НЕСТОР ШУФРИЧ: «НУ» ВЫПОЛНИЛА РОЛЬ СТИРАЛЬНОГО ПОРОШКА...»

14.11.2006 17:20

После парламентских выборов нынешнего года многие лидеры партий, не попавших в ВР, ушли в своеобразное подполье и уже практически забыты. Но этого нельзя сказать об одном из наиболее ярких представителей СДПУ(о) — Несторе Шуфриче.

— После создания антикризисной коалиции многие партии, не преодолевшие трехпроцентного барьера, заявили о своей оппозиционности к правительству, или, наоборот, о том, что они поддерживают нынешнее правительство. Почему не прозвучало никакого заявления от СДПУ(о)?

— Когда партии из оранжевого сектора, не прошедшие в парламент, заявляют о своей оппозиционности, это понятно. Мне не понятно, когда о своей оппозиционности заявляют партии, которые до выборов говорили, что если они пройдут в парламент, то будут объединяться с Партией регионов. Оппозиция к чему? Каким действиям правительства? Правительство работает приблизительно девяносто дней, а за сто дней даже у Наполеона ничего не получилось. Нужно быть последовательным. Если ты заявлял, что это твои будущие партнеры по коалиции, друзья, то дай возможность этой политической силе, речь идет о Партии регионов, проявить себя во власти. Почему мое отношение к ним должно измениться? Потому они прошли в парламент и создали правительство, а я, Нестор Шуфрич, нет? Пусть они работают. Я им искренне желаю удачи, держу за них кулаки. Пусть проявят себя, но для этого нужно время. Я считаю, что необходимо, как минимум, принять бюджет, посмотреть, что будет с законом о бюджете, как он отразится на жизни страны, а это мы сможем сделать только по итогам первого квартала. Поэтому давать оценку действиям правительства Виктора Януковича и заявлять о своей оппозиции или выразить поддержку можно будет приблизительно в марте — апреле.

— Как вы считаете, такие некогда мощные партии как, Трудовая Украина, Украинская партия, СДПУ(о), смогут реабилитироваться и вернуться в Верховную Раду следующего созыва?

— У меня нет необходимости реабилитироваться ни как члену СДПУ(о), ни как Нестору Шуфричу. Победила наша идея. Объединенные социал-демократы — в частности, Леонид Макарович Кравчук — были одними из первых, кто выдвинул Виктора Януковича на должность президента. Вспомните 2005 год, Шуфрич был, наверное, единственным политиком, кто говорил, что Янукович будет премьер-министром. На меня тогда смотрели как на какого-то романтика или сумасшедшего, а может быть, и то и другое. В итоге, я оказался прав. А то что СДПУ(о) не прошла в парламент, так это последствие президентской кампании, потому что в марте 2006 года продолжалось противостояние Янукович – оранжевые. И все, кто был против оранжевых, голосовали за Виктора Януковича. Если хотите, я сам этому невольно способствовал, потому что не мог говорить о нашей идее в январе — марте 2006-го отличное от того, что говорил летом 2005 года. Я сам был невольным агитатором за Януковича. После выступлений за СДПУ(о) ко мне подходили люди и говорили: «Большое спасибо, мы проголосуем за Виктора Федоровича». И у меня язык не поворачивался даже после этого сказать им: «Делайте по-другому». Потому что для меня победа принципов, победа идеи доминировали над личными амбициями. Сегодня мы победили, и я это констатирую. В итоге коалиция получилась такой, как я прогнозировал в ночь с 26 на 27 марта. Правда, тогда вместе с коммунистами я видел Наталью Витренко, но добавил, что если Витренко не пройдет в парламент, ее место обязательно должен занять Александр Мороз. Так и произошло. И я оставляю за собой право, неся моральную ответственность за действия правительства Виктора Януковича, давать ему честную и объективную оценку.

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в стране? Можно ли сказать, что, наконец, наступил период стабильности?

— Я бы сказал, что ситуация, которую мы наблюдаем, более стабильна и более понятна, чем была год или полгода назад. Особенно сейчас после отставки министров-нашеукраинцев. Ситуация становится более прозрачной, более понятной, а для меня это означает и более стабильной. Хотя и ответственность на правительственной коалиции лежит большая, но при этом необходимо отметить, что возможностей для проведения собственной политики, той, которая декларировалась во время избирательной кампании со стороны Партии регионов, также теперь будет намного больше.

— То есть вы согласны с отставкой двух министров-нашеукраинцев?

— Мне, в принципе, было тяжело видеть представителей «Нашей Украины» в правительстве Виктора Януковича, но я понимал, почему они были привлечены в Кабмин 4 августа. Нашеукраинцы должны были выполнить роль своеобразного стирального порошка, чтобы отчистить политикум от той грязи, которой они облили всех, кто не входил в оранжевый сектор. Иначе как обманом все что было на Майдане и возле Майдана, назвать нельзя. Идеи были хорошими, но, наверное, не этим людям надо было о них говорить. Я считаю, что теперь у нас будет прозрачная понятная ситуация в структурах власти и мы будем четко понимать, в каком направлении движется правительство.

— Среди депутатов все еще обсуждается идея широкой коалиции. Возможно ли ее создание?

— Скажу одно, широкая коалиция была западней для Януковича. Слава Богу, что он из этой западни вышел. Потому что нашеукраинцы никогда бы не дали Виктору Януковичу проводить ту политику, которая была поддержана его избирателями, а значит, он вынужден был бы от нее отходить. И, как следствие, запутался бы в собственных стремлениях и взглядах. А, как правило, такая путаность в действиях приводит к падению правящей силы.

— Но вам не кажется, что широкая коалиция сгладила бы противостояние Янукович — Ющенко по многим ключевым вопросам?

— Я бы порекомендовал Виктору Ющенко определиться, кто он. Лидер НСНУ, о чем он заявил на последнем съезде, или глава государства, который должен быть вне политических процессов. Став главой государства, он должен дать возможность партиям, которые прошли в парламент, разобраться между собой и не встревать в этот диалог, он должен действовать исключительно в рамках, предусмотренных Конституцией. А у него сегодня уже есть целый рюкзак действий, которые, как минимум, свидетельствуют о злоупотреблении властью, о грубых нарушениях Конституции — а все это может иметь последствия в виде процедуры импичмента. По крайней мере, ее начала с последующим изучением очень многих фактов деятельности Президента как специальной комиссией, так и Генеральной прокуратурой. Так вот, если говорить о противостоянии между Януковичем и Ющенко, то его не будет, если Президент станет действовать в рамках, которые ему отведены Основным Законом.

— А закон о Кабинете министров поставит точку в этой борьбе за полномочия между двумя ветвями власти?

— Безусловно, закон о Кабинете министров Украины очень многое расставил бы на свои места. Но сегодня в Конституции многие вопросы выписаны довольно четко и даже при отсутствии закона о Кабинете министров у правительства Виктора Януковича есть все возможности для проведения своей политики, если оно считает необходимым ее проводить.

— Как вы оцениваете различные варианты закона об оппозиции? И есть ли необходимость в этом законе?

— Скажу честно, когда Шуфрич был в оппозиции, ему никакой закон не нужен был. Никто не сомневался в том, что оппозиция многое делала и действительно многого добивалась — заставляла принимать целый ряд законов, правительство отказываться от решений, которые противоречили интересам государства и народа Украины. Конечно, мы не все смогли предотвратить но, по крайней мере, люди знали обо всем. И сегодня основная функция оппозиции — в первую очередь, заставлять власть действовать в интересах государства и граждан Украины. Способов для этого много: предложения альтернативной программы развития, изобличение действующей провластной команды в ее антинародных, с точки зрения оппозиции, действиях, доведение до общественного мнения всего того, что они считают негативным для страны. Это и есть оппозиция. А для того, чтобы это делать, никаких законов не надо.

— Как человек, имеющий опыт работы в оппозиции, скажите, какие должны быть условия, чтобы она могла нормально работать?

— В оппозиции нужно иметь силу духа. А все остальное — уже поиск комфортности. Да, быть в оппозиции где-то унизительно, поверьте мне, но это и очень ответственно и, если хотите, очень почетно. Потому что ты защищаешь интересы людей и имеешь возможность, если не боишься, конечно, говорить людям правду о действиях власти. Но при этом надо быть объективным. Если власть что-то делает хорошо, нужно иметь смелость и уважение к себе, чтобы признать, что власть делает правильно. У оппозиции есть для этого все возможности. Опять же, если оппозиции нужны комфортные условия, чтобы решить какие-то свои личностно-амбициозные вопросы, то это для меня уже не оппозиция. Оппозиция не должна просить, оппозиция должна требовать. Я скажу откровенно, при отсутствии закона, оппозиция имеет гораздо больше возможностей, чем в случае, если она будет загнана в рамки закона об оппозиции. Думаю, что закон, конечно же, поможет, но и унижаться ради его принятия необходимости никакой не вижу. Если ты оппозиционер по духу, то тебе закон не нужен. Тебе нужно сознание того, что ты защищаешь правое дело.

— Прошел ли парламент испытание политреформой? Насколько согласована его деятельность и насколько он способен принимать решения?

— Сто процентов — способен. Главная причина, почему мы проводили политическую реформу — это ясность, кто и за что отвечает. Раньше, вспомните, плохими были премьер-министры, парламенты и хорошим — президент. Или, наоборот, был хороший парламент и плохой — президент, при этом непонятно, где был премьер-министр. Сейчас ситуация до простого понятна. Есть парламент, который формирует большинство, большинство формирует правительство. Потом парламентское большинство принимает решение, предложенное Кабмином, и они вместе несут ответственность за свои решения.

— Как вы себя чувствуете в роли депутата крымского парламента? Не скучаете по креслу в ВР?

— В Крыму я выполнил свою главную задачу — был одним из основателей создания большинства в крымском парламенте. Так получилось, что мы там не представлены ни в руководстве Верховной Рады, ни в правительстве. Тем не менее именно наши голоса создали большинство и сегодня мы несем моральную ответственность за действия крымской власти, не имея реальной возможности влиять на ее решения. Но мы оставляем за собой право давать оценку действиям власти как в регионе, так и в Украине в целом. И эта оценка будет максимально откровенной и честной. Надеюсь, что она будет положительной. Я не боялся говорить правду оранжевым, не боялся говорить правду политическим оппонентам, не хочу употреблять слово «врагам», и у меня хватит смелости говорить правду друзьям. Сначала тихо, а если эта правда будет горькой и не услышана моими друзьями, то, поверьте, я буду говорить это так, чтобы меня невозможно было не услышать. Но, еще раз подчеркиваю, надеюсь, что буду констатировать только те факты, которые позитивно повлияют на развитие нашего государства.
СТОЛИЧНЫЕ НОВОСТИ

comments powered by HyperComments

Последние