СУДЬБА СОБЛАЗНА

09.10.2006 22:55

Соблазн олицетворяет собой такой порядок отношений, который еще сильнее, чем любовное чувство, отмечен печатью социального разделения полов. От патриархальных обычаев крестьян ходить друг к другу в гости и до социальной модели поведения при галантных дворах соблазнение всегда представало в виде театрального спектакля, организованного как бинарная оппозиция мужского и женского полов. На протяжении столетий менялись подходы и способы «ухаживания», но никак не разница; между мужчинами и женщинами в их восприятии искушения.

Как известно, начиная с XII века куртуазные модели поведения создали новую культуру обольщения. Они были заимствованы от арабов во время первых крестовых походов; что же касается появления подобной сложной культуры ухаживания у самих арабов, то куртуазная поэзия была создана ими, чтобы воспеть идеальную женщину, потому что они не могли вздыхать по женщине, которая по первому слову бросалась в их объятия.

Весьма распространенный в Европе до той поры обычай похищения, грубый захват женщин, залихватское и бесцеремонное обращение с ними в высших кругах общества уступили место кодексу поведения, предписывающему мужчине покорность и сдержанность, терпение и чуткость по отношению к даме, почитание и поэтическое прославление возлюбленной.

Впрочем, эта «демаскулинизация» приемов обольщения ни в чем не поколебала существенных различий в способах его реализации: с незапамятных времен право начать ухаживания отдано мужчинам, тогда как уделом женщины остается ожидание. Уже Овидий писал: «Молодой человек слишком уж уверен в своей красоте, если ждет, чтобы первою сделала ему предложение женщина. Приступать к делу обязан мужчина. Пусть он умоляет – женщина благосклонно примет его нежные мольбы». В этом смысле куртуазные правила всего только опоэтизировали и узаконили в более строгом виде эти различия между полами. Именно Он должен сделать первый шаг, выразить красавице свое восхищение, признаться в своей страсти; Ей же приходится ожидать проявления инициативы со стороны мужчины, не показывать собственного желания, испытывать терпение претендента, прочно удерживать бразды правления в любовной игре, поначалу весьма скупо, но со временем все более щедро одаривая его своими милостями.

Подобное неравноправное распределение ролей при обольщении на самых глубоких уровнях отражает стародавнее предназначение мужчин для воинских трудов. Если в соблазнении роль «наступательного характера» и отведена мужчине, то потому только, что как воин он просто обязан доказать, что обладает и напористостью, и смелостью, и отвагой. Проявление инициативы в деле обольщения выглядит тогда долгом мужчины, напрямую связанным с его воинской доблестью. Поскольку образцом для куртуазного соблазнения послужила война и искусство ведения баталий, мужчина должен был зарекомендовать себя «дерзким любовником», ему следовало «вести осаду» дамы, идти на приступ, разрушать бастионы ее скромности и в итоге победить ее. Мужчине, как сосредоточию активности и завоевательных тенденций, необходимо было главенствовать во всем, и потому до середины XVII века мужчина будет отстаивать свое превосходство даже в силе приверженности любовному чувству.

Если, с другой стороны, роль женщины сведена к ожиданию и сопротивлению, то сделано это из соображений морали, а также по причине ее скромности, которая объявлена природным свойством второго пола. Чтобы соблазнить избранного ею мужчину, женщина не вправе поведать о своем желании, ей следует притвориться его законной добычей.

Удел женщины – демонстрировать свою неприступность, множить препятствия на пути любви, не уступать мольбам ни слишком быстро, ни слишком легко. Один заигрывает, другая соглашается, затем меняет свое решение и, наконец, уступает. Весь порядок соблазнения построен в полном согласии с неизменной системой отчетливого противопоставления мужского женскому.

 

женский мир

comments powered by HyperComments

Последние