КОТЛЕТЫ ДЕЛАЮТ РАБЫ

13.07.2007 15:51

Они мечтали заработать в России денег, а попали в настоящую тюрьму!

Требуется повар

С Татьяной З. мы встретились на перроне станции Калуга-2. До отхода ее поезда оставалось полтора часа.

— Мне 44 года, живу в деревне под Измаилом. Это в 300 километрах от Одессы, — рассказывает Татьяна. — Раньше служила поваром в воинской части, сейчас на пенсии по выслуге лет. Дети выросли, переженились. У меня уже два внука. Живем небогато, кормимся, в основном, с огорода. Держим кур, уток и свинью. Мечтала я помочь детям деньгами. И тут как раз по телевизору передают: набираем людей для работы в Москве. Среди прочих специальностей оказалась и моя — повар.

Я поехала на собеседование. Три молоденькие девушки, на вид им лет по 18-20, были очень любезны. Сказали, что я им подхожу, обещали зарплату — 250 долларов в месяц, и уже через неделю они повезли нашу группу в Москву. Кроме меня в группе были еще три женщины. Всем — за 40.

Подъем в пять,отбой в десять

— В Москву мы при-ехали на Киевский вокзал, тут же пересели на электричку и отправились в Ворсино. Девушки привели нас к странному зданию. По вывеске видно: здесь когда-то находился гастроном, который теперь заброшен. Окна заколочены фанерой. Единственная дверь на запоре, в ней — глазок. Открыл нам охранник. Как только мы вошли внутрь, дверь за нами захлопнулась, лязгнули засовы. Было такое чувство, будто мы попали в тюрьму. В общем, так оно и было.

Нас отвели в комнату три на три метра. Солдатские кровати: матрас, подушка, одеяло. Постельного белья нет. Рядом комнатка с допотопным душем и толчком. Хозяин (смуглый человек с южным акцентом) забрал все наши документы и сказал:
— Здесь вы будете жить. Подъем в пять утра, отбой в десять вечера. Работа с шести до двадцати одного ноль-ноль.

В туалет ходили по часам

— На следующий день нас действительно подняли в пять утра. На завтрак дали тюрю — кашу из остатков полуфабрикатов. Впоследствии оказалось, что это единственная пища, которую ели работники. Нас повели на второй этаж. Там уже сидели другие работники: 17 молоденьких девушек и 10 парней. Все — узбеки и таджики. Люди молча, не глядя по сторонам, выполняли свою работу — лепили пельмени, делали голубцы, котлеты, люля-кебаб. Разговаривать и вставать со своего места не разрешалось. В туалет ходили по часам под присмотром охранника. Если хозяину не нравилось, как слеплена котлета, он мог кинуть ее на пол и растоптать. Ты же должен был отскрести ее с пола и слепить заново.

Проверки здесь не ходят

— Антисанитария в «гастрономе» царит страшная — тараканы и крысы бегают по столам даже днем. Кругом грязь. Уборщиц нет и в помине. Мясо не первой свежести, его мололи в фарш, даже не помыв. Тесто готовили на водопроводной воде. Она там, кстати, ржавая. Видно, трубы старые. На работе мы замешивали фарш и тесто в пластмассовых ведрах. Вечером в этих же ведрах стирали белье и сами мылись.

Никакие проверяющие в «гастроном» ни разу не приходили, а ведь я проработала там больше месяца.

Отсюда ни шагу

— Вообще, в эту тюрьму никто не ходит, и из нее никого не выпускают. Мы работали по 15 часов в сутки без выходных. На улицу — ни шагу. О деньгах и не заикайтесь. Узбеки проработали 10 месяцев, и им не заплатили ни копейки. Раз в день приезжала машина с продуктами. Охранник смотрел в глазок и открывал дверь. Машину быстро разгружали, и дверь опять на замок. Иногда заходили милиционеры. От нас они уходили с полными сумками, а то и с какой-нибудь молоденькой узбечкой. Через пару дней девушку возвращали обратно.

Вызволили родственники

— Я все время думала: как вырваться из этого ада? Ночами не спала. Однажды подкараулила момент, когда охранник заснул. Пробралась к телефону и позвонила домой.
Трубку взял племянник. Я, как могла, объяснила ситуацию. Умоляла:
— Заберите меня отсюда побыстрее.

На Татьянино счастье, оказалось, что в Калуге у нее проживают дальние родственники. На следующий день вызволять пленницу отправился бывший собровец — Максим.

— Я предупредил своих ребят, куда еду, попросил их: «Будьте на связи», — рассказывает Максим. — В Ворсино прибыл после обеда. Дверь мне не открыли, но сказали: «Сейчас подъедет хозяин, с ним и разбирайся». Через полчаса действительно подъехала белая «девятка». Из нее выкатился пузатый человечек. Он маленький, мне чуть ли не по пояс. Улыбается:

— Вот ваши документы, вот деньги за работу — три тысячи. А вот и Татьяна.

Мы с Таней сели в машину и уехали. Все это было вчера, а сегодня она едет в Одессу.
— Я вас попросить хочу за тех, кто остался в Ворсине, — говорит Татьяна. — Я уезжаю, а они там. Кто им поможет?

P.S. Редакция обратилась в прокуратуру области с просьбой разобраться в деятельности коммерческой фирмы. Ведется прокурорская проверка.

Надежда Юшина, Перекресток

comments powered by HyperComments

Последние