"ИЗ ТРЕХ МЕТРОВ КИШЕЧНИКА У МЕНЯ ОСТАЛОСЬ ВСЕГО... 35 САНТИМЕТРОВ, ПОЭТОМУ ОБЫЧНАЯ ЕДА В ОРГАНИЗМЕ НЕ УСВАИВАЛАСЬ. ПОЛГОДА МНЕ ВВОДИЛИ ПИТАТЕЛЬНЫЕ ВЕЩЕСТВА ПРЯМО В ВЕНУ"

11.11.2006 08:29

Впервые столичным врачам удалось вырастить и в три раза удлинить оставшийся у 13-летнего мальчика участок тонкой кишки. Это дарит надежду многим людям, которым до сих пор помочь было невозможно

Виолетта КИРТОКА "ФАКТЫ"

01 boy.jpg (23026 bytes)- Капельница должна была стоять у Миши круглосуточно, поэтому парнишка гулял по коридорам клиники, придерживая рукой штатив, на котором висели три бутылки с растворами вводимых в его вену белков, жиров и углеводов, - говорит врач отдела хирургии пищевода, желудка и кишечника Института хирургии и трансплантологии АМН Украины Владимир Кучерук. - И после операции мы поддерживаем Мишу растворами питательных веществ, но постоянно уменьшаем их дозу. Теперь капельницы ставим ненадолго. А через несколько дней от них вообще можно будет отказаться. Мальчик уже получает все необходимое, как и раньше, до болезни, с обычной едой.

- После сосудистой операции у Миши нарушилось кровоснабжение кишечника, его пришлось удалить, - объясняет директор Института хирургии и трансплантологии АМН Украины Валерий Саенко. - Осталась небольшая часть тонкой кишки - около 35 сантиметров. В таком случае нарушаются обменные процессы и все съедаемое не усваивается. У здорового человека в брюшной полости находится примерно три метра тонкой кишки и два - толстой. Это огромная поверхность всасывания, площадь которой более десяти квадратных метров. Кроме того, каждый участок кишечника расщепляет определенные компоненты продуктов питания. Благодаря этому и происходит переработка пищи, снабжение организма "строительным материалом". И вдруг человек лишается этого сложного комплекса... Ученые выяснили: чтобы организм нормально работал, ребенку необходимо хотя бы 60 сантиметров тонкого кишечника, взрослому - как минимум 1 метр 20 сантиметров. Если эти условия не соблюдены, больного приходится кормить внутривенно, иначе он погибнет от истощения! Есть методики, которые позволяют удлинить оставшийся кишечник микрохирургическим путем, но искусственные материалы, подобные тем, которые используются для замены, например, сосудов, не годятся. Невозможно вживить в кишечник и участок из биоматериалов. Ведь самое важное в этом органе - слизистая. А ее пока не научились выращивать в лабораторных условиях. Раньше мы не делали операций по удлинению кишечника. В мире существует несколько методик: итальянская, немецкая... Три года назад американские ученые предложили свой вариант спасения таких больных. Они провели 23 вмешательства. Мы применили их методику у Миши - и успешно!

"За время лечения сын не похудел, а поправился на четыре килограмма!"

У 13-летнего мальчика на правом плече лежат три прозрачные трубочки, оканчивающиеся "краниками", к которым подсоединяют капельницы. Миша спокойно поправляет эти трубочки, надевая или снимая спортивную куртку.

- Я с нетерпением жду того дня, когда уберут трубки, - признается паренек. - За полгода уже надоело, что они торчат из шеи.

- Мы приехали в Киев из Закарпатья, живем в селе Большая Уголька Тячевского района, - рассказывает мама подростка Агафья Николаевна. - У сына появились сильнейшие боли в животе, вздутие. Врачи районной больницы провели обследование и направили нас в Киев. Сейчас я понимаю, что благодаря этому мы не потеряли времени. Уже на следующий день после поступления в Институт хирургии и трансплантологии у Миши случился приступ боли. Оказалось, в животе разорвалась аневризма кровеносного сосуда. Врачи срочно начали операцию.

- Сосудистые хирурги позвонили мне прямо из операционной, - добавляет Валерий Саенко. - Вмешательство по удалению пораженного сосуда обернулось серьезной неожиданностью. Оказалось, аневризма образовалась на артерии, которая питала кишечник. И после того, как ее убрали, буквально на глазах начало происходить омертвение кишечника! Только его часть, которую подпитывал небольшой кровеносный сосуд, оставалась розовой. Удалить орган было необходимо, иначе очень быстро развились бы интоксикация, перитонит и наш пациент погиб.

- После операции врачи все объяснили и рассказали, что теперь Мишу придется кормить внутривенно, он не сможет жить, если не вводить раствора белков, жиров и углеводов, - продолжает мама. - От этих слов я испытала такой шок! Первые два месяца Миша прожил в реанимации. Мне позволили находиться возле него.

- Миша, тебе не разрешали есть обычную пищу? - спрашиваю у подростка.

- Врачи сказали, что нужно есть каждый день, чтобы оставшийся кусочек кишечника "не забыл", как работать, - отвечает Миша. - Понимаете, во время операции его вывели наружу - в боку у меня было отверстие. Извините за такие подробности, но когда я что-нибудь съедал, через десять минут пища вылетала из отверстия непереваренной. Как-то мне дали таблетку. Я проглотил ее целиком. Она так и выскочила! Но перед операцией еда уже "задерживалась" почти на пять часов!

- Кроме того, время от времени мы вводили в кишечник катетер с баллоном и, раздувая его, постепенно увеличивали объем оставшейся части органа, - добавляет Владимир Кучерук.

- Больно при этом не было, только неприятно, - кривится подросток.

Миша невероятно худой. Это, конечно, объясняется болезнью и внутривенным питанием. Когда я спросила у его мамы, на сколько похудел сын за полгода лечения, она меня поразила:

- Да он за последние четыре месяца поправился на четыре килограмма! В реанимации Миша был очень слабеньким, почти не ходил. А когда его перевели в отделение, силы появились. На третий этаж клиники сын поднимался по ступеням, выходил во двор погулять. По нашим просьбам врачи иногда делали небольшие перерывы во внутривенном питании.

- Что Мише разрешали есть?

- Практически все. Сын чаще всего просил жареных котлет и селедки.

- Нет, больше всего мне хотелось брынзы и шоколада, - уточняет Миша.

- Мы запретили пациенту кефир и сладкие блюда, - добавляет Владимир Кучерук. - Они заставляют кишечник работать быстро. Все остальное ему можно, но в небольших количествах.

"Наши хирурги готовы к операции по пересадке кишечника"

- За полгода удалось удлинить тонкий кишечник до полуметра и расширить его диаметр до шести сантиметров, складок слизистой стало больше, - продолжает оперировавший больного Валерий Саенко. - В ходе вмешательства мы через каждые три сантиметра специальным хирургическим степлером делали насечки: наносили четыре ряда швов, между ними - разрез. Это можно сравнить с тем, как делают новогоднюю гирлянду из бумаги. Насечки становятся естественной преградой для еды, она вынуждена двигаться по более длинному извилистому пути, а значит, дольше будут всасываться питательные вещества.

- Уже на второй день после вмешательства Мише позволили выпить 150 граммов воды, на следующий добавили кефир и протертый суп, - говорит Владимир Кучерук. - Теперь он ест пюре, каши, перетертое мясо, приготовленную на пару рыбу. Кишечник работает нормально. Благодаря операции его длина стала около метра.

- Мише особенно полезны йогурты с бифидобактериями, - говорит Валерий Саенко. - Кстати, мальчик будет расти, и размеры кишечника увеличатся. Методика, которую мы применили, подходит детям как при врожденных заболеваниях, так и при различных заворотах и спайках. У взрослых же причиной проблем с кишечником чаще всего становятся опухоли и сосудистые заболевания. Если бы провести эту операцию Мише было невозможно, спасением для него могла стать только трансплантация кишечника. В мире ее делают уже лет 15. Технически мы тоже готовы к проведению этого вмешательства, но пока не можем его применять по другим причинам. После трансплантации кишечника организм "воюет" с пересаженным органом, стараясь его отторгнуть, а трансплантат - с "хозяином". Ведь кишечник - мощный иммунный орган. Препараты, которые применяем у тех, кому пересадили почки, печень или сердце, не подходят. Необходим мощный иммунодепрессант. Такой препарат уже зарегистрирован в Украине, но еще не закуплены аппараты, которые позволяют делать анализы и регулировать его дозировку. Надеемся, в ближайшее время при содействии фонда "Украина-3000", который курирует супруга Президента Украины Катерина Ющенко, наш институт будет оснащен такой аппаратурой. Тогда мы сможем помогать людям, нуждающимся в пересадке кишечника.

"ФАКТЫ" много раз рассказывали о пациентах киевских трансплантологов. Когда мы бываем в институте, обязательно встречаем кого-то из этих людей. На прошлой неделе в отделе трансплантации и хирургии сердца праздновали трехлетие пересадки "пламенного мотора" харьковчанину Эдуарду Соколову. Виновник торжества сидел во главе стола и слушал пожелания своих спасителей - кардиохирургов. В коридоре мы увидели трехлетнюю крымчанку Маргариту, которой в девять месяцев пересадили часть маминой печени. Малышка растет, радует и родителей, и врачей. Очередное обследование показало: печень работает нормально, увеличивается в размерах. Пообщались мы и с 18-летней Настей Сорокан. Юная черновчанка живет с пересаженной почкой уже восемь лет. Ей по ошибке удалили единственную почку. Пересадку сделали в Москве. Теперь здоровье Насти контролируют в Киеве.

Очень важно то, что украинские хирурги не только успешно выполняют сложные операции, но и расширяют арсенал применяемых методик, регулярно изучают опыт иностранных коллег. Это дает надежду на спасение нашим соотечественникам, страдающим серьезными заболеваниями.

 

comments powered by HyperComments

Последние