерла. А брата даже на похоронах не было. Такое позорище испытали! Гарнизон-то ведь маленький, все друг друга хорошо знают, отец убитой Даши когда-то был подчиненным у нашего отца, служили в одной эскадрилье. Они вместе ходили на кладбище, на могилу Даши. После того как Вадика посадили, за нашими спинами все стали шушукаться. Мама перестала выходить на улицу, стыдно было. Практически никто не верил в невиновность брата. А тут еще в местной газете так подробно расписали об этом преступлении...

Дашу Морякову нашли зверски изнасилованной и задушенной 17 сентября 2003 года. Вадима Зазовского задержали почти через три месяца, аккурат перед Новым годом.

- Я проводил отца и шел на дачу Анжелы через летное поле, надо было перекопать огород, - вспоминает вышедший на свободу Вадим Зазовский.

- Брат иногда помогает мне на даче, - уточняет Анжела, которая живет не в Каче, а в Севастополе.

- И вдруг ко мне подъехал милицейский "уазик", - продолжает Зазовский. - Из него выскочили люди в форме и бросили меня на землю. Потом посадили в машину и повезли на дачу сестры. Там привязали скотчем к креслу, на голову надели пакет. Сами стали кушать еду, которая была в холодильнике, пожарили себе картошки, куриных окорочков, стол накрыли, выпили. Перед этим в сарае нашли клюшку и то ею, то ногами меня били.

Под вечер меня повезли в Нахимовский РОВД. И там в кабинете какого-то начальника тоже стали избивать. Били очень сильно. По голове. Еще и как-то так застегнули наручники, что при каждом ударе они все больше и больше сжимались. Все милиционеры были уже подвыпившие - канун праздника. Потом меня отвели в камеру, чтобы я подумал и признался в убийстве и изнасиловании Даши. Через какое-то время опять начали таскать по кабинетам, и все по очереди били.

В одном из кабинетов висела большая карта, милиционеры приподняли ее, а там, на стене - вмятины и засохшая кровь. Когда сказали, что сейчас и от моей головы там будет отпечаток, я написал признание в убийстве. Меня повезли в прокуратуру Нахимовского района Севастополя. В кабинете сидел следователь прокуратуры Ф., прокурор и адвокат К. Я начал им объяснять, что не совершал это преступление, что меня заставили в нем признаться. На что прокурор сказал: "Тебя мало били?! Сейчас еще будем!" Адвокат тоже заявил: "Подписывай явку с повинной, а то вообще убьют. Давай, звони быстрее сестре, чтобы она деньги готовила".

Ни отцу с матерью, ни сестрам Вадима Зазовского не сообщили о том, что он задержан.

- Мы думали, что Вадик на даче, поэтому никто не волновался, - вспоминает Анжела.

Лишь спустя две недели, уже на воспроизведении обстоятельств преступления в гарнизоне, родители Вадима узнали, что их сын... задержан и обвиняется в жутком преступлении. Более того, отцу и матери сказали, что он уже сознался в содеянном и написал явку с повинной. Так что, мол, никаких сомнений в том, кто виноват в гибели девушки, нет.

- Вскоре после следственного эксперимента мне позвонил следователь прокуратуры Ф., который вел дело Вадима, сообщил, что надо приехать и подписать какой-то документ, - вспоминает Анжела. - Следователь сказал, что Вадим просит меня стать его общественным защитником, и тут же стал убеждать, что убийца именно брат. В кабинете сидели посторонние люди. Тем не менее следователь спросил меня: "Будете вы его защищать или не будете? Он же убийца!" Я ответила: "Никого я защищать не буду"... Следователь тут же дал мне подписать какой-то документ. Но я сомневалась в виновности Вадима. Можно, спрашиваю, я подумаю? Тогда он начал мне показывать фотографии убитой девушки: "Посмотрите, что сделал ваш брат". В итоге меня довели до такого состояния, что я подписала все, что требовалось, и отказалась защищать Вадима.

Но, встретившись с братом в СИЗО один на один, я поняла, что он ни в чем не виноват. "Вадик, - спрашиваю его, - скажи честно, это ты сделал?" А он: "Анжела, ты что?! Меня пытали и заставили признаться". И стал плакать. Когда я увидела, что брат весь избит, как поиздевались над его телом, уже не говоря про душу, мыслей о его виновности больше не было! "Вадик, - прошу брата, - ты хоть сейчас откажись". "Я уже пытался, - говорит он, - но меня ночью посадили в такую камеру, где начали избивать уже заключенные". Это делалось специально.

Только мамочка наша всегда верила, что Вадик не виноват, - плачет Анжела. - Помню, она приехала ко мне домой, вся дрожит, бедненькая, и говорит моему мужу: "Игорек, я на колени перед тобой встану, дайте денег на хорошего адвоката!"... Сначала я поехала к адвокату К., которого порекомендовал следователь прокуратуры. Адвокат мне сразу заявил, причем почти кричал (хотя в офисе находились посторонние люди), мол, преступление совершил именно брат, так что давайте две тысячи долларов - деньги вперед, и лишь потом я начну его защищать. Но я обратилась за помощью к Анатолию Борисовичу Еременко.

"Свидетели давали письменные показания, но ни одного из этих документов в деле не было"

Анжела не скрывает, что ей пришлось убеждать Еременко стать защитником ее брата. Он не сразу взялся за это дело, уж очень страшное преступление вменяли Вадиму Зазовскому.

- Из личного опыта я знаю, что не всегда словам можно верить, - рассказывает адвокат Анатолий Еременко. - В таких ситуациях все говорят о своей невиновности. Но, съездив к Вадиму в СИЗО и поговорив с ним, я поверил, что парень не совершал это преступление. И пообещал: "Вадик, все, что от нас зависит, мы сделаем".

Адвокат Евгений Тимченко вскоре тоже занялся делом Зазовского. Вместе с Еременко они провели самостоятельное профессиональное расследование преступления. Отправились в гарнизон, заново опросили людей.

- И выяснилось, что три года назад точно такой же опрос делали сотрудники милиции, свидетели давали письменные показания, но ни одного из этих документов почему-то в деле не было! - продолжает Анатолий Еременко. - Очевидцы следственного эксперимента, который проводился в гарнизоне, рассказали, что Вадим даже не смог правильно показать место расположения трупа. Но следователя прокуратуры это не смутило. Он даже не установил, кто обнаружил труп Даши, не поинтересовался у родителей Зазовского, где был в ту ночь их сын. Более того, вообще не выезжал на воспроизведение, а руководил им из... кабинета! То есть нарушил святая святых каждого профессионального следователя.

Одна свидетельница рассказала, что, когда Даша с подругой вышли из бара, к ним подошла группа мужчин, и они стали грубо приставать к погибшей вскоре девушке. Этих показаний в деле тоже не было!

Но мы обнаружили черно-белые, размытые, нечеткие ксерокопии фотоснимков с места преступления. И тогда Евгению Тимченко пришла мысль: "Стоп! В материалах дела написано, что съемка производилась цветным фотоаппаратом. А где же цветные фотографии?!" И мы начали их искать. Суд сделал запрос, и диск с цветными снимками нашли у эксперта, благо, он их не уничтожил. Когда мы увидели эти фотографии, для нас картина стала ясной. Тогда и у суда появились сомнения в том, что преступление совершил Вадим Зазовский.

Если верить "явке с повинной", Вадим в тот день употребил спиртное, около двух часов ночи вышел из дома прогуляться и встретил Дашу Морякову. Девушка пожаловалась, что поссорилась со своим женихом, Вадим стал ее успокаивать, они начали целоваться, это переросло в более тесные отношения, но все было добровольно. И тут Вадим в экстазе, не помня себя, задушил девушку.

Но на цветных фотографиях ясно видно, что труп Даши лежал метрах в восьми от дороги. А на дороге заметна четкая полоса - след волочения трупа, отпечаток автомобильного колеса. Спина девушки была вся в царапинах и ссадинах, словно ее волокли по земле. И еще одно: в ту ночь шел дождик, но труп обнаружили абсолютно сухим и чистым. А в "явке с повинной" Вадим указал, что Даша была вся в грязи.

- Мы попросили допросить эксперта, - рассказывает адвокат Евгений Тимченко. - Тот подтвердил, что повреждения, которые были на спине девушки, возможны только в результате волочения. И уточнил, что тело несли по крайней мере два человека - один держал за руки, другой за ноги, а спиной труп касался дороги. Это уже совсем не стыковалось с "признанием" Зазовского. А поскольку обвинение прокурора основывалось только на этом признании Вадима (что тоже является грубым нарушением законодательства), стало ясно, что дело сфальсифицировано. Для столь резонансного преступления такое качество следствия недопустимо!

- По данным экспертизы, которая проводилась во время следствия, Дашу насиловали как минимум два человека, - добавляет Анатолий Еременко. - Но следователь даже не назначил генную экспертизу, чтобы исследовать и сравнить сперму. Мол, не было денег на ее проведение. По нашему ходатайству такая экспертиза была проведена в Киеве, на это ушло больше года. Пришел "классический" ответ: "В связи с недостаточностью материала, установить принадлежность Зазовского невозможно"...

С учетом совокупности всех доказательств по делу, которые буквально по крупицам были добыты адвокатами, приговором суда Вадим Зазовский был оправдан и освобожден из-под стражи. В камере он находился с 31 декабря 2003 года по 20 января 2006 года! Но прокуратура написала кассационную жалобу в Верховный суд Украины. Верховный суд отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение.

- Вадима опять взяли под стражу, - рассказывает Анатолий Еременко. - Но судья Евгения Мудрова самостоятельно назначила повторную генную экспертизу. И пришел ответ: принадлежность Зазовского категорически исключается! То есть Дашу изнасиловал, а следовательно, и убил кто-то другой или другие. И только после этого прокуратура отказалась от обвинения и судом дело было прекращено.

Но что нас возмутило, ни следователь Ф., ни прокурор, по чьей вине невинный человек попал за решетку, даже не извинились перед Зазовским. Более того, следователь прокуратуры Ф. пошел на повышение и теперь работает в городской прокуратуре. А прокуратуру Нахимовского района за раскрытое преступление... наградили телевизором.

Однако суд вынес два частных определения: в отношении следователя прокуратуры Ф. за непрофессиональное, недобросовестное, низкое качество следствия и в отношении адвоката К., который советовал задержанному написать явку с повинной, хотя принимать участие в расследовании его не уполномочивали ни Вадим, ни его родственники, ни государство.

- Сокамерники издевались над вами? - спрашиваю у Вадима.

- Первое время да, - говорит парень. - Статья, по которой меня закрыли, непростая. А потом поняли, что я невиновен, и стали относиться ко мне нормально (незаметно вытирает слезу).

Родные Даши Моряковой, поначалу, как и все, поверившие в виновность Вадима Зазовского, теперь тоже убеждены в его непричастности к этому страшному преступлению.

- Мама Даши, после того как Вадима арестовали второй раз, поехала в Верховный суд Украины и заявила: "Хватит над нами издеваться! Выпустите парня и ищите настоящего убийцу!" - говорит Анатолий Еременко.

- Это - настоящая пытка, которая длится уже столько лет, - говорит Лариса Ивановна Морякова, мама погибшей Даши. - Знать, что на свободе, возможно, где-то рядом, ходит убийца твоей дочери, а ее нет в живых, невыносимо.

День, когда дочери не стало, женщина помнит до мельчайших подробностей.

- Был хороший, солнечный день, - рассказывает она. - Даша училась в институте и подрабатывала у меня в магазине. Был выходной, дочка с друзьями собиралась на дачу, я спаковала ей сумку с продуктами. Когда Даша не пришла домой ночевать, я не стала бить тревогу, так как у нее был жених Андрей, мы уже и к свадьбе готовились. Они то у него ночевали, то к нам приходили. Мы грандиозный ремонт в доме затеяли, я на следующий день собиралась ехать в Севастополь за обоями. И тут звонок в дверь, сказали, что нашли девочку, похожую на Дашу, - Лариса Ивановна плачет. - Я год на кладбище буквально жила, у мужа три инфаркта случилось, старшую дочь надо было спасать - у нее от горя даже ресницы поседели...

Помню, прошло с полмесяца, как Даши не стало, а к нам никто из правоохранительных органов не приходит. Поехали мы сами к следователю прокуратуры Ф. У меня сложилось впечатление, что он не ищет преступника, а создает видимость работы. И в суде следователь отвечал на вопросы так: не знаю, не помню, не видел, забыл, не присутствовал.

- Как такое возможно?!

- Вот и у судей было точно такое же удивление, как у вас, - говорит Лариса Ивановна. - Ни на один вопрос следователь конкретно не ответил. Хотя честному и добросовестному профессионалу раскрыть преступление в нашем маленьком военном гарнизоне, огороженном забором, с КПП, где фиксируются все, кто приходит и уходит, приезжает и уезжает, думаю, было бы несложно.

Друзья Даши рассказали, как все было в тот вечер. После моря они все зашли в кафе. Потом Андрюшка с Дашей почему-то поругались, она выбежала на улицу и стала возле дома напротив. Это было уже около двух часов ночи. Кафе закрылось, Андрей стал звать Дашу, но она отказалась идти с ним. Тогда Андрей пошел к нам в подъезд, хотел подождать ее там. И уснул. Больше Дашу никто не видел.

- Как жених Даши пережил все?

- Андрей страшно переживал, он считает себя виновным, что не привел Дашу домой. Виноват, конечно. Он и сейчас ни с кем не встречается, хотел уйти в монастырь, но мы его отговорили.

- Андрея сложно было привести на суд, - говорит Евгений Тимченко. - Он очень запуган. Его ведь сразу после ЧП задержали на 15 суток. Парень рассказал нам, что его тоже пытали, подводили ток к гениталиям, надевали противогаз и пускали туда газ, избивали. Однако официально заявить об издевательствах милиционеров Андрей боится.

- Знаю, что вы добиваетесь наказания для нерадивого следователя и адвоката. Вадиму ничто не угрожает сейчас? - спрашиваю у адвокатов.

- Полагаем, предпринимать что-то открыто против нашего подзащитного правоохранители побоятся, - говорит Анатолий Еременко. - А вот провокацию устроить могут - драку организовать, наркотики подбросить... Поэтому мы посоветовали Вадиму пока быть очень осмотрительным...

 

comments powered by HyperComments

Последние