АННА ГЕРМАН: УНИЖЕНИЯ СОДРАЛИ С ЯНУКОВИЧА ПАНЦИРЬ

31.10.2006 09:25

Согласно рейтингу журнала «Фокус», эксперты которого определили десятку самых влиятельных женщин Украины, бывший руководитель Киевской редакции Радио «Свобода», бывший пресс-секретарь премьер-министра В. Януковича а ныне народный депутат фракции Партии регионов Анна Герман занимает седьмую позицию. Жена Президента, Екатерина Ющенко, идет после нее - восьмой…

Автор этих строк знаком с Анной не один год по работе на "Свободе", поэтому интервью носило почти неформальный характер. Но, вычитывая его, Анна Николаевна, уже как влиятельный политик, убрала некоторые детали, выровняла стилистику. Впрочем, это не помешает читателям «Острова» немного яснее увидеть закулисье актуальных и уже ушедших в историю, политических событий.

- Сегодня много говорят о разногласиях между условными группами Ахметова и Януковича в партии… - Ты знаешь, я думаю, что это всего лишь большая легенда. Я вот была на Дне рождения у Владимира Васильевича Рыбака, все были вместе: Ахметов, Янукович, Колесников. Они все близко держатся, нормально общаются. Может быть, я чего-то не знаю, но то, что я вижу, дает мне основания думать, что кто-то, говоря о разногласиях, все-таки, видимо, выдает желаемое за действительное. Я знаю, что Виктор Федорович советуется с Ахметовым. Ахметов советуется с Януковичем. Я видела, как происходили коалиционные процессы, когда формировалось правительство - они все время были вместе. Это было на виду, даже на экранах телевидения… Естественно, что теперь они встречаются реже. Может быть, они встречаются где-то, где мы не видим…

- Но объективно, люди, которых относят к группе Януковича ушли в исполнительную власть, а те, кого привел с собой Ахметов – остались в парламенте. - Понимаешь, я принципиально с этим тезисом - «люди Ахметова, люди Януковича» - не согласна. Когда я пришла к Януковичу, первый вопрос, который мне поставили: «чей ты человек?»…

- Кто поставил? - Окружение, люди, которые работали с ним. – «Чей она человек?». Для меня это было очень странно. Потому что я не понимала, почему я должна быть обязательно чьим-то человеком.

- Тем не менее, сама постановка вопроса говорит о том, что в партии все-таки есть разделения по группам… - Я думаю, что это какая-то инерция. Я не видела, и никогда не слышала каких либо противопоставлений одного другому в общении, какой-то враждебности. Если бы не пресса, я бы никогда и не узнала о каких-либо разногласиях. Я тебе абсолютно честно говорю. Я прекрасно отношусь к Ахметову, он мне очень симпатичен, я люблю Колесникова, он мне нравится. Я видела Бориса Викторовича в разных ситуациях. Один раз он мне очень здорово помог. Когда напали на мою машину, он среди ночи приехал, бросил все, взял ребят и мне тогда помог. Хотя мы были тогда едва знакомы. Борис Викторович был в тот день в Киеве и первым откликнулся на мою проблему. Знаешь, я не раз убеждалась за эти два года в том, что в команде донецких – если друг - то настоящий. Здесь меньше фальши, чем в противоположном лагере. Донецкие очень естественно себя ведут, они чего-то достигли в жизни сами, своими силами – я это очень ценю. И не разделяю их на группы. Я и сама не хотела бы принадлежать к какой-то группе, и меня никто никогда ни в какую группу и не пробовал втянуть. Считаю такой подход инерционным мышлением, архаизмом. Почему кто-то должен быть чьим-то? Почему нельзя быть самодостаточным человеком, иметь свое мнение и просто уважать коллег, не находясь под влиянием более сильного? Я действительно этого не понимаю, потому что ценю свободу превыше всего. И абсолютно убеждена, что если работаю профессионально, то точно также меня оценил бы Ринат Ахметов, как и Виктор Янукович, потому что они оба умеют ценить профессионалов. А если человек плохо работает, если он слабенький в своем деле, то никогда не будет в авторитете у этих действительно сильных людей.

- Как тогда объяснить, что в списке партии оказалось много людей, в принципе не имеющих к ней отношения: водители, секретари - люди, абсолютно ничего не сделавшие для партии, но близкие к некоторым членам ее руководства. - Знаешь, я в партии без году неделя. И не мне судить, кто достоин, а кто – нет. Возможно, эти люди сделали для партии что-то такое, чего мы с тобой не знаем. Так или иначе, все кто попадал в список, прошли собеседование с Лидером партии, их утвердил политсовет. Впрочем, знаешь, иногда водитель или секретарь может больше сделать, чем кто-то именитый и известный. Повторяю - все прошли собеседование и политсовет…

- Все? - Абсолютно все! Я работала тогда в штабе, я это видела. И не думаю, что Янукович вел в парламент своих людей, а Ахметов - своих. Они оба вели наших людей. И выверялась каждая кандидатура. Все они приходили к Виктору Федоровичу, проходили собеседования. Возможно, их кто-то рекомендовал, кто-то продавливал, как теперь говорят, но все они прошли через приемную лидера партии.

- Это могло быть формальностью. Говорят, будто Ахметов просто принес Януковичу перечень людей и сказал, что они должны быть в партийном списке. - Я не думаю, что у них такие отношения. Нужно знать Януковича, - он не относится к людям, которым можно положить бумажку и сказать «сделай!». Да и стиль поведения Рината Леонидовича другой. Я не раз встречалась с ним. Это интеллигентный, умный и благородный человек. Подбирая команду, и Виктор Федорович, и Ринат Леонидович наверняка имели какие-то договоренности. Но это уж точно не выглядело так, как ты говоришь.

- О конфликте между Януковичем и Ахметовым активно заговорили сразу после президентских выборов. Ты тогда работала с Януковичем,- это было заметно? - Я тебе скажу так: эту тему все время поднимали медиа, поднимали, я уверена, по заказу. Я познакомилась с Ринатом Леонидовичем в кабинете Виктора Федоровича. Я принесла Виктору Федоровичу какой-то документ. А и увидела их за чаем…

- Когда это было? - В феврале прошлого года.

- То есть, уже после президентских выборов? - Я не знала Рината Леонидовича до президентских выборов и долгое время после. Я его никогда не видела. Мы познакомились в феврале 2005 года, я зашла в кабинет Виктора Федоровича и увидела там Рината Ахметова. Он оказался очень простым и милым в общении. Позднее мы много разговаривали. Он интересный человек. Я думаю, что он очень перспективный политик.

- Политик? - Да, я думаю, что он политик, у него есть стиль.

- Ты думаешь, что депутатским мандатом его политическая карьера не закончится? - Конечно нет. Он имеет перспективу. Если только захочет воспользоваться ею. Мне почему-то кажется, что придет время и Ринат Ахметов скажет себе – вот это мой день. Видишь ли я иногда умею видеть печать власти на челе человека. И потому могу предсказать судьбу. Это у меня от бабушки. Так вот – у Рината Ахметова есть такая печать. Это сильный человек. И к счастью, демократичный. Я была свидетелем одного конкретного случая, когда Ринату Леонидовичу позвонил очень высокий человек с претензией, что в газете «Сегодня» что-то написали о нем не так, так следовало бы. Ринат Ахметов ответил: «Вы знаете, я даже не знаком с редактором газеты «Сегодня», и я не вмешиваюсь в то, что они там пишут…». Для меня темы, связанные со свободой прессы очень чувствительны, и то как повел себя Ринат Ахметов в данной ситуации очень о многом говорит. Считаю Ахметова политиком очень высокого стандарта. Не знаю, каким он раньше был, но то, что я вижу сейчас дает мне право делать именно такие выводы.

- Партию регионов часто обвиняют в том, что она пророссийская. Прежде всего, этому способствовали президентские выборы. Но и вчерашнее заявление Путина, что, оказывается, ведутся переговоры с какими-то министерствами в украинском правительстве, о продлении пребывания в Крыму Черноморского флота, подогревает такое мнение. Ты ведь из Львова, как ты себя чувствуешь в этой среде? - Прежде всего, я не считаю эту партию пророссийской. Я считаю, что украинскость – это не слова, это суть. Когда я вижу, как российский капитал скупает на Франковщине все что только можно скупить, и смотрю, как в Донецке все это остается все-таки в руках украинских капиталистов, то ставлю вопрос – у кого из них национальное сознание выше? Потому что легко бить себя в грудь и говорить, что я патриот… Труднее что –то реально сделать для страны. А то, что ведутся переговоры?.. Так это нормальный процесс. Хуже когда переговоры не ведутся. На переговорах всегда есть шанс отстоять национальные интересы.

- Плохо, как раз то, что мы не знаем ничего об этих переговорах… - Это тоже нормальная практика. Во всех странах, даже самых прозрачных и демократичных стороны не разглашают многого из того, о чем говорят. Это общепринятая практика. Я в силу своей работы многое вижу и знаю. И если бы я при этом почувствовала, что кто-то, примитивно говоря, продает Украину… - знаешь, у меня есть в жизни, чем заниматься, Партия регионов не последнее пристанище, где я могу остановиться и работать. То есть, идет нормальный политический процесс. Украинский интерес прослеживается во всем, что сегодня делает правительство. Я не вижу здесь чего-то такого, что принесло бы вред нашим людям и нашей земле. Правительство в своих шагах руководствуется мнением большинства народа.

- Но ты же знаешь, что общественное мнение можно формировать и его формируют. И ваша партия, и та же Россия. Манипуляции с регионами «свободными от НАТО» это показали. - А почему «Наша Украина» и НАТО (НАТО - очень богатая организация) - почему они работают так вяло, почему они не сделали ничего, почти ничего, для того, чтоб было иначе? Поехать в Брюссель Тарасюку и кричать, как Украина хочет в НАТО, - это наименьшее, что можно сделать. А ты попробуй, переубеди, попробуй, говорить с людьми их языком, так чтоб они хотели тебя слушать, а не приезжай в Донецк и не показывай какой ты изысканный, что ты лучше всей этой «низшей расы».

- Как-то с твоих слов все у вас в партии «белые и пушистые»… - Я не идеализирую свою политическую среду, но считаю своей обязанностью в ней находиться и демонстрировать там те ценности, которые исповедую. Я выбрала этот путь сознательно и буду идти по нему, сколько хватит сил.

- Кстати, когда же выйдет твоя книга о Януковиче? - Ты, как журналист, меня поймешь: когда я попала недавно на одну, как сейчас говорят, тусовку, поняла, что эту вещь пока публиковать нельзя. Должно пройти время. Те люди, о которых я пишу, и которые, на мой взгляд, сыграли неоднозначную роль в событиях, которые я описываю, - они никуда не делись. Больше того, они сегодня опять сильны, слишком сильны для того, чтобы с этой книжкой я спокойно вышла на люди. А убирать из нее многие фрагменты – значит фальшивить. Мне это не нужно. Я не гонюсь за писательской славой, я хотела рассказать правду о тех событиях осени 2004 года, о том, что было потом и до нынешнего прихода Януковича в Кабмин. Но публиковать все это сегодня все-таки рано.

- Так эта книга не очередная биография Януковича, а взгляд на конкретные исторические события? - Конечно не биография. Это мой взгляд на события революции и после нее. О том, что тогда не было однозначно черного и однозначно белого. Понятное дело, что Янукович проходит основным действующим лицом этого повествования. И я пишу о нем: как он себя вел в той или иной ситуации, как это было на самом деле, что он говорил, как он выглядел, какие решения принимал он, а какие не он. Только то, что я лично видела, только то, свидетелем чего была сама. В моей книге много деталей. Много горечи. Много спорного. И, пожалуйста, не торопите меня. Я сама решу, когда ее публиковать.

- Да мы не торопим. Просто интересно, когда ее можно будет прочесть. - Я не знаю, когда. Я, возможно, напечатаю несколько фрагментов ко Дню годовщины революции, но не знаю когда опубликую полностью. Я не то, что боюсь, но правда о действующих политиках – это уже политика.

- Давай пофантазируем: что бы сейчас было, если бы Янукович тогда выиграл президентские выборы? - Ты знаешь, я абсолютно уверена, что через то поражение нужно было пройти. Абсолютно! Это воля Божья, это лучшее, что Господь для него сделал, дав ему те лишения, те страшные унижения, которые он пережил. Эти унижения содрали тот панцирь, о котором я говорила. Они его растопили, - те унижения и переживания, которых, может быть, не было видно внешне, но я то видела, что происходит, и я считаю, что Януковичу здорово повезло в жизни, что он проиграл те выборы. Не повезло Украине. А ему лично повезло. Бог дал страдания, чтобы этот человек еще раз испытал себя, проверил и доказал свою правоту не силой, а любовью народа. Кто-то за него очень молился. Если бы Янукович выиграл выборы в 2004-м, ему бы не дали быть самостоятельным в политических решениях. Его руками или правил бы Кучма, или же убрали бы Януковича очень скоро после победы.

- Кто? - Кучма и люди, которые за ним стояли и стоят. И это было бы трагедией и для Януковича, и для страны. Я не думаю, что что-то особенно изменилось бы в Украине. - Просто революция произошла бы сейчас.

- А как тогда понять то, что он возвращает и окружает себя людьми из команды Кучмы, того же Левочкина? - Относительно Левочкина. Это один из немногих нормальных людей в окружении Кучмы. Это человек, который всегда отличался от остальных в той среде. Он очень хорошо образованный и мыслящий очень прогрессивно. И то, что он пришел сейчас к Януковичу – отличный выбор. Льовочкин хороший менеджер, он выстроит службу Премьера, вовлечет интеллект в аппарат Премьер-министра. Он уже организовал группу классных советников, привлек много людей с Запада . Думаю, что Сергей Левочкин полезен для Януковича. Знаешь, не все люди, которые работали с Кучмой были плохие…Ющенко тоже работал с Кучмой.

- Льовочкин привлек экономических консультантов? - И экономических тоже. И я не вижу там тех людей, на которых я не могла смотреть в 2004 году. Я не вижу там грязи.

- Если есть группа экономических консультантов, почему такой плохой проект бюджета? - Бюджет будет изменен. У них просто было очень мало времени. По сути, этот бюджет – близнец тех бюджетов, которые были раньше. Правительство действительно имело очень мало времени для работы с проектом. И очень много изменений сейчас вносится в него. И то, что мы увидим во время первого чтения, это будет кардинально отличаться от того, что было подано.

- И Колесников и Кушнарев в процессе переговоров с «Нашей Украиной», говорили, что если «НУ» не входит в коалицию, то министров-нашеукраинцев выведут из правительства. А сейчас, лидером фракции, Богатыревой, озвучивается мысль, что «регионы» уже не хотят отпускать этих министров, не смотря на то, что они написали заявления об отставке… - Знаешь, в каждой партии есть радикальное крыло. Я очень понимаю Колесникова и очень понимаю Кушнарева. Они пострадали от этого режима больше, чем мы все. Они сидели в тюрьме, и сидели, как оказалось, невинно, - никто не доказал их вину. И естественно Колесникову было больно, когда министр, который его невинно бросил за решетку, сейчас, когда он, Колесников, выиграл выборы, остается министром. Но такова жестокая политика, что, порой, твой личной враг должен быть твоим другом, если это отвечает интересам государства.

- То есть, вы заинтересованы в том, чтоб министры остались в правительстве? - Я заинтересована в том, чтоб министры от «Нашей Украины» остались в правительстве…

- Ты лично? - Я лично. Не обязательно, чтоб эти конкретные люди. Я, например, будь моя воля, однозначно оправила бы в отставку Тарасюка. Он очень много вреда принес. Я бы, возможно, уволила Луценко, потому что он не профессионал. Но мне симпатичен, скажем, Юра Павленко. Юра очень много делает для бездомных детей. Конечно, мы должны объединять страну. Если мы сегодня посадим всех своих на всех должностях, это не будет победой, я это буду считать началом еще большего деления страны, а значит поражением идеи объединения.

Беседовал Сергей Гармаш, ЦИСПД

comments powered by HyperComments

Последние