НА ЧЕРНИГОВЩИНЕ ЛЮДИ СГОРЕЛИ ЖИВЬЕМ

06.06.2007 10:18

В пожарную райцентра Сосница на Черниговщине в час ночи 21 мая позвонил 29-летний Александр Гетун из села Бондаревка. Горел дом его соседа Михаила Бурдюги.

— В ту ночь я не мог уснуть, зуб болел, — вспоминает Михаил Гетун. — Вышел на улицу покурить. Собаки лают. Вдруг взрыв, а после еще два — и зарево над домом Бурдюгов. Бегу, думаю: там же люди. Калитка закрыта со двора, а ворота почему-то открыты.

Из задымленного дома Гетун вытянул 66-летнего хозяина Михаила Бурдюга.

— С мобилки позвонил в пожарную, — продолжает мужчина. — Там спрашивают: кто, откуда, как фамилия. Кричу: ”Едьте скорее”, мобилку подставил — слушайте, как шифер трещит. А они: ”Много таких каждый день звонят”.

Три пожарных машины гасили дом до утра. На пожарище нашли тела 65-летней Ольги и 32-летней Светланы Бурдюгов. Их доставали местные мужчины, среди которых крестный отец Светланы Федор Тирко, 70 лет.

— От дочери остались лишь спина и бедра, а у матери ног не было, — говорит Тирко. — Когда-то брал маленькую Свету на руки. Сейчас пришлось нести остатки ее тела.

Михаил Бурдюг расплакался. Из его добротного дома осталась одна закопченная комната. Там стоят три кровати, куча спасенных вещей. Говорит, что они уже не нужны.

— Жену и дочь ни за какие деньги не купишь, — говорит мужчина, прижимая к груди фотографии родных. — Дочка и жена легли спать в дальней комнате, я — в первой возле веранды. Проснулся от треска — горела веранда. Я к женщине и дочери — вставайте, пожар! Втроем кинулись к выходу. Они пошли первыми. И вдруг как рвануть. Меня выбросило из комнаты, а они остались там. Меня контузило. Опомнился от крика Александра Гетуна.

Бурдюг начинает голосить: ”Жить не буду, к ним пойду, повешусь...”.

— Кум, посмотри на меня и успокойся, — успокаивает Федор Тирко. — У меня пять лет назад дочь умерла, а через год жена. Нужно жить, такая судьба.

Останки женщин отвезли в морг, запаковали в полиэтиленовые пакеты и положили в один большой гроб. Через несколько дней похоронили. Поминали прямо на кладбище тем, что принесли соседи.

Спасатели говорят: Бурдюгов подожгли. В момент взрыва конфорки на плите были закручены, замыкания в проводке не было.

— Хозяин не курит, — говорит начальник центра пропаганды управления МЧС области Евгений Дубина. — Гореть начало с веранды. А там одна розетка, на которую никакой нагрузки. Даже холодильника нет. В электросчетчике целые предохранители. Один немножко расплавился от огня.

Михаил и Ольга всю жизнь прожили в Бондаревке. Женщина работала дояркой, мужчина присматривал за скотом. Их единственная дочь Светлана после школы помогала родителям дома. Бурдюги не отпускали ее далеко, потому что у девушки было плохое зрение. Семья держала трех коров, двух телок, коня, поросенка, кур, индюков, полгектара огорода.

Смотрю, а пес повешенный на ветке болтается

— О них плохого слова не скажешь. Ни с кем не ругались. Чего не попросишь — дадут, на помощь придут, — рассказывает 50-летняя пенсионерка Вера Гончарова, живущая по-соседству. — Михаил Григорьевич непью щий, спокойный. Света — тихая, домашняя.

По мнению крестьян, дом мог поджечь зять Бурдюгов. Потому что поджигатель хорошо знал, где в доме стоит газовый баллон. Значит, был вхож в семью.

— Света несколько лет назад познакомилась с мужчиной из Бахмача — Виктором, — продолжает соседка Вера Гончарова. — Внешне вроде бы ничего, но к работе не очень. Только бы поесть, хорошо поспать. Ездили как-то вместе по сено. Так мы с Ольгой, Светой и Михаилом подаем, а он коня под уздечку держит. Разве это мужик? Через два с половиной года Света сама его спровадила.

К разговору присоединяются другие соседи.

— Бондаревские пьяницы не могли их поджечь — они даже не крадут у своих, — говорит соседка Надежда Гетун. — Прости господи, не оговорить бы невинного человека, но когда Света выпроваживала Виктора, он грозився: ”Я припомню все, сгорите в этом доме”.

Начальник Сосницкого райотделения Павел Клюй доказывает, что дом загоре лася от перебоев с электричеством. Зять Бурдюгов Виктор лежит в больнице Бахмача с воспалением легких.

Факт перебоев подачи электротока бондаре вцы не подтверждают.

Сейчас Михаил Бурдюг живет в одной комнате, оставшейся от дома.

Чтобы не обезуметь от одиночества, с рассвета мужчина трудится на огороде. Иногда ходит по пожарище, как неприкаянный. Крестьяне предлагают ему переехать в какой-то пустой дом. А он: ”Здесь моя душа”, — говорит. Соседи сами доят Михайловых коров.

— Мы 33 года в паре с Олей прожили, — мужчина гладит рукой фотографии жены и дочки, заливаясь слезами. — Недели три назад пропал наш пес Кузьма. Злющий был, хоть и мал. Во двор никого не пускал. Даже нам в руки не давался. И вдруг пропал. На следующий день я пошел в посадку через дорогу. Смотрю, а пес повешенный на ветке болтается.

Единственная мечта Михаила — поставить хороший памятник дочери и жене. Крестьяне просят: кто может — помогите Михаилу. Ему необходима хотя бы моральная поддержка. Пишите по адресу: Черниговская обл., Сосницкий район, село Бондаревка, ул. Ленина, Бурдюгу Михаилу.

 
Газета по-украински

comments powered by HyperComments

Последние