"Я НЕ НАМЕРЕН ТРЕБОВАТЬ ВОЗВРАТА СОБСТВЕННОСТИ МОИХ ПРЕДКОВ"

08.06.2007 14:25

Об этом заявил внук Михаила Терещенко - Мишель, с восторгом осматривая имение Натальи Уваровой-Терещенко в селе Турчиновка на Житомирщине

Юлия МЕЛЬНИЧУК, Виктор КОНЕВ
специально для "ФАКТОВ" (Житомир)

Мишель Терещенко стал первым из рода знаменитых сахарозаводчиков, кто после Октябрьской революции побывал в одном из ключевых регионов бывшей империи знаменитых братьев Терещенко. Здесь у едва ли не богатейшей семьи России и всей Европы было несколько сахарных и спиртовых заводов, особняков, дворцов и даже аэродром, инженером на котором работал один из патриархов мировой авиации - Игорь Сикорский.

Михаил Иванович Терещенко был видным российским олигархом, сахарозаводчиком, по определению барона Ротшильда - "финансовым гением", а в 1917 году еще и министром финансов Временного правительства. Мишель Терещенко, его внук, - гражданин Франции. Последние четыре года он постоянно проживает в Украине. А недавно по приглашению главы Житомирской облгосадминистрации Юрия Павленко Мишель навестил "родную" Житомирщину. Не обошлось и без открытий...

Еще до Октябрьской революции капитал Терещенко составлял 70 миллионов рублей

Имение Натальи Уваровой-Терещенко в селе Турчиновка, что на Житомирщине, сохранилось достаточно хорошо. "Жив" фамильный герб Уваровых на заднем фасаде. Еще узнаваема некогда золоченая лепка на беленых известью потолках. Паркет, хоть и закрашенный тривиальной "половой" краской, все тот же, что и 107 лет назад. Даже оконные рамы - того времени... Сейчас в этом здании сельское профтехучилище. А столетие назад особняк служил своего рода летней резиденцией для представителей одной из богатейших фамилий Европы.

Последней хозяйкой этого дома была Наталья Федоровна Уварова (которой Мишель Терещенко приходится внучатым племянником). После Октябрьской революции 1917 года, потеряв мужа, графа Сергея Уварова, из его имения в Емильчино (Житомирская область) она перебралась в Турчиновку. Жила без прислуги. Тихо, скромно. Позволяла себе разве что верховые прогулки по окрестностям. В 1918 году за ней пришли - арестовывать. Позвонили. Дверь открыла она сама. Одета была в простое платье, и ее приняли за прислугу. Потребовали позвать хозяйку. Наталья попросила обождать у дверей, а сама вышла через черный ход, у которого был привязан запряженный конь, вскочила в седло - и больше ее в Турчиновке никто не видел. О дальнейшей судьбе Натальи Федоровны местные историки ничего не знают. Точнее, не знали. До приезда в село Мишеля Терещенко. Он-то и заполнил "пробел" в их разысканиях. Оказывается, Наталья Уварова сумела спастись и добраться до Парижа.

"Свою тетю Наталью я помню уже очень старой женщиной, - делится Мишель Терещенко. - Она была молчалива, о себе рассказывала крайне мало. Жила в Париже в каморке на мансарде и писала иконы. В детстве я виделся с ней по два-три раза в год. Ее внук, Жак Уваров, встречался с бабушкой чаще и, наверное, больше знает о ее судьбе. Да... этот дом хранит много воспоминаний. Я благодарен за то, что его сумели сохранить, и немедленно сообщу об этом Жаку - думаю, он скоро тоже наведается сюда".

О дедушке Мишеля - Михаиле Ивановиче Терещенко - историки пишут в разных тональностях, в зависимости от своих идеологических убеждений. Он и олигарх, и масон, и организатор иностранной интервенции после Октябрьской революции. Но в одном все сходятся: он - выдающийся финансист и политик.

"Мой дед Михаил был министром финансов во Временном правительстве при князе Львове, а затем, при Керенском - министром иностранных дел. Во время штурма Зимнего деда арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. А после освобождения он эмигрировал во Францию", - рассказывает Мишель Терещенко.

Еще до революции капитал Михаила Терещенко составлял 70 миллионов рублей, что по нынешним меркам - миллиарды долларов. Но в Париже Михаил Иванович оказался, что называется, без гроша в кармане. Западноевропейские кредиторы Временного правительства требовали у экс-министра возврата долгов, и он, пытаясь хотя бы частично рассчитаться за рухнувшее государство, был вынужден продать свой парижский дом. Правда, через некоторое время с помощью миллиардера барона Ротшильда сумел наладить прибыльный бизнес во Франции и на Мадагаскаре. Умер же Михаил Терещенко в Монако. В 1956 году.

Добиваясь руки возлюбленной, Иван Терещенко засыпал все деревенские улицы... сахаром

Засыпать сахаром улицы целой деревни - поступок, согласитесь, в духе новых русских. Оказывается, род Терещенко именно из таких. Да и само выражение "новый русский" появилось вовсе не в 1990-е годы, а еще в XIX веке, после отмены крепостного права. Тогда купцы и разбогатевшие крестьяне скупали у разорившихся дворян имения, и так формировалась новая российская элита. Артемий Яковлевич Терещенко, купец из бывшей казачьей столицы Глухова, во время русско-турецкой войны 1853-1856 годов нажил значительный капитал на поставках продовольствия и корабельного леса для армии. А после отмены крепостного права, скупив земли у дворян, стал владельцем 150 тысяч десятин. Строил сахароварни, а кроме них - школы, больницы, приюты. В 1870 году высочайшим указом получил за благотворительную деятельность потомственное дворянство.

Многим известно, что Терещенко были и выдающимися меценатами. Именно их фамилии Киев обязан коллекцией нынешнего Музея русского искусства. История же меценатства этой семьи, одной из богатейших в Российской империи, весьма необычна. Ибо началась она с... сумасбродного поступка сына Николая Артемовича Терещенко - Ивана.

"Я праправнук Николая Артемовича, - продолжает Мишель Терещенко. - Его сын Иван, мой прадед, будучи еще молодым офицером, полюбил дочь своего генерала, Елизавету, и пришел свататься. Происходило это весной, после Пасхи. Генерал восторга

не выказал и достаточно резко сказал: "Если вы носите фамилию Терещенко, это еще не значит, что вы можете делать все, что вам заблагорассудится. Брак - это очень серьезно, и ваши чувства должны пройти проверку временем. А потому вы не получите моего благословения, пока земля не побелеет от снега". Чтобы не ждать зимы, Иван Терещенко распорядился засыпать улицы села, где квартировался полк, сахаром. И за одну ночь все стало белым-бело. Утром влюбленный офицер на санях по сахарным сугробам приехал к ставке генерала, потребовал аудиенции и заявил: "Ваше высокопревосходительство, на дворе все бело. Я прошу Вашего благословения". И получил его. А вот отцу Ивана, Николаю Артемьевичу, выходка с сахаром не понравилась, и он отлучил своего "сумасбродного сына" от бизнеса, поручив заниматься созданием коллекции произведений искусства. Вот так Иван занялся меценатством и, как вы знаете, преуспел в этом".

Первые российские самолеты строили недалеко от Житомира в терещенковских мастерских

В 80-е годы XIX столетия было основано Товарищество братьев Терещенко - Николая, Федора и Семена. Ту часть России и Украины, где находился их бизнес и собственность, поделили на зоны. Братья покупали в Киеве и губерниях дворцы, строили сахароварни, спиртзаводы, лесопильни и соляные шахты. К 1900-му предприятия Терещенко производили четыре миллиона пудов сахара в год. Тогда же Николай Терещенко выделил два миллиона золотых рублей на нужды Киева. Именно на его деньги сооружена больница для чернорабочих

(сейчас - детская больница "Охматдет" по ул. Чорновола, 28/1), торговая школа для девиц на ул. Воровского, 18. Коммерческое училище на Ярославовом валу (сейчас здесь Театральный институт) появилось также благодаря Николаю Терещенко. Кроме того, он приобрел дворец на Бибиковском бульваре, где сейчас находится музей Тараса Шевченко...

Николай Артемович жил в Киеве, а резиденция Федора Артемовича находилась в селе Червоное, недалеко от Житомира. Здесь, а также в соседней Андрушевке по сей день работают основанные Терещенко спиртовые и сахарные заводы. А вот следов авиамастерских в Червоном не осталось. Но именно тут в начале прошлого века пытались собирать российские военные самолеты. Аэродромом же стал ипподром. Авиапроизводство началось в 1910 году по инициативе Федора Федоровича Терещенко, сына Федора Артемовича. На базе французских "этажерок" сделали семь машин. Седьмой самолет даже повоевал в российской армии - в Первую мировую. Разумеется, авиадело требовало специалистов. Инженером на предприятии чуть больше полугода работал тогда еще совсем юный и неизвестный Игорь Сикорский, впоследствии один из отцов мировой авиации. Война, а затем революция не позволили мастерским стать авиазаводом. Но самый большой в мире самолет того времени "Илья Муромец" был создан Игорем Сикорским на средства Терещенко. Построили же гигант в Петербурге, на Русско-балтийском вагоностроительном заводе.

Следующим пунктом вояжа Мишеля Терещенко был сахарный завод в селе Большие Коровинцы. Представителя фамилии, с которой связаны предания о "золотом веке" села, встречали все - от мала до велика. Глава облгосадминистрации Юрий Павленко тоже приехал сюда для встречи с Мишелем Терещенко, ведь жители Больших Коровинцев, жалуясь на безработицу, просили губернатора помочь заводу и поселку выжить. Сельчанам были обещаны квоты на производство сахара, а Мишеля Петровича призывали... взять завод и село под свою опеку. Он на жалобы местных жителей отреагировал неоднозначно: "Многим из вас кажется, что жизнь во Франции намного лучше, чем здесь. Но это не совсем правильно, ведь у Украины потенциал значительно больше. Здесь уникальная земля. И раз я переехал в Украину, это значит, что жизнь здесь будет лучше, чем во Франции. Если Украина откроет двери для инвесторов, диаспора будет вкладывать в нее капиталы. И если украинские молодые специалисты не будут уезжать за рубеж, все будет хорошо. А то, что сохранился этот завод, - просто чудо".

Завод же, в 1872 году основанный братьями Терещенко, пройдя стадию банкротства, пытается сейчас вдохнуть полной грудью. Пока не получается: недостаточно сырья, много проблем с регулируемыми государством ценами на сахар...

Выход из кризиса деликатно подсказал гость: "В Украине 115 сахарных заводов, а во Франции - всего пять. Ваши заводы могут выпускать сырье для биотоплива - этанола. Я считаю, его обязательно нужно производить в Украине. Но сейчас здесь государственная монополия на алкоголь, поэтому инвестиции невозможны. Да и земля не является товаром: вот я бы купил тут землю, но не могу". Собравшиеся же селяне были готовы даже даром отдать потомку местного землевладельца и свои земельные паи, и сахарный завод, - лишь бы обрести рачительного хозяина.

Вопрос о цели визита Мишеля Терещенко в Житомирскую область витал в воздухе. Уж не собирается ли он заняться возвращением семейной собственности законным наследникам?

"Нет, - заявил Мишель Терещенко. - Я рад, что сохранились заводы, многие дворцы, произведения искусства и очень благодарен Украине за это. Надеюсь, что нынешний Музей русского искусства будет реконструирован и когда-нибудь сменит название - на Музей украинского искусства или, возможно, на Галерею Терещенко. Я хочу помочь все сохранить. Но я против превращения зданий, построенных семьей деда, в казино, рестораны или банки. Главное богатство Украины - земля. Она уникальна. Но когда я предлагаю французским бизнесменам обратить на украинские земли свое внимание, они отказываются, поскольку тут пока нельзя купить землю. Почему я живу в этой стране? Сам себе задаю этот вопрос. Я трижды приезжал сюда как турист (в 1994, 1998 и в 2002-м). А когда в 2002 году посетил могилы Терещенко в Глухове, уехал другим человеком: я понял тогда, что буду жить на родине предков..."

Здесь, в Украине, Мишель Терещенко ведет бизнес на своей прародине в Глухове Сумской области, главным образом в агропромышленном секторе, а также экспортирует во Францию украинский мед. И конечно же, интересуется состоянием тех украинских музеев, фонды которых основаны на коллекциях, собранных семьей Терещенко. Его семьей!

comments powered by HyperComments

Последние