ЖЕНЩИНА С ДЕСЯТЬЮ ДЕТЬМИ CБЕЖАЛА ОТ МУЖА

19.11.2007 11:35

Через неделю им негде будет жить

”Единственная надежда у Ирины — на добрых людей, — открывает дверь директор тернопольского центра социально-психологической помощи ”Семья” 44-летний Мирослав Кулеба. — По закону, они могут находиться у нас 90 дней, то есть до 23 ноября. А потом что, выгонять на улицу?

Приют ”Семья” 12 лет предоставляет помощь женщинам с детьми. Однако, по словам директора, такой случай ему попался впервые.

— Женщина была вся в кровоподтеках — лицо, руки, живот, грудь, — рассказывает о 43-летней Ирине Громяк социальный педагог Татьяна Кузик, 24 года. — Дети запуганные. На них была только та одежда, в которой выскочили. Хорошо, что документы были.

В комнату входит невысокая темноволосая женщина. Садится на краешек стула, склоняет голову. Представляется Ириной Громяк.

— Что рассказывать? — говорит, не поднимая глаз. — Хочу найти жилье где угодно, чтобы подальше от села бывшего мужа. Чтобы Василий не приходил пьяный ночью и не требовал денег.

Ирина Михайловна родом из Тетилькивцев Бродовского району Львовщины. С будущим мужем познакомилась в 1988-м. Василий приехал в гости к родственникам.

— У меня тогда была 3-летняя дочка Оля, — тихо рассказывает женщина. — Василий хорошо относился и ко мне, и к ребенку. В мае мы расписались, начали жить со свекрами в Нетерпинцах Зборовского району Тернопольской области.

Женщина получает полторы тысячи гривен помощи от государства

Ирина работала сначала на звене, потом дояркой в колхозе. Муж был помощником лесника, трактористом. Держали хозяйство, огород. В 1989 году женщина пошла в декретный отпуск. От Василия родила десять детей: Владимиру сейчас 17 лет, Михаилу — 16, Оксане — 15, Николаю — 12, Маричке — 11, Василию — 9, Степану — 8, Тарасу — 4, Богдану — 3, Юрию — 2 года.

— Ад в доме начался в 1992-ом, — вспоминает Громяк. — Тогда за дрова начали рассчитываться водкой. Василий распился. Терпела, пока бил только меня. А потом детей начал тузить. Мы часто из дома убегали. Старшие привыкли собирать младших. И первое, что хватают, — документы.

По словам матери, все дети родились здоровыми. Однако от пережитого кое-кто заикается.

— В прошлом году в октябре я поехала сдавать свеклу с 30 соток, — продолжает женщина. — Попросила соседей не наливать Василию водки. Приезжаю, а он пьяный, детей бьет. У нас еще тогда немецкая овчарка была. Муж взял штык, который когда-то в лесу выкопал, и распорол псу живот. Тарасик расплакался. А отец: ”Будешь непослушным — и тебе такое будет”. Сын увидел руки в крови и затрясся, начал икать. Я бросилась к ребенку, а Василий с ножом — на меня. Едва вырвалась, — показывает длинный шрам возле виска.

В районной службе по делам несовершеннолетних Ирине посоветовали разойтись. Она так и сделала. Но жить продолжали в одном доме.

— Ничего не изменилось, — уверяет женщина. — Даже стало еще хуже. У меня не осталось никаких прав на имущество и дом, потому что они принадлежат свекрам. А Василий дальше пил.

21 августа Ирина Михайловна готовила ужин для семьи.

— Василий забежал в летнюю кухню, начал бить Марийку головой о стену, — вспоминает женщина. — Схватил ножницы и выстриг на голове крест.

Той ночью женщина с девятью младшими детьми собрала вещи и сбежала в лес. Самая старшая, 22-летняя Ольга, живет с мужем в другом селе, а Владимир остался с отцом.

— В Зборов — 20 километров, мы шли пешком два дня, — женщина опускает глаза. — Председатель райгосадминистрации нас увидела и сюда направила.

Через несколько дней в приют приехал и Владимир. Десять детей с матерью живут в двух шестиместных комнатах. Ирина Громяк получает 1,5 тыс. грн помощи от государства. Говорит: на 11 человек их не хватает. Арендовать жилье не может, а родительский дом занимает брат с семьей.

— Сейчас дети более-менее тепло одеты, ходят в школу, — говорит Татьяна Кузик. — Каждый день питаются в кафе. По государственной программе мы каждому ежедневно выдаем талончик на семь гривен. Но там добрые люди работают, так дают есть больше.

 

газета по-украински

comments powered by HyperComments

Последние