ПОЛЮБИТЬ СЕБЯ

05.07.2006 17:45

Любовь к себе - странный дар, не имеющий ничего общего с самодовольством. Скорее, это скрытое глубоко внутри нас чувство собственного достоинства. Только кому-то суждено испытать это чувство (как и обычную любовь), кому-то приходится долго за него бороться.

Вы едете в метро и чувствуете на себе недобрый взгляд какой-нибудь тетки напротив. Почему вы ей не нравитесь? Да просто ее раздражают все вокруг. А нравится ли она самой себе? Скорее всего, нет. Может быть, она себя даже ненавидит в этот момент, и ее чувства к себе распространяются на окружающих. Посмотрите: измученная, толстая, плохо одетая - ее можно только пожалеть. Но ведь почти у всех бывают вспышки немотивированной агрессии - когда вы, смертельно недовольная собой, начинаете срываться на ни в чем не повинных по самому глупейшему поводу. Можно объяснить это чем угодно - неудачами на работе, проблемами в семье, нездоровьем, сексуальной неудовлетворенностью, возрастом, лишними килограммами... Но часто главная причина запрятана глубже - это неуверенность в себе, нелюбовь к себе, отсутствие спокойного ощущения, что вы - уникальное существо, которое любят. Любят не за что-то, а просто за то, что вы есть. Ведь близких мы любим именно так: мы принимаем их, какими бы они ни были. А себе часто не прощаем даже мелочей.

Что такое "любовь к себе"? Сразу договоримся: любовь к себе - это не эгоизм. Это уважение к своей цельности и уникальности, понимание себя, которое не может быть отделено от уважения, понимания и любви к другому человеку. В нашем обществе, говоря "О, он себя очень любит!", обычно имеют в виду нечто плохое. Нас так долго убеждали, что "сгореть на работе" и "пожертвовать собой" хорошо, что к человеку, заботящемуся о своем теле и здоровье, обычно относятся настороженно. Недаром болезнь считается "уважительной причиной". Чтобы получить право о себе заботиться, нужно заболеть. И это лишь один из бессознательных стереотипов мышления, которые неизбежно приводят к саморазрушению. Часто мы тащим этот огромный багаж "мудрых правил", совершенно бесполезных в кризисных ситуациях.

У психотерапевтов и психологов давно стало общепринятым утверждение, что женщина, которая не любит саму себя, не может и других любить по-настоящему. И уж само собой, вызывать любовь ей тоже трудно: в поведении, манере общаться все время сквозит: "недостойна", а окружающие очень склонны верить подобного рода "надписям".

Но даже если ее любят, она невероятно уязвима в отношениях с окружающими: ведь вся любовь сосредоточена теперь в их руках, и ее отношение к себе начинает зависеть от того, изменил или не изменил "он", нагрубила или не нагрубила дочь, разочаровались или не разочаровались в ней родители. Она оказывается в положении заложницы, а отсюда полшага до того, чтобы начать самой ублажать, угождать, играть на чьем-то чувстве долга, вымогать, "покупать", упрекать. Типичный пример - "мать-жертва". Она может быть матерью больших или маленьких детей, иметь мужа, но ее главная установка: "все отдать". Как правило, в такой жертвенности есть несколько нездоровых моментов. Во-первых, забывая о себе, она все больше раздражается - "я все делаю, и никакой благодарности". Во-вторых, она развращает близких, привыкших считать ее источником удобств, совершенно не задумываясь о ее чувствах. В-третьих, она разрушает свою жизнь, не давая своему внутреннему "я" осуществиться. Не обязательно делать карьеру, но у человека должна быть возможность хотя бы час в день заняться тем, что интересно ему лично.

Реальный случай из практики психотерапевта: "Вы купили то, что любит муж, то, что любит сын, а они знают, что любите вы?" - "Нет. Да я уже не помню, что я люблю". - "Как же так может быть? Давайте поговорим о том, что вы любите". - "Ну, я..." - и начинает плакать. Если заглянуть глубже, видна причина такой жертвенности (а иногда и мстительности: "Вот умру - пожалеете!"). У женщины просто нет ощущения, что можно ее уважать и любить просто так. Уважение надо заработать. Поскольку уверенности в том, что заработано достаточно, не будет никогда, она попадает в замкнутый круг. Ее любят "за...". В одном варианте - "за красоту и молодость", в других - "за обслуживание и вкусную еду", "за идеальный уход за детьми, за помощь в бизнесе"... Неприятным следствием такого поведения становится постепенно растущее убеждение в собственной значимости: "Я, конечно, падаю с ног, но на мне все держится". Это еще один способ решения для себя проблемы власти, авторитета и контроля. Преданная мама, которая готова на все, обычно во все и вмешивается, держит железной хваткой, особенно мальчиков. Она не знает другого способа сделать жизнь осмысленной, поэтому прячется за семьей. Утрата власти для нее - это утрата всего, поэтому в таких отношениях всегда есть элемент шантажа: "Что ты с мамой делаешь!" Каждая жертва с ее стороны должна вызывать у объекта любви чувство вины. В том, что она падает от усталости, всегда виноваты "они": "Они ничего не делают". Она не может что-нибудь подарить, не попрекнув, и не может попросить, не играя на чувстве вины: "Я весь день кручусь, мог бы хоть картошку купить!" Она боится получить отказ. Часто просит что-нибудь сделать нарочно не вовремя: муж опаздывает на работу, а она требует немедленно вынести мусорное ведро. Это повод обратить на "них" агрессию, сохранив белые одежды.

К психотерапевту такая женщина приходит, когда становится совсем плохо. Но даже простой совет начать с маленьких подарков себе - сходить в парикмахерскую, бассейн - встречает в штыки: "Как я пойду в бассейн, когда сын готовится к экзаменам! Пока я дома - все под контролем". - "Все-все?" - "Не все, но хочется быть для них важной, нужной". - "А это не так?" - "Вообще-то так, но я боюсь это проверить". Ей трудно преодолеть страх потери власти и внутренний запрет на удовольствия, но если это удается, то появляются новые интересы, новые люди, она становится открытой всему и может смело двигаться дальше.

Не всегда нелюбовь к себе носит характер жертвенности и саморазрушения. Она может быть вывернута наизнанку: классический пример - "петух", который все время самоутверждается. Ему это необходимо, потому что у него нет самоощущения: "да, это я". Этот человек перебегает по жизненным "дощечкам" в ужасном убеждении, что безопасность можно получить, если, скажем, будет много денег. Но полной и гарантированной безопасности достичь невозможно. То же самое относится и к выходящему за рамки разумного уходу за собой. По российской традиции женщина, любящая себя, представляется ленивой стервой, которая только и обмазывает себя какими-нибудь кремами. То она на тренажере, то она у косметолога... Но женщины, живущие так, часто действуют по тому же принципу, что и мужчины, которым кажется, что обрести уверенность и безопасность можно, заработав много денег.

Рассказывает психотерапевт Екатерина Михайлова: "Однажды ко мне на прием пришла женщина редкой красоты, типа Лоллобриджиды. Сильно за 30, очень трудная жизнь, очень трудный бывший муж, две девочки с тяжелым характером. И говорит мечтательно: "Вот, когда заработаю много денег, первое, что сделаю, - уберу морщины". - "А каких-то более насущных проблем нет?" - "Вы не понимаете. Для меня отсутствие морщин - это... как будто я буду жить вечно, как будто я уже всего достигла и могу теперь этим заняться". - "А вам удастся забыть, что есть еще много другого важного в вашей жизни?" - "Пока буду убирать - удастся". - "То есть, вы собираетесь это сделать не для того, чтобы их не было, а для того, чтобы вызвать у себя некую иллюзию благополучия?" - "Вообще, да". Подобная паника: "надо что-то делать, надо что-то делать", как и круглосуточный уход за собой, компенсирует недостаток любви".

Есть еще один тип женщин, для которых эгоизм - единственный способ борьбы с нелюбовью к себе. Она терроризирует мужа, требуя новых подарков и удовольствий. Чтобы чувствовать себя уверенно, ей нужны постоянные материальные подтверждения любви окружающих. На возражение, что любовь заключается не только в этом, она реагирует агрессивно. Страх того, что она нелюбима, сменяется страхом перед возрастом: ей кажется, что, если она перестанет сексуально привлекать всех мужчин, жизнь закончится. Наступает отчаяние. Женщины такого склада часто начинают пить. Некоторые становятся религиозными. Кому-то вера помогает, хотя, как призналась одна из таких дам: "Самое трудное было поверить, что меня в храме любят". Но гораздо чаще они становятся большими ханжами. "Работать с такими пациентками очень тяжело, - говорит Екатерина Михайлова. - На модели наших с ней отношений мы вынуждены построить доверие, которое будет постоянно испытываться. Она будет говорить мне гадости, проверяя, принимаю я ее или нет. Где-то ее должны принять без всяких оговорок. Человека близкого она оттолкнет сама, потому что тот может предать. А с психотерапевтом она может контролировать ситуацию".

Иногда нелюбовь к себе скрывается под маской отличницы. В доме - чистота и порядок, карьера продвигается успешно, она аккуратна и ответственна. В детстве была послушной и серьезной, никогда не переживала подросткового бунта. А теперь все время пытается стать идеальной женой, любовницей, дочерью, подругой. Все время ставит себе отметки, и, если это не "пятерка", ей плохо, если "пятерка", то все равно тревожно: а что будет завтра? Берясь за любое дело, она во всем пытается достичь совершенства, а если что-то не получается, начинает винить себя. Она всегда старается контролировать свои эмоции и чувства, ведь когда-то ей внушили, что сдержанность - непременный признак поведения "хорошей девочки". Американский психотерапевт Ирвин Ялом в книге "Лечение от любви" рассказывает: "Однажды я лечил одну исключительно добросовестную 44-летнюю женщину-врача. Как-то в пылу семейной ссоры она потеряла самоконтроль и стала швырять посуду, чуть не угодив в мужа тортом. Когда мы встретились, выглядела виноватой. Пытаясь ее утешить, я сказал, что потеря самоконтроля - еще не катастрофа. Она перебила: "Мне жаль, что я ждала сорок четыре года, прежде чем плюнуть на самоконтроль и проявить свои чувства!"

Теперь посмотрим на первопричину. Люди, у которых есть дефицит любви к себе, не родились такими. Основа для того, чтобы все сложилось именно так, закладывается в первые годы жизни. У всех дети не такие, как ожидали, - не на тех похожи, не те способности. Поэтому они слышат огромное количество критики в свой адрес. Но если ребенку говорят "нельзя", он обязательно должен услышать, что же "можно". Если ребенок что-то делает не так, ему нужно показать, как делать правильно. Еще лучше, когда из нескольких "так" он может выбрать то, что ему нравится больше.

У ребенка от 3 до 5 лет можно развить внимание к собственным ощущениям, а можно его подавить. Дети лучше знают, когда им холодно, а когда тепло, когда сыты, а когда голодны, но почему-то все мамы и бабушки считают, что им виднее. В одном венгерском учебном фильме заснята простая, кажется, вещь - кормление с ложечки. Женщина держит ложечку и смотрит на ребенка: если он тянется к ложечке, то ее рука идет навстречу. Они в контакте, но без насилия.

У растущего существа лет в 5-6 или раньше начинает возникать смутное понятие, что такое "любить" (про "любить себя" еще нет речи, поскольку себя он еще плохо осознает). Многие родители сами начинают игры в это слово: "Ты не хочешь сам надевать ботинки - ты меня не любишь". Постепенно ребенок учится манипулировать словом "любовь" и через некоторое время уже сам использует его как некий рычаг: "Ты мне не покупаешь - значит, ты меня не любишь". Он начинает понимать любовь в практическом смысле.

Мы сплошь и рядом разбрасываемся оценками типа: "ленивый", "неряха", "глупый", тем самым определяя будущую самооценку. Оценки, как правило, даются негативные. Считается, что то, что хорошо, само собой разумеется, так и должно быть. И если посмотреть на самооценку ребенка уже в этом возрасте, то будет абсолютно ясно, что у одного есть ощущение: "я - интересный человек, со мной интересно другим людям, даже взрослым", "я привлекателен", "я умею то-то, а чего не умею, тому научусь". У другого есть самоощущение: "я не знаю, какой я". Не знает не потому, что глупый. Просто в семье не говорят на такие темы. А у третьего будет ответ: "Я - хороший!" - "Почему тебе так кажется?" Злой взгляд искоса: "Хороший! Потому что!" Это уже ощущение будущего "петуха", - который потом будет все время доказывать свое право на место под солнцем.

Поразительно, насколько взрослые люди помнят эти удары по самооценке, по чувству здоровой любви к себе, которые они получили в детстве. Разумеется, в детстве каждого человека было что-то хорошее. Но память устроена так, что чаще остается плохое, потому что оно имеет характер предостережения. Это оберегающий механизм: мы запоминаем психологическую травму для того, чтобы не попасть второй раз в такую ситуацию. Иногда слушаешь - детство состояло из одних сплошных обид. Но еще хуже, если обиды отрицаются. Когда человек говорит: "У меня мама замечательная, у меня мама лучше всех, я до сих пор рассказываю ей все". - "Все?" - "Все!" - говорит сорокалетний мужчина (женщина), глядя честными глазами. "Вам не кажется, что это..." - "Вы не знаете мою маму". - "Слава Богу, что я ее не знаю". Дальше идет описание потрясающей системы контроля, установленного за ним (ней) замечательной мамой.

Мы, конечно, можем изучить какую-нибудь рациональную схему воспитания детей и тем самым увеличить свое чувство компетентности. Но существуют вещи, которые передаются бессознательно. Лет 35 назад в США был проведен знаменитый эксперимент с обезьянками - проволочной, плюшевой и настоящей. Ученые наблюдали за развитием трех групп макак-резусов. В одной контрольной группе была нормальная мама, во второй группе - плюшевая обезьяноподобная игрушка, у которой была бутылочка-автомат в месте, близком к естественному (детеныш мог забраться и поесть), а третья "мама", тоже с закрепленной бутылочкой, - просто проволочный каркас с головой, похожей на обезьянью. Потом обезьянки выросли - в первой группе все было нормально, "проволочные" дети стали никуда не годными матерями: они могли своего детеныша за ногу поднять, не зная, как с ним обращаться, а "плюшевые" были ближе к нормальным, хотя и не совсем. Дети "проволочных", достигнув репродуктивного возраста, тоже демонстрировали патологическое материнское поведение. В человеческой жизни все примерно так же: есть тетушки, подружки, няни, удачный педиатр, группа детской йоги. Но они не могут заменить полноценного общения с родителями.

Часто у взрослого человека, обратившегося к психотерапевту с жалобами на саморазрушительное поведение или на проблему в отношениях с кем-либо, нет ощущения своего внутреннего "я" как некой ценности, но при этом внешнее свое "я" он может очень даже ощущать. Люди с низкой самооценкой, с недостаточным самоуважением бывают ориентированы на достижения и обладание, а не на рост и решение внутренних проблем. Но достижения и обладание безграничны. Все мы готовы достигать и обладать, но это потребность компенсаторная. Компенсаторные потребности опознаются ненасытностью: мало, мало, еще, еще... Внешне такие люди выглядят довольными собой. Их нелюбовь к себе настолько замаскирована, что выглядит как агрессивное, жесткое поведение по отношению к окружающим. Какие они родители, без слез не вспомнишь. Когда что-то случается и такой человек попадает в объятия профессионала, очень быстро раскрывается ранимое и травмированное детское "я". Оно может быть совсем лишено рефлексии и начисто не понимать, что происходит... "Я бил сына и буду бить. Меня тоже били!" - "Давайте вспомним, что вы при этом чувствовали?" - "Не надо". - "Трудно понять, что вы делаете по отношению к своему ребенку, если вы не представите себя на его месте". И дальше вспоминается душераздирающая история. "Вы полагаете, что ваш мальчик чувствует совсем другое?" - "Ну, может, я и вправду чересчур...".

Если какой-то из приведенных в этой статье случаев вам покажется до боли знакомым, не отчаивайтесь. Поняв причину своих неудач, вы окажетесь уже на полпути к вершине. Самое трудное и мучительное - измениться. По дороге вам, конечно, встретятся всякие мелкие бесы - страх, отчаяние, злость, гордыня... Но мы-то знаем, что любовь все победит.

Яна Макарова

эролиб

comments powered by HyperComments

Последние