"ДЛЯ БУДУЩЕГО ЛУГАНСКОГО МУЗЕЯ ПЕЛЕ МНЕ ДАЖЕ ПЕРЕДАЛИ ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ ЛЕГЕНДАРНОГО ФУТБОЛИСТА"

29.11.2006 15:10

Фанат короля футбола луганчанин Николай Худобин уже более 30 лет собирает все, что связано с его кумиром, посвятив этому занятию практически всю свою жизнь

"В Бразилию из Украины приехал фанат Пеле N1" - под такими заголовками в конце октября вышли в свет многие бразильские газеты. Именно так был отмечен визит в эту заокеанскую страну луганчанина Николая Худобина - единственного в мире создателя музея, посвященного королю футбола.

Олег ТРАЧУК

"ФАКТЫ" (Луганск)

"За журнал с фотографией Пеле я отдал новенький велосипед"

28s06 Pele.jpg (17916 bytes)В 1969 году девятилетний Коля Худобин узнал о том, что бразильский футболист Пеле забил тысячный гол. Это сообщение так впечатлило мальчишку, что с того дня он стал его ярым поклонником.

- Вы только представьте это число - тысяча, - говорит Николай Худобин. - А Пеле за свою карьеру забил 1281 гол, и этот рекорд до сих пор принадлежит ему.

Помню, мама подарила мне большой альбом, и я стал вклеивать туда все вырезки, которые удалось найти о своем кумире. Как-то в журнале "Наука и жизнь" опубликовали интервью с Пеле, где он рассказывал, как играл в Бразилии против сборной СССР. В воротах тогда стоял Лев Яшин. В журнале была и фотография Пеле и Яшина. Когда товарищ дал почитать этот материал, мне показалось, что ценнее в жизни я ничего не видел. За этот журнал отдал свой новенький велосипед. И ни капельки не жалел. Я перечитывал это интервью сотни раз, а фотографию повесил у себя над кроватью.

Сейчас у меня насчитывается более трех тысяч предметов, имеющих отношение к королю футбола. Это вырезки из газет и журналов, редкие марки, книги Пеле с его автографами, в том числе и последняя, которую я привез из Бразилии, футболки с автографами Пеле и его личные футболки, уникальные программки, вымпелы, значки... У меня есть личный знак Льва Яшина с чемпионата 1958 года в Швеции, где наша сборная первый раз выступала на мировой арене (именно тогда встретились на поле бразильский нападающий и советский вратарь). Этот знак мне подарила вдова Льва Яшина. Защитник сборной Советского Союза Валентин Афонин передал для будущего музея золотые часы Пеле. Мои экспонаты стоят больших денег, но я их никогда не продам. Коллекция - это моя душа.

28s06 Pele1 copy.jpg (21536 bytes)Прошли годы. Перестройка приоткрыла железный занавес. И в 1988 году Николай прочитал в газете о том, что в Москве состоится открытие первого в Союзе гольф-клуба, где почетным гостем будет Пеле. Заметка попалась ему на глаза за день до мероприятия.

- Я сразу бросился в аэропорт, - рассказывает Николай Худобин. - Но взять билет на самолет не удалось. И когда объявили последний рейс на Москву, я провожал отрывающийся от земли лайнер и плакал. В этот гольф-клуб я попал только спустя несколько лет. Встретился с его хозяином - шведским спортсменом Тумба Юхансоном (с его легкой руки к Худобину приклеилось прозвище Николай Пеле. - Авт.).

Николай продолжал собирать все, что связано с его кумиром. За это время стал чуть ли не своим в футбольных кругах России, познакомился и подружился с журналистами, которые работали в Бразилии и общались с королем футбола. Но встретиться с самим Пеле Худобину удалось лишь в 1997 году.

"Российские таможенники сделали для меня исключение и пустили в самолет, где сидел король футбола"

- Среди ночи раздался телефонный звонок, и один из моих московских друзей сообщил, что через три дня в Москву прилетает Пеле, - вспоминает Худобин. - Уснуть я уже не мог. Мы с супругой посовещались и решили, что мне надо обязательно ехать. И хотя мне предстояла срочная операция по удалению опухоли, я собрался лететь.

Встречать легенду футбола Николай приехал в аэропорт за несколько часов до прилете самолета. С нетерпением стоял у прохода, откуда должны были выходить пассажиры. Но все прошли, а его кумира не было.

- Я же не знал, что его провели через VIP-зал, - рассказывает Николай Викторович. - А туда попасть практически невозможно. Помогли московские журналисты, тоже ожидавшие Пеле. Они завели меня в зал для особо важных персон. Девушки, работавшие там, шокировали меня своими вопросами. Они выясняли, какого он роста, толстый или худой... Но окончательно меня сразил вопрос: "А он блондин или брюнет?" Пришлось объяснить, что Пеле темнокожий и блондином уж точно быть не может. И тут засверкали фотовспышки - появился Пеле с красавицей женой. Вот она была блондинкой. Они прошли рядом со мной. Вы даже представить себе не можете, что я ощущал тогда!

Известный журналист Игорь Фисуненко представил Николая его кумиру. Он сказал: "Перед тобой человек, который собирается открыть музей твоего имени".

- Пеле встал, обнял меня и на книге "Эра Пеле" написал: "Для Николая, друга Пеле", - с гордостью рассказывает Худобин. - Больше с футболистом мне повидаться тогда не довелось. Надежда была на встречу в аэропорту. Но я опоздал, он уже сел в самолет. Я стал показывать таможенникам фотографии, автографы Пеле, проситься, чтобы меня хоть на минутку пустили в самолет. И произошло чудо: для меня сделали исключение. Когда я залетел в салон, стюардессы были в курсе, дали мне отдышаться, вытерли лицо и лишь после этого провели к Пеле. Я вручил ему букет темных роз, его супруге - светлых и сказал: "Счастливого возвращения домой и до встречи в Бразилии". Пеле обнял меня, достал из кармана специальный жетон со своим изображением и что-то ответил. Что он сказал, я не понял, но все равно был на седьмом небе от счастья.

Следующая встреча футболиста с его поклонником состоялась в 2003 году. Николай полетел в Москву, чтобы повидать друзей и навестить жену Яшина.

- И вдруг услышал, что через четыре дня в Москву должен прилететь Пеле, - говорит Худобин. - Поначалу я думал, что надо мной шутят. Не верилось в такое совпадение. Но все оказалось правдой. У меня дома была сделана по спецзаказу большая хрустальная булава с дарственной табличкой из чистого золота, которую я собирался подарить своему кумиру. Позвонил жене, попросил выслать мне деньги на новый костюм, обувь и передать эту булаву. Перехватить Пеле я решил возле памятника Яшину. Смотрю - подъезжает делегация. Я умудрился протиснуться сквозь толпу и на рушнике подал Пеле булаву. А Игорь Фисуненко, сопровождавший звезду, объяснил, что это символ власти в Украине. Легенда футбола встал на подножку машины и поднял булаву над головой. На дворе стоял яркий солнечный день, хрусталь сверкал, как бриллиант. У меня душа пела.

"Я сорвал несколько травинок на стадионе, где Пеле забил свой тысячный гол"

В 2006 году Николай поставил перед собой цель: поехать в Бразилию.

- Вызов на мое имя оформил друг Игоря Фисуненко Николай Бедрин, живущий в Бразилии, - рассказывает Николай Викторович. - Он и встретил меня в Сан-Паулу. Мы поехали в Сантос, где находится родной клуб Пеле. В первую очередь подъехали к стадиону и зашли в парикмахерскую, где Пеле уже несколько десятилетий стрижется и бреется у одного мастера. Бедрин рассказал парикмахеру, кто я и с какой целью приехал в Сантос. Диди, так представился мастер, заулыбался, пригласил сесть в кресло и накинул на меня белую накидку, отметив, что именно в ней стрижется Пеле. Пока он брил меня, я рассматривал снимки, висящие на стенах, где запечатлен мой кумир, когда ему подбривают шею, стригут, бреют. В конце Диди подарил для моего музея накидку, старые ножницы и бритву, которыми стриг Пеле. Затем мы заехали в кафе клуба "Сантос".

На следующее утро ко мне в гостиницу приехал Николай Владимирович и сказал, что через три часа у нас встреча с Пеле. В тот день должна была открываться новая детская футбольная школа Рея. В Бразилии Пеле называют Рей, что означает царь.

Николай Владимирович представил меня ожидавшим приезда легенды футбола журналистам. Я не успевал отвечать на вопросы, а Бедрин переводить. Они были поражены, что где-то в далекой Украине почитатель их знаменитости даже создает музей. К этому времени на поле появился Пеле, и мы обнялись, как старые друзья: "О-о, Николай!" Я достал два бокала. Один с гербом Украины, а другой с надписью "Украина. Футбол-2006" с гербом нашей национальной федерации (трезубец с мячом). И хотя Пеле не пьет даже пиво, и я не употребляю подобные напитки, но перед камерами мы с ним чокнулись. Я пригласил короля футбола приехать в Луганск через год, когда музей будет готов к открытию. Один из менеджеров сказал, что его шеф не сможет отказаться от такой поездки. Одна из фирм купила имя Пеле на сорок лет, поэтому зорко следит за тем, как, в каком контексте имя футболиста используется. Но мой контекст, судя по всему, представителям фирмы пришелся по душе. Более того, они согласились принять финансовое участие в создании музея. Во время разговора с руководством клуба "Сантос" прозвучало, что в Луганск приедет не только Пеле, но и игроки нынешнего состава клуба.

Я спросил, что думает Пеле об украинском футболе. Он похвалил нашу команду за весьма достойное выступление на чемпионате мира, отметив заслугу Олега Блохина, к которому Пеле относится с большим уважением. Лучшим нашим футболистом он назвал Александра Заварова.

Когда легенда футбола уехал, меня окружили журналисты. Они разбились на группы по пять человек и встали в очередь ко мне брать интервью. Я был поражен, какой интерес они проявляли к моему музею. От них я узнал, что в Бразилии нет музея Пеле и даже создавать его в ближайшем будущем не планируется. Я показывал фотографии, рассказывал, как началось мое увлечение, какие экспонаты удалось собрать за эти годы, и даже давал автографы. Я уже устал, но Бедрин мне сказал, что отказываться отвечать на вопросы нельзя. Журналистов здесь очень уважают, упаси Бог отказать им в интервью. Можно нажить серьезные проблемы.

На прощание я подарил руководителю детской футбольной школы украинскую вышиванку. Он сказал, что наденет эту красоту на ближайший... карнавал.

А на следующее утро в гостинице ко мне подбегает портье и кричит "Худобин, Худобин", делая при этом ударение на букву "и", тычет ручку и просит автограф. Я не пойму, кто может знать меня здесь. Все выяснилось, когда он стал показывать свежие газеты, где я стою рядом с легендой футбола, обнимаюсь, жму руку. А заголовки статей гласили: "В Бразилию приехал фанат Пеле N1", "Украинский поклонник идола", "Музей Рея в далекой Украине", "Большой друг Бразилии и Пеле"...

Где я только в Бразилии не побывал. Дважды ездил на легендарный стадион "Маракана", где увидел следы ног всех знаменитых футболистов. Были там и отпечатки Пеле. Я встал на них и сфотографировался. Купил билет и зашел на стадион. Он настолько огромен, что объять его взглядом невозможно. Тут я вспомнил рассказ защитника сборной СССР Валентина Афонина, который рассказывал мне о том, что когда они выходили здесь из туннеля на поле, было ощущение, что от рева стадиона лопнут перепонки в ушах. Я спустился вниз и сорвал пучок травы с поля, где Пеле забил свой тысячный гол. Я мечтал о таком экспонате, хотя меня предупреждали, что этого делать нельзя. Сорванные травинки положил в платочек и быстро спрятал в карман. Взял немножко бразильской земли и наполнил бутылочку океанской водой, купил практически всю сувенирную футбольную атрибутику.

Газетные статьи и фото Худобину очень помогли. У него набралось очень много сувениров. Когда Николай Викторович уезжал, в аэропорту выяснилось, что вес сувениров превышает все возможные нормы. Николай Бедрин сказал, чтобы Худобин показал бразильским таможенникам газеты и фотографии с Пеле, и все разрешится без проблем. Так и произошло. К тому же с "большого друга Бразилии и Пеле" не взяли плату за багаж.

- Вдвойне мне было приятно, когда такое же отношение проявили в Борисполе наши таможенники, - говорит Николай Худобин. - Признаюсь честно, домой я прилетел окрыленный. Я не мог представить, что меня так встретит родина моего кумира. К сожалению, подобного понимания нету в Украине. Обидно, что мне не верят. Хожу по кабинетам, но все без толку. Но когда на открытие музея прилетит Пеле, многие чиновники, не сомневаюсь, захотят поучаствовать в этом мероприятии.


comments powered by HyperComments

Последние